Пришли к компромиссу: БСК и власти Башкирии нашли способ решения сырьевой проблемы
 
В честь великих: в России выбрали имена крупным аэропортам
  
Вернуть на родину: около 1,5 тыс. туристов "Жемчужной реки" не могут выехать их Китая
 
   
INTERFAX.RU
ТУРИЗМ
НЕДВИЖИМОСТЬ
СКАН | СПАРК | СПАРК-Маркетинг | Образование | Военные новости | Interfax.com            

Главные события
 


Новостивсе новости
Москва11.12 18:03
Путин не против коррекции закона о митингах, но призывает к взвешенности /  Новости
Центр11.12 19:49
В Тверской области в 2019г будет реализовано 13 инвестпроектов на 13 млрд рублей /  Экономика
Северо-Запад11.12 21:13
Губернатор Кувшинников предлагает присвоить имена знаменитых вологжан аэропортам Череповца, Вологды и Великого Устюга /  Общество
Юг и Северный Кавказ11.12 19:52
Электростанции Ставрополья за 11 месяцев сократили выработку электроэнергии на 9,4%, потребление выросло на 1,6% /  Экономика
Поволжье11.12 19:14
Высокопоставленные сотрудники ГУ МВД Саратовской области задержаны по делу о превышении должностных полномочий - УФСБ /  Происшествия
Урал11.12 18:31
Превышения ПДК сероводорода зафиксировано в Челябинской области /  Общество
Сибирь12.12 04:15
Жильцы омской многоэтажки, где произошел хлопок бытового газа и пожар, частично эвакуированы, ликвидировано открытое горение - МЧС /  Общество
Дальний Восток12.12 04:08
Рассмотрение дела экс-губернатора Сахалина Хорошавина суд продолжит в четверг /  Общество
 

Репортаживсе репортажи
11.12.18   18:07

11.12.18   17:25

 
Эксклюзив
20.11.18 17:37

Руководитель Главгосэкспертизы России И.Манылов: "Наша миссия – безопасное будущее"

Главгосэкспертиза - одно из первых ведомств строительной отрасли России, перешедшее к электронной форме подачи документов и автоматизации рабочих процессов. Теперь экспертиза, как и все институты госвласти, проходит этап цифровизации. О том, как влияют технологические новшества на процесс экспертизы, каким будет будущее строительной экспертизы, как изменится система ценообразования в строительстве, и что для этого нужно сделать, а также о других направлениях работы Главгосэкспертизы России в интервью "Интерфаксу" рассказал ее руководитель Игорь Манылов накануне всероссийского совещания организаций государственной экспертизы, которое пройдет в Москве 22 ноября.

- Игорь Евгеньевич, Главгосэкспертиза была одним из первых ведомств стройкомплекса, которое начало оказывать электронные услуги и переходить к полной цифровизации работы - как своей, так и всего института строительной экспертизы. Одним из этапов стало создание Единого государственного реестра экспертных заключений, который был запущен в июле 2018 года. Главный вопрос - зачем все это?

- Перевод информационных потоков в цифровую среду – это магистральный тренд, требование времени. Если мы не перейдем к работе в новом формате, то просто не сможем работать в новых условиях и отстанем, и такое отставание станет фатальным.

10 июля 1914 года состоялось торжественное открытие обелиска в память 300-летия царствования дома Романовых. Один из министров, выступавших на церемонии открытия, уверенно заявил, что дом Романовых ждет еще 300 лет благополучного управления Россией. Все его слушатели были не просто уверены в том же, сама возможность другого будущего просто не приходила им в голову. Через три года от великого царствования не осталось почти ничего. На наших глазах произошли сотни и тысячи таких, пусть и не столь драматичных, перемен. Кто-нибудь знает, где сейчас компания "Кодак", мастерские которой еще несколько лет назад были на каждом углу? Где "Полароид", выпускавший свои фотоаппараты миллионными партиями? Где фирмы, производившие телетайпы, аудио- и видеокассеты, пейджеры и прочие предметы, канувшие в небытие?

И эта судьба постигла не только тех, кто ушел. После 11 лет отсутствия Стива Джоббса в компании Apple стоимость акций компании начала стремительно падать, а газеты сообщили о конце истории Apple. Причиной стал простой факт: новое руководство не смогло понять того, что мир изменился. Когда Джобс вернулся, была запущена рекламная кампания под названием "Think different", ставшая началом новой "яблочной" эпохи и принесшая компании не просто воскрешение, но невероятные доходы и успех. Это произошло потому, что компания вернула потребителям уверенность в том, что они имеют дело с брендом, который отлично понимает их образ мыслей, который соответствует времени и его требованиям.

