Интерфакс-Россия
  Опубликовано 28 мая 2010 года в 11:03 версия для печати  

Ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов: "У СФУ уже около 70 компаний – стратегических партнеров, которым нужны наши кадры"

- Евгений Александрович, переход учреждений системы образования, культуры, здравоохранения в автономный статус в последнее время стал одной из самых обсуждаемых тем. С 1 января 2011 года появляется право перейти в статус автономных. По большому счету, никто не понимает, какие последствия это будет иметь для вузов, школ, больниц и музеев. Сибирский федеральный университет в этом плане интересен тем, что приобретает статус автономного учреждения уже в этом году. Объясните, какие конкретные изменения ждут вуз с обретением этого статуса?

- Не только наш университет, но и все федеральные, включая пять университетов, которые созданы в этом году, по закону должны перейти в статус автономного учреждения. Если говорить простыми словами, сейчас текущее финансирование Сибирского федерального университета расписано по определенным статьям, и переброска средств со статьи на статью затруднена, а в части заработной платы невозможна в принципе. Смета расходов принимается в конце уходящего года и сразу на год, так что в течение этого периода остается неизменной, тогда как ситуация меняется постоянно и могут возникать непредвиденные, но важные расходы. С переходом в статус автономного учреждения у нас будет одна статья - "текущее финансирование" и один "мешок денег", что позволит распределять федеральные средства более эффективно и оперативно. Мы получаем большую свободу и возможность самостоятельно вступать во взаимодействие с коммерческими организациями, выступать в качестве соучредителей, возможно, получать кредиты на реализацию образовательных и научных программ. Так или иначе, возможности расширяются значительно.

- Означает ли переход в новый статус то, что Федерация, отпуская вуз в "свободное плавание", полностью предоставит его самому себе и прекратит какое-либо финансирование или сократит его?

- Законодательством нам определен трехлетний переходный период, на время которого федеральное финансирование будет полностью сохранено. В этом году вузу направлено на развитие чуть больше 700 млн рублей и на текущее финансирование – около 2 млрд рублей. Все это сохраняется, несмотря на переход в статус автономного учреждения. Будет ли оно сокращаться в перспективе? Будет установлен норматив – государственное задание, определяющее, какую сумму денег выделять. Впоследствии эта сумма будет зависеть от показателей приема абитуриентов на бюджетные места и от общего количества студентов-бюджетников. Но, согласно закону, эта сумма не должна стать меньше, чем общая сумма сметы в настоящее время.

До 15 июля мы должны провести все процедуры, связанные с переходом в новый статус, в том числе изменение финансирования, регистрацию основного имущества. Как будет выстраиваться схема по финансам – будет определять Министерство образования и науки. Причем это касается не только нас, но и других вновь созданных федеральных университетов. Контроль за всеми текущими расходами и особенно крупными тратами будет осуществлять наблюдательный совет вуза, который получает самые широкие полномочия.

- На Западе один из основных источников дохода для вузов, а зачастую и для учреждений культуры и здравоохранения – это эндаумент. Как он работает в СФУ?

- Эндаумент-фонд как механизм для финансирования вузовской деятельности существует в мире уже несколько столетий и распространен главным образом в США и Западной Европе. Первый в мире эндаумент был создан в Гарварде в 1649 году. Эндаумент-фонды на практике доказали свою эффективность, поскольку они обеспечивают вузам долгосрочный стабильный источник финансирования значимых образовательных, научно-исследовательских, социальных и других программ. Крупнейшие эндаумент-фонды в мире - фонды Гарварда (36 млрд долл.), Йеля (23 млрд долл.), Стэнфорда (17 млрд долл.), Принстона (16 млрд долл.). В ведущих американских вузах на поступления из эндаументов приходится до 25-45% доходов вузовского бюджета.

В России, в частности, в вузах эндаумент-фонды только появляются. Здесь есть одна проблема, я бы назвал ее общероссийской, и вторая более локальная. Последняя зависит от активности самого университета, от того, насколько эффективную стратегию мы сумеем разработать, чтобы эндаумент СФУ пополнялся за счет добровольных пожертвований людей, связанных с нашим вузом, в первую очередь, выпускников. Что касается общероссийской проблемы – до сих пор не узаконены налоговые льготы для тех крупных компаний, которые бы вкладывались в эндаумент вузов. Во многих западных странах сумма, перечисленная в эндаумент, засчитывается в виде налогов.

- У нас о такой системе можно начинать задумываться?

- У нас эта тема уже обсуждается, говорят о каких-то сложностях, что компании, возможно, будут использовать эту систему с какими-то злоупотреблениями. Но, мне кажется, что построить схему стимулирования участия компаний в наполнении эндаумента вузов достаточно просто, и это будет сделано. Здесь есть еще одна проблема: у нас пополнять эндаумент сейчас можно только деньгами, а на Западе можно передавать и любое имущество, земельные участки, здания, сооружения. Если бы это было прописано в законе, это стало бы существенным пополнением.

- Сколько сейчас составляет эндаумент СФУ?

- Около 14 млн рублей. Он растет не быстро, к сожалению. Отчасти, это связано с кризисом прошлого года. В условиях нестабильной экономической ситуации в основу управления целевым капиталом Фонда была положена консервативная стратегия управления, направленная на сохранение номинальной стоимости имущества Фонда в среднесрочной перспективе и защите его от инфляции.

- По вашей оценке, сколько такому вузу как СФУ, существуй он на Западе, было бы "прилично" иметь в своем эндаументе?

- От 5 до 6 млрд долларов. Это бы соответствовало тому уровню, на который мы претендуем. Самые крупные вузы там имеют в своих эндаументах за 30, за 20 млрд долларов. В среднем эндаумент западного вуза – более 1 млрд долларов, которые тратятся на поддержку талантливых студентов, их научной активности, на премии и гранты профессуре. В СФУ для минимизации рисков эндаумент работает как банковский вклад, проценты от которого используются для различных нужд, в том числе для студентов.

- СФУ остается для Красноярского края одним из основных крупных федеральных проектов, который постоянно находится в центре внимания не только краевых властей, но и федерального центра. Не так давно во время межрегиональной конференции Единой России премьер-министр Владимир Путин, несмотря на изменение графика поездки из-за взрывов в московском метро, успел посетить строящийся Институт нефти и газа СФУ. Остался ли он доволен увиденным, дал ли какие-то особые поручения?

- Я бы так не стал формулировать – доволен или нет, не та ситуация была. Мне показалось, он был удовлетворен тем, что те обещания, которые были даны университетом, властью и Роснефтью, финансирующей создание института, – полностью выполнены. Есть уверенность, что новый корпус будет сдан в срок, и учебно-исследовательский процесс в нем начнется вовремя. Повторюсь, мне показалось, что премьер был рад тому, что мы успели ему показать. Хотя тогда был тяжелый день.

- Строительством Института нефти и газа взаимодействие с "Роснефтью" ограничивается?

- Нет, компания рассматривает СФУ и как площадку для НИОКРовских (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы – ИФ) проектов. Сформулирован пакет заказов для вуза на три года как минимум. Пока сложно сказать, какой конечный объем НИОКР разработает СФУ. В перспективе - это пакет заданий на 400 млн рублей.

"Роснефти" нужен не только Институт нефти и газа. Их присутствие в регионе – это не только добыча, передача, и переработка нефти, но и инфраструктура и строительство, для которых также нужны современные кадры.

- Такое постоянное взаимодействие удалось отладить только с "Роснефтью"?

- У СФУ около 70 компаний – стратегических партнеров, которым нужны наши кадры. Заключено более 3,5 тыс. целевых контрактов на подготовку дипломированных специалистов. Компании выплачивают нашим студентам 315 именных стипендий. Из наиболее крупных партнеров СФУ наиболее тесно взаимодействует по подготовке кадров с Красноярским заводом цветных металлов им. Гулидова, а через него по производственной цепочке и с "Норникелем". "Красцветмет", кстати, для нас – не только кластер цветной металлургии. Раньше его интересовали кадры для добычи золота, переработки, поиск методов обработки металла. Сейчас основное направление нашего сотрудничества – катализаторы. У "Красцветмета" большие планы, связанные с производством катализаторов не только для нефтегазовой отрасли, но и для целлюлозно-бумажного производства.

- "Красцветмет" готов финансировать строительство учебных корпусов Сибирского федерального университета, как "Роснефть"?

- "Роснефть" – крупная федеральная компания, "Красцветмет" – краевая собственность. Край и так в этом году выделяет нам около 460 млн рублей. Если мы докажем необходимость строительства новых корпусов для подготовки кадров для металлургического кластера "Красцветмета" или для организации каких-то научно-исследовательских площадок в его интересах, не исключено, что перспективы финансирования строительства могут быть рассмотрены.

Кроме "Роснефти" и "Красцветмета" хорошие перспективы сотрудничества с "Газпромом", которому нужен учебно-исследовательский полигон для отработки безопасных методов устранения чрезвычайных ситуаций в условиях освоения арктического шельфа. Например, произошел локальный пожар на вышке: как обучить людей, которые должны его тушить? А что такое Арктика? В Красноярском крае весь Север до Нижней Тунгуски имеет схожие климатические условия для добычи газа. Вот университет и должен стать такой площадкой. Серьезное обоснование для этого есть, думаю, вопрос решим, но пока конкретного договора нет.

- Сотрудничаете ли вы с ОАО "Полюс Золото"? С атомщиками Горно-химического комбината в Железногорске?

- "Полюс Золото" имеет свою стратегию. Его геологические службы формируют на 70% выпускники СФУ. Около 50-55 человек набираются в штат ежегодно, чаще инженерно-управленческий штат. Наверное, эта компания так же, как и "Роснефть", могла бы финансировать капитальное строительство СФУ, например, создание спортсооружений, если бы траты на строительство засчитывались в качестве налогов. Что касается ГХК, то он традиционно ориентирован на вузы Томска. Сейчас мы развиваем сотрудничество с комбинатом.

- Вуз, в котором ежегодно обучается до 40 тыс. студентов, должен выпускать около 8 тыс. специалистов. Отслеживаете, сколько из них успешно трудоустраивается?

- 8 тысяч ежегодно мы не выпускаем. Во-первых, в процессе обучения все равно происходит отсев. Во-вторых, 40 тыс. – это и заочники, которые уже имеют работу, и люди, получающие второе высшее образование. Наш вузовский центр карьеры делал подсчеты: ежегодно выпускается около 4,6 тыс. специалистов основного цикла обучения. Из них около 1 тыс. идет в магистратуру, часть трудоустраивается самостоятельно. По нашим данным в прошлом году не трудоустроилось 138 человек. Но в это число входили и студентки, которые ушли в декрет, а работу найти не успели. Кто-то уехал за пределы края, и мы не получили о них информацию. В целом же трудоустраиваются более 92%. Эти показатели выше среднероссийских.

Проблема в том, сколько выпускников идет работать по специальности. По моей оценке, здесь ситуация не настолько радужная, как хотелось бы. Потому что сейчас карьера – это свободное плавание, люди обучаются по каким-то специальностям, но идут и работают в те отрасли, где больше платят.

- Столь высокие показатели по трудоустройству выпускников СФУ связаны с тем, что в регионе кадровый голод, или это вуз настолько хорош?

- В регионе, стране есть проблема перепроизводства юристов, но качественных юристов не хватает. К нам постоянно обращаются юридические службы, они хотят иметь именно наших выпускников. И примерно похожая ситуация по всем специальностям. Те из 1600 человек, кто самостоятельно трудоустроился в прошлом году, уже со второго-третьего курса начинают работать.

- В СФУ в марте появился президент – им стал спикер Законодательного собрания Красноярского края "единорос" Александр Усс. Как это должно повлиять на жизнь вуза, темпы его развития?

- Александр Викторович не появился, он всегда был – с момента основания вуза, а вернее даже задолго до этого все стратегические решения принимались рабочей группой, советом во главе с губернатором края Александром Хлопониным, председателем правительства края Эдхамом Акбулатовым, куда входил и Александр Викторович. Когда встал вопрос об избрании президента вуза, ученый совет сначала предложил его кандидатуру, это предложение направил в Рособразование, где принимали решение, рекомендовать или не рекомендовать эту кандидатуру. В марте прошли тайные выборы на ученом совете, и теперь Александр Викторович Усс утвержден в качестве президента.

- Одна из функций президента федерального вуза – "выбивать" деньги из крупных компаний, общественных организаций. Думаете, Александр Усс хорошо справится с этой задачей?

- Это нормальная мировая практика, когда президент вуза работает с политическими объединениями, крупными компаниями. Выполняя представительские функции, он формирует имидж университета, повышает его возможности самостоятельно заработать. Есть ли у Александра Викторовича перспективы справиться с этим? Уверен, что есть.


Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения "Интерфакса". Полные тексты сообщений агентства доступны подписчикам изданий "Интерфакса". Copyright © 1991-2018 Interfax. Все права защищены.