Интерфакс-Россия
  Опубликовано 21 декабря 2018 года в 13:48 версия для печати  

Глава Ингушетии Ю.-Б.Евкуров: "Сейчас нужно не о границе спорить, а приграничные территории развивать"

Уходящий 2018 год был для Ингушетии непростым, но успешным. К существующим сложностям добавился вопрос о госгранице с Чечней, разбираться в котором пришлось в Конституционном суде РФ. Однако это не помешало продолжить строительство необходимых Ингушетии школ и открыть в республике первый детский технопарк. О влиянии санкций, решении социальных вопросов и борьбе с бандподпольем в интервью агентству "Интерфакс-Юг" рассказал глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

– Конституционный суд РФ 6 декабря признал законным соглашение о границе между Ингушетией и Чечней. Как Вы оцениваете это решение?

– Давайте вспомним, что в высшую инстанцию пришлось обратиться после вынесения постановления Конституционным судом Ингушетии. Из-за возникших вопросов ставить точку в деле пришлось Конституционному суду России, и это решение мы приветствуем. Сейчас мы вместе с органами местного самоуправления, исполнительной власти республики и властями Чечни продолжаем работу. В то же время я убежден, что сейчас нужно не о границе спорить, а развивать приграничные территории.

У нас есть ряд населенных пунктов, которые нужно поддержать. То же сельское поселение Даттых, которое пострадало от военных кампаний. Там стоят сгоревшие дома, ни в одном из 40 дворов не осталось людей – все разъехались. Чтобы вернуть местных жителей, нужно помочь им в восстановлении жилья. Поддержка нужна и другим сельским поселениям, расположенным на приграничной территории: это Верхний Алкун, Чемульга, Аршты, Берд-Юрт и т.д. Там нужно проложить дороги, обеспечить надежное электро– и газоснабжение, вдохнуть жизнь в приграничную зону, чем мы сейчас и занимаемся.

- Есть ли договоренности с Чечней по развитию приграничных территорий, или это пока вопрос будущего?

– Таких планов нет – каждый занимается своей территорией. Но при этом жители приграничных территорий могут совместно реализовывать инвестиционные проекты. Я имею в виду поддержание исторических объектов, башен, например. Также жители обеих республик могут свободно посещать друг друга – это никто никогда не запрещал, так было и до подписания соглашения.

– Насколько эффективно в республике решаются проблемы нехватки школ, детсадов? Какие планы на будущий год в рамках нацпроектов "Образование", "Демография"?

– Мы вторые в стране по демографическому приросту и много внимания уделяем социальным вопросам. Так, за 6 лет при поддержке федерального центра и своими силами в регионе были построены или реконструированы 51 школа и 42 детских сада. Благодаря строительству новых школ нам удалось минимизировать риски возникновения трехсменки, до 45% снизилось число школ с двухсменным режимом обучения. Приоритетной задачей на ближайшие годы для нас является повышение качества образования.

В конце минувшего учебного года в регионе функционировало 123 общеобразовательные организации. В этом году мы открыли шесть новых школ. Также в этом году введены в эксплуатацию три детских сада с ясельными группами. Строительство еще ряда объектов на завершающей стадии.

Нами получено предварительное одобрение со стороны федерального центра на реализацию региональной составляющей нацпроектов "Образование" и "Демография". В частности, речь идет о строительстве до конца 2021 года 12 школ на 720 ученических мест каждая, а также 17 детских садов на 220 мест с ясельными группами. В рамках программы мы готовим дополнительные кадры для работы в дошкольных учреждениях.

В декабре мы открыли в Ингушетии первый детский технопарк "Кванториум" на 800 человек. С 2017 года в школах введены шахматные уроки. Кроме того, у нас есть профильные классы по линии силовых структур, МЧС, Следственного комитета и несколько классов "Роснефти".

По моему требованию в 2018 году в каждом муниципальном районе создали классы одаренных детей. Набор в эти классы мы начинаем с пятого класса. В одном классе учатся 16 детей, еще 16 в резерве. Если кто-то не выполняет программу, на его место приглашают ребенка из резерва. В будущем мы будем участвовать в устройстве этих детей в сильные вузы.

Также развиваем детско-юношеский спорт: в республике становятся популярными как силовые виды спорта, так и хоккей, гимнастика, шахматы, легкая атлетика и т.д.

В целом мы смогли улучшить качество образования, стали тщательнее следить за сдачей ЕГЭ, поэтому гораздо больше молодых людей мотивированно поступают в вузы.

– Какой процент студентов по окончании вузов в регионах России возвращаются в Ингушетию работать?

– По нашим данным, около 80% возвращаются в республику. Другой вопрос, могут ли они найти работу по специальности? Пока для всех специалистов в регионе не хватает рабочих мест, по профессии работают лишь 30%. Мы помогаем трудоустроиться в регионах.

Мы хотели бы изменить ситуацию, чтобы молодые люди оставались в республике. В то же время Ингушетия – небольшой дотационный регион, создать для всех рабочие места по профессии сложно.

– Вы следите за судьбой участников конкурса "Лидеры России" из Ингушетии?

– В ближайшее время мы хотим по опыту Республики Дагестан организовать в Ингушетии региональный конкурс "Лидеры России". И дальше уже те, кого мы заметим, вполне могут принимать участие в федеральном конкурсе.

– В ближайшее время в самой высокой на Северном Кавказе стометровой смотровой башне в Магасе планируется открыть этнографический музей, который может попасть в Книги рекордов России и Гиннесса как самый высокий в мире. На Ваш взгляд, каковы шансы у этномузея установить мировой рекорд?

– Это самый высокий этнографический музей, поэтому шансы попасть хотя бы в Книгу рекордов России есть. Проект необычный – это башня в башне. Первая башня – монолитная, из бетона, высотой 70 метров. Вторая башня – 100 метров. На высоте 90 метров установлен стеклянный балкон, стеклянные стены и пол. Подняться на самый верх, где находится смотровая площадка, можно по винтовой лестнице протяженностью 1700 метров.

На первом этаже показан быт ингушей и кавказцев, которые жили в горной части республики. На втором этаже за круглым столом, как это было в Средневековье, будут проводиться настоящие заседания совета старейшин. Там же будет проходить заседание президиума совета тейпов.

На третьем этаже на высоте 70 метров - мини-бар и бистро. А на высоте 90 метров, где балкон, будет декоративно-прикладная выставка.

– Туристы интересуются Ингушетией?

- Турпоток с каждым годом растет. Только за первое полугодие 2018 года Ингушетия приняла около 88 тысяч туристов, в том числе более 10 тыс. иностранных. Многие из них побывали в республике благодаря программе знакомства с регионами во время Чемпионата мира по футболу. Рост турпотока в республику превысил показатели 2017 года вдвое, и это радует. Плюс, мы подписали соглашения с туристическими фирмами Ставропольского края, которые направляли в Северо-Кавказские регионы, в том числе в Ингушетию, туристов, отдыхающих в санаториях Кавказских Минеральных вод, Кисловодска и Пятигорска.

Кроме того, нам также важно, чтобы у местных жителей была возможность и условия отдыхать у себя дома.

– А почему раньше этого не было? С чем это связано?

– Причин много: во-первых, было не безопасно. Во-вторых, не было инфраструктуры. Сейчас уже другая обстановка.

– Северный Кавказ по известным причинам ассоциировался с терактами. Сейчас ситуация изменилась?

– На сегодняшний день в регионе не осталось бандподполья, с этим покончено. Ингушетия – лидер по безопасности как в округе, так и по России.

- В общежитии Российского государственного геологоразведочного университета им. Серго Орджоникидзе сотрудники правоохранительных органов в понедельник проводили обыски и задержания студентов за различные нарушения, в том числе из Ингушетии. Вы поручали постпредству республики в Москве разобраться в ситуации, какая работа властями региона была проведена?

– Мы еще разбираемся в этой ситуации. Сотрудники правоохранительных органов получили определенную информацию из общежития, проверили, задержали подозреваемых, описали и отпустили. Но разбирательство еще ведется. Одно не понятно – почему к студентам применяются такие жесткие меры. Особенно с учетом того, что раньше в этом вузе к нашим ребятам не было никаких замечаний.

Со своей стороны мы подключили постоянного представителя Ингушетии в Москве, сенаторов и родителей. После произошедшего проверяем студентов, изучаем их посещаемость и успеваемость.

– Некоторое время назад поднималась тема примирения семей, враждовавших на почве кровной мести. Решена ли эта проблема?

– Эту проблему невозможно решить, но профилактика дает свои результаты – многие прежде, чем что-то сотворить, задумываются. В этом вопросе есть религиозная составляющая. Религия не запрещает мстить тому, кто виновен в убийстве, но больше призывает простить. Прощение является большим благом, чем месть. И это правильно. Нужно больше говорить о прощении, что мы сейчас и делаем.

– Ингушетия участвует в госпрограмме РФ "Развитие СКФО на период до 2025 года". Для ее реализация регион принял подпрограмму "Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2016-2025 годы". Сколько инвестиционных проектов республики получили господдержку по линии Минкавказа РФ и АО "Корпорация развития Северного Кавказа" с начала реализации программы?

– Сначала мы относились к программе скептически. Сегодня мы понимаем, что все-таки Минкавказ был прав, стало проще контролировать расходы.

В рамках госпрограммы в Ингушетии реализуется восемь проектов, три из них уже завершены. Один из крупнейших – птицекомплекс "Южный" стоимостью 4 млрд рублей - реализуется за счет АО "Корпорация развития Северного Кавказа". Также действует довольно крупный проект на 50 га теплиц – агрокомплекс "Сунжа". В рамках проекта получено более 600 млн рублей.

Кроме того, в рамках госпрограммы у нас уже построен завод по производству алюминиевых профилей "Риак". Продукция пользуется спросом не только внутри республики, но и поставляется за ее пределы. Есть возможность выхода на экспорт, по крайне мере в страны СНГ. Еще у нас реализован проект по производству сухих смесей, завод по производству алюминиевых и биметаллических радиаторов отопления.

Наряду с этим удалось реанимировать кирпичный завод, который долгое время простаивал. В общей сложности в республике реализуются или принимаются проекты на сумму около 5 млрд рублей.

– Повлияли ли санкции на объем инвестиций в республику?

– У нас все инвесторы – это жители Ингушетии. Исключений немного: корпорация в Татарстане взяла в свой холдинг наш завод по производству полимерных труб. Плюс агрокомбинат "Сад-гигант Ингушетия" консультируют итальянские компании, но в бизнесе они не участвуют. Кроме того, совместно с индийской компанией скоро начнется строительство завода по сборке офтальмологического оборудования и производству глазных капель.

Санкции, на мой взгляд, помогли привлечь в республику инвестиции. Ряд предпринимателей не смогли продолжить свой бизнес в регионах и вернулись к нам. Мы также отмечаем рост частных инвестиций в крупные проекты. Буквально на днях посещал один из районов и по дороге с главой муниципалитета навскидку посчитал, сколько там хороших магазинов, новых больших торговых центров. Вышло на сумму около 1,5 млрд рублей. И это все частные инвестиции.

– Ингушетия объявила будущий год "Годом поддержки детей-сирот". Какие мероприятия планируется провести? Какая поддержка оказывается детям-сиротам?

– У нас в республике нет сиротских домов и брошенных сирот – их воспитывают родственники. Всего в Ингушетии 162 круглых сироты и еще 700 человек находятся под опекунством или полусироты. По закону детям-сиротам положено жилье площадью 33 кв. м. Но такое жилье сейчас не строят. Исправить ситуацию можно, например, если часть квартир (допустим, 10%) инвесторы будут строить именно для сирот. Мы также хотим предложить застройщикам строить жилье площадью не 33 кв.м., а 43 кв.м., и эти 10 кв. м. давать сироте в подарок. Минобразования и Минстрой будут заключать с ними соответствующие соглашения.

Чтобы контролировать ситуацию, мы создаем общественный совет, куда будут входить и сами сироты, которые стоят в очереди на получение жилья.

Помимо решения квартирного вопроса, мы планируем в 2019 году провести социальную адаптацию ребят, трудоустроить их. Намерены сопровождать детей-сирот, которые заканчивают школу, и помогать им в подготовке к сдаче ЕГЭ. Для этого нужно встряхнуть ответственных лиц, начальников управления образования, навести там порядок, систематизировать работу с детьми и ежеквартально проводить по этому поводу совещания, чтобы основным докладчиком выступал представитель детей-сирот, который сам заинтересован в решении текущих проблем.

– Каким был этот год для Ингушетии?

– Год был успешным для региона. Мы выполнили много задач, добились роста по всем направлениям, в том числе по индексу сельхозпроизводства, промышленного производства. Самое главное – мы сохранили безопасность в регионе.

Главным событием года считаю то, что мы с Рамзаном Кадыровым без вмешательства третьей стороны подписали соглашение о границе, а наши парламентарии закрепили это принятием закона. Сейчас у нас есть граница с братским народом Чеченской Республики.

Желаю, чтобы наступающий 2019 год сложился у нас лучше, чем уходящий, чтобы в Новом году у всех был семейный уют и благополучие, а нашей великой стране – мира и процветания!


Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения "Интерфакса". Полные тексты сообщений агентства доступны подписчикам изданий "Интерфакса". Copyright © 1991-2019 Interfax. Все права защищены.