Конечно, можно сказать, что институт государственной экспертизы не переживает катастрофы, исчезновения или упадка, можно сказать и то, что институт государственной экспертизы выполняет государственные функции, а не является бизнес-структурой, и, значит, всегда может надеяться на то, что заказчик от него никуда не денется, а, следовательно, можно ничего не менять.

- Тогда зачем вы все это делаете?

- Потому что это не так. Мы существуем в реальности, где на обочину автоматически отправляется любой, кто не заботится о том, чтобы соответствовать времени, его формату и требованиям, его технологиям и новациям. Из-за этого оказались преданы забвению технологические и прочие компании, когда-то определявшие потребительские предпочтения всего мира.

Да, институт государственной экспертизы выполняет государственные функции. Но на этом уверенность в грядущем и настоящем заканчивается: экономические потрясения разрушали и куда более прочные институты. И не только в коммерческом, но и в государственном секторе, если тот или иной институт становится громоздким, неэффективным, не учитывающим требования времени и создающим административные барьеры, его сокращают.

- Тогда что может значить "думай иначе" в системе строительной экспертизы?

- Мне кажется, наше успешное будущее покоится на двух столпах: внедрение сквозных технологий и изменение мышления. Что касается технологий, то на предыдущих этапах перед нами стояла задача по переводу всей информации в электронный вид для удобства и оптимизации процесса. Но такой поток информации в электронном виде нельзя просто превращать в электронную фотографию содержимого тех коробок, в которых к нам когда-то привозили проектную документацию – иногда по Газели на один проект. Ведь в этом случае они будут бесполезно пылиться в электронных хранилищах. Переход в цифру позволит прийти к созданию своего рода дополнительной ценности для строительного комплекса и для всей экономики.

- В чем будут заключаться эти новые ценности? И какое влияние такие изменения могут оказать на развитие строительной отрасли и экономики в целом?

- Например, в этих данных находится целый массив управленческой информации. Без такого способа сбора и обработки, который дают современные технологии, очень трудно за короткий срок понять, например, сколько объектов одновременно строится или проектируется, на какой объем, в какой срок, сколько уходит на это времени, какие ресурсы задействованы и так далее.

Во-вторых, и это может быть самое важное, в массиве электронных данных ЕГРЗ хранятся технические решения, которые при необходимости можно будет использовать повторно.

Кроме того, зачастую проекты с аналогичными характеристиками создавались многократно, проектировщик с нуля выполнял работу, которую до него делали десятки раз, и даже в этом случаи стоимостные показатели были разными при отсутствии объективных причин для этого, и каждый раз заново финансировалась разработка проекта. Хотя, если это однотипные здания или сооружения, можно было бы взять уже реализованный проект и использовать его повторно.

Сбор, обработка и анализ данных о проектно-сметной документации и объектах капитального строительства нужны для того, чтобы исключить дублирование при проектировании, чтобы не нужно было каждый раз заново разрабатывать похожие или даже однотипные проекты. Кроме того, сейчас при быстром развитии технологий и промышленности строительных материалов проекты быстро устаревают.

Только если у нас будет единая система сбора и обработки данных, можно будет удерживать темп, не говоря уже о том, что электронный формат, а в будущем машиночитаемый формат и его развитие создают основу для работы с big data, искусственным интеллектом и машинным обучением.

Поэтому теперь, когда мы перешли к работе в электронном формате, и у нас практически вся документация собирается в электронном виде, источником для отбора экономически эффективных объектов должен стать Единый государственный реестр экспертных заключений.

- То есть, по сути, Главгосэкспертиза переходит к новому этапу развития?

- Я бы сказал, что сейчас институт экспертизы проходит нулевую стадию цифровой трансформации. По сравнению с переходом на электронный формат – это гораздо более глубокий и серьезный этап, и по времени, скорее всего, он тоже будет делиться на определенные фазы и шаги.

- Что происходит прямо сейчас?

- Мы находимся на этапе, когда всей проделанной работы уже недостаточно, пришло время интегрироваться в информационную среду. А это значит, что необходимы средства защиты информации, каналы связи высокого уровня, хранилища и центры обработки данных. Мы провели аудит всех информационных систем, определили основные направления развития и двигаемся к цифровой трансформации.

- Насколько эксперты готовы к переменам, и как цифровизация повлияет на "человеческий фактор"?

- На примере Главгосэкспертизы можно увидеть уменьшенную модель того, что происходит во всем обществе. Переход к работе в новом формате создает трудности технологического и организационного характера и приводит к раскрытию проблем, которые встречаются и у экспертов, и у технологий, и у информационных систем. Мы автоматизировали процессы, которые раньше были довольно слабо описаны, потому что не было такой потребности: во многом все держалось на том, что каждого эксперта отличают большой опыт, способности и личные наработки. И не зря - у нас были примеры, когда эксперт только по взгляду на коробки мог сказать, какие будут замечания, и что нужно переделать.

Конечно, на начальном этапе цифровизация за счет технологических и организационных сложностей может приводить к незначительному снижению творческого подхода или глубины исследований. Но в дальнейшем эти эффекты сгладятся. Зато переход к новым технологиям приносит с собой повышение надежности и эффективности, когда увеличится "пропускная" способность экспертизы.

У нас идет постоянный процесс стыковки экспертов, айтишников и методологов, появилась функция технологического обеспечения экспертизы и служба методического сопровождения. Благодаря этому теперь, например, большое количество экспертов может одновременно работать над одним документом и вносить изменения, не создавая технологических коллизий.

- Сейчас Главгосэкспертиза выдает положительные заключения по итогам рассмотрения проектов строительства множества объектов – например, нефтяных месторождений, ГОКов, Северного потока -2, ПАТЭС на Чукотке. В чем сложность таких объектов?

- Я бы выделил, прежде всего, проблему низкого качества управления сроками. Проекты строительства направляют на экспертизу на финальной стадии работы над ними. Сейчас эксперты начинают изучать проект, когда основные параметры будущего объекта уже определены. По закону на проведение экспертизы отведено 42 рабочих дня, и это очень короткий период для выдачи решений по таким объектам. Если в проектной документации обнаружатся какие-то ошибки, - а пока уровень подготовки исходных данных и проектно-сметной документации таков, что это почти неизбежно, - придется либо срочно вносить исправления в проект, либо, если это невозможно сделать в рамках сроков проведения экспертизы, заходить к нам еще раз с откорректированным проектом.

При сохранении такого алгоритма взаимодействия проектировщиков, экспертизы и строителей практически не осуществляется профессиональная экспертная оценка исходных данных и задания на проектирование, используемых проектировщиками. То есть экспертиза полностью выключена из процесса именно на той стадии, когда коррекция проекта могла бы производиться с наименьшими потерями времени, сил и материальных ресурсов. Именно на той стадии, когда определяются основные параметры инвестиционного решения, эксперты остаются в стороне. Все это приводит к серьезным потерям и временных, и денежных ресурсов, а для федерального бюджета, если финансирование объекта осуществляется за государственный счет, еще и заморозке выделенных средств, а в некоторых случаях и к невозможности реализации проекта в соответствии с инвестиционным решением.

- Вряд ли этот алгоритм позволяет добиваться эффективной экономики строительства. Что можно с этим сделать?

- Заблаговременное планирование инвестиций и предварительная проработка основных технических решений с участием экспертов на стадии, предшествующей подготовке проектно-сметной документации, позволит во многом преодолеть эту проблему.

Кроме того, в борьбе за повышение качества проектирования просто низко оценивать работу проектировщиков совершенно неэффективно. Мы в Главгосэкспертизе считаем, что надо протянуть им руку помощи. Поэтому мы ведем активную работу как с отдельными компаниями, так и с регионами в целом: площадки Главгосэкспертизы России становятся своего рода центрами интеллектуальной экспертной поддержки как для проектировщиков, так и для заказчиков строительства. Ведь для совершенствования института проектирования не менее важно и более глубокое погружение в процесс заказчиков объекта, которые зачастую допускают ошибки еще при подготовке технического задания, что неизбежно сказывается и на качестве проекта. При этом необходимо выстроить систему, при которой и заявитель, и проектировщик, и эксперт будут нести ответственность за достоверность и компетентность предоставляемой информации. Мы предложили механизмы организации работы и договорились, что представителями заказчика должны быть профессиональные люди, не только проектный администратор, но и специалисты с технической подготовкой.

Главгосэкспертиза заинтересована в активном сотрудничестве со всеми участниками инвестиционного процесса в регионах округа и предлагает активнее использовать созданные сервисы по взаимодействию в едином информационном пространстве. Ведение конструктивного профессионального диалога позволяет нам оперативно формировать общую повестку и эффективно прорабатывать все возникающие вопросы.

- Каким вы видите будущее Главгосэкспертизы в ближайшей перспективе пяти - десяти лет?

- Мы считаем, что Главгосэкспертиза должна стать центром компетенций строительного комплекса по сопровождению объекта строительства на протяжении всего его жизненного цикла, эксперты должны оказывать своего рода специальную экспертную поддержку каждому проекту.

Ситуация, когда эксперт выступает контролером, проверяющим работу проектировщика, будет уходить на второй план. Уже сегодня мы имеем дело с таким высоким уровнем технологий, который позволяет фиксировать ошибки проектировщиков практически сразу же – еще на этапе проектирования. Поэтому институт строительной экспертизы должен использоваться не только для того, чтобы просто найти нарушения и ошибки, но предотвратить их и улучшить контроль и качество проектирования.

Уже сейчас есть колоссальный запрос со стороны больших корпораций, строящих тысячи объектов и сталкивающихся с трудностями при прохождении экспертизы. Они просят нас о консультировании на более ранней стадии создания проекта: сегодня нормальной практикой становится презентация объектов и предлагаемых технических решений по ним в экспертизе еще до утверждения проектно-сметной документации, равно как и консультации экспертов на этой стадии. Пока эти подходы до конца не закреплены регулированием, но мы работаем над этим.

- Дают ли такие консультации положительный эффект?

- Безусловно. Наши заявители, заказчики строительства и проектировщики, отмечают, что гораздо легче дальше работать с проектом, если на ранних стадиях они поработали вместе с экспертами.

- Какие еще образовательные проекты реализуются в Главгосэкспертизе?

- Мы сейчас организовали несколько отраслевых семинаров, и к нам постоянно идут обращения с просьбами разрабатывать все большее количество обучающих программ по самым разным направлениям - мы даем и практические советы, и разбираем перечни типичных ошибок, которые делают проектировщики, обсуждаем способы правильного оформления документации и так далее. Эти наши образовательные проекты особенно востребованы сетевыми и инфраструктурными компаниями, у которых филиалы и дочерние компании разбросаны по всей стране, в каждом есть свои сотрудники, отвечающие за проектирование и стройку. Тем более что мы проводим их не только в очном формате, но и в режиме видеоконференцсвязи и вебинаров.

- Минстрой России объявил реформу ценообразования в строительстве и переход от устаревшего базисно-индексного метода к ресурсному, создана новая информационная база – федеральная государственная информационная система ценообразования в строительстве. Главгосэкспертиза выступает оператором этой системы. Реформа уже завершена? Какими должны быть следующие шаги?

- Создана федеральная информационная система, она прошла все проверочные испытания, аттестована, принята и введена в эксплуатацию. Это техническая задача, она выполнена. Однако не стоит смешивать преобразование системы ценообразования с созданием инструмента. ФГИС ЦС – это инструмент ресурсной модели.

Традиционно у нас десятки лет формировалась система, основанная на базисно-индексном методе определения сметной стоимости, сейчас руководство страны поставило задачу перейти к ресурсной модели. Этот процесс требует времени: как справедливо заметил недавно глава Минстроя России Владимир Якушев, строительная отрасль не готова к одномоментному переходу от базисно-индексного метода на ресурсный. Позиция Минстроя России заключается в том, что внедрение ресурсной модели должно быть выполнено, но поэтапно и с обязательным введением периода, когда при сохранении действующего базисно-индексного метода определения сметной стоимости строительства будет совершен переход к ресурсно-индексный способ. И только потом, после тщательного моделирования и апробирования на пилотных проектах и обеспечения эффективного функционирования ФГИС ЦС в части наполнения данными, ресурсный метод может быть использован для всех бюджетных строек.

Многие сейчас критикуют базисно-индексный метод, но это - научно-обоснованный способ расчета стоимости. В советское время множество институтов занималось сбором и обработкой необходимой информации и выработкой норм: они ходили по стройкам, считали в лабораториях, привлекали математиков и так далее. Сам этот способ предполагает большую объемную работу по формированию базовой цены, базовых единиц, расчету и формированию индексов, с помощью которых цены приводятся к конкретному объекту и к конкретному времени.

Ресурсная модель предполагает другой способ сбора и обработки информации, в данном случае с использованием информационных технологий. Сама