Интерфакс-Россия
  Опубликовано 30 сентября 2019 года в 14:28 версия для печати  

Правнучка Айвазовского из Сиднея Джорджия Лоу: "Популярность предка в России шокировала"

Четверо потомков художника Ивана Айвазовского посетили Крым: его прапрапраправнучки Аманда Роджерс и Люси Энн Бастекки приехали со своими дочерями Джорджией и Фредерикой. Они приняли участие в традиционном бале в Феодосийской картинной галерее имени мариниста - бывшем доме известного художника, а одна из гостей дала сольный концерт.

          Джорджия Лоу - профессиональная арфиста, выступает в Сиднейском симфоническом оркестре и в составе Первого австралийского квартета арф. Специально для концерта она подготовила программу с произведениями русских композиторов - Чайковского, Хачатуряна, Глинки. Пришедшие на выступление жители Феодосии и туристы узнали, что Айвазовский не только писал картины, но и играл на скрипке своим гостям - таким образом, спустя 120 лет, эта традиция возобновилась. После концерта Джорджия рассказала "Интерфаксу", что для нее значит наследие прадеда и поездки в Крым. 

            - Джорджия, бывали ли вы раньше в Крыму? Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы здесь жить?

            - Это моя вторая поездка в Крым, и мне здесь очень нравится. Мы увидели много мест, которые запечатлены на картинах Айвазовского, в том числе в Феодосии. Что касается самого города, то чем больше я его узнаю, тем больше он мне нравится.

            И, да, я бы хотела жить в Крыму, возможно - в Феодосии. Тогда бы я смогла приходить в галерею почти каждый день. Больше всего мне нравится смотреть на портреты Айвазовского, они завораживают.

            - Что на вашей Родине говорят о Крыме? Не предостерегали ли от поездок в Россию?

            - Австралия - особый регион, у нас нет границ по земле ни с кем. Соответственно, мы живем достаточно изолированно, и я вряд ли знакома хоть с одним человеком в Австралии, которой хоть что-нибудь знает о Крыме.

            - А знают ли в Австралии об Айвазовском? Есть ли у вас его картины?

            - К сожалению, нет - не знают, но очень бы хотелось это изменить. Я слышала, что на всю Австралию два Айвазовских. Дома, конечно, оригинальных картин нет.

            - Знали ли вы о своем известном предке с рождения или это стало для вас в какой-то момент открытием?

            - Когда росла, я знала, что в русской части нашей семьи были какие-то интриги - упоминали о княжнах и княгинях, но об Айвазовском я узнала лет шесть назад.

            - Почему так поздно?

            - Потому что русские связи в нашей семье хранили два человека: прабабушка, которая умерла до моего рождения, и дедушка, который ушел, когда мне был год. Кроме того, я выросла в очень отдаленном месте - мы были отделены от остальной части семьи.

            Я точно не помню момент, когда впервые услышала об Айвазовском, но тогда для меня это была просто фамилия - я не понимала, что это был за человек. Понимание пришло, когда однажды после беседы моей мамы с русским, в которой она упомянула родственные связи с Айвазовским, - он чуть не упал в обморок!

            - Считаете ли вы достаточно хорошим отношение к наследию вашего предка в России?

            - Да, конечно. И я теперь понимаю, почему это происходит, почему его так уважают. Он был не только художником, но и человеком с большой буквы - очень добрым, отзывчивым.

            - Рисует ли кто-то в вашей семье?

            - Да, есть художники, живописцы, но никто не занимается этим профессионально.

            - Основная часть вашей программы для выступления в Феодосии - это произведения российских композиторов. Почему вы их выбрали?

            - Я училась в сиднейской консерватории, а потом в Нью-Йорке. Русской музыки преподавали не так много, но в Америке один из педагогов привил мне к ней любовь.

            В программу своего концерта я включила, во-первых, Чайковского - одного из моих любимых композиторов. Не только потому, что он был современником Айвазовского, но и потому что в семье есть легенда, хотя она никак не подтверждена, что одна из внучек Айвазовского была крестницей Чайковского. Кроме того, сыграла два произведения Хачатуряна, поскольку Айвазовский был армянином - здесь все понятно (смеется). С Глинкой у Айвазовского тоже были дружеские отношения.

            - Вы играли на советской арфе. Почему не привезли свою, и сложно ли было освоить чужой инструмент?

            - У меня две арфы, и мы готовы были привезти одну из них в Россию, если бы не удалось найти здесь инструмент. Но организаторы справились.

            Правда, оказалось, что она сильно отличается от арфы, на которой я играю. У нас больше струн (на одну - 47 струн), другое расстояние между ними и другой педальных механизм. Конечно, ко всему можно приспособиться, и разница только в ощущениях.

            Вообще, я рада, что у меня появилась возможность сыграть на русской арфе - знала, что это немного другой инструмент, но никогда не видела. И могу сказать, что хотелось бы поиграть еще.

            - Пишете ли вы музыку? Не вдохновил ли Крым на что-нибудь особенное?

            - Немного пишу, в основном занимаюсь аранжировками. Определенно, Крым достоин чего-то особенного. Но эта поездка получилась очень загруженная - каждый час расписан. В следующий раз я бы хотела оставить время на то, чтобы насладиться Крымом, прочувствовать его и, может, что-нибудь написать.


Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения "Интерфакса". Полные тексты сообщений агентства доступны подписчикам изданий "Интерфакса". Copyright © 1991-2019 Interfax. Все права защищены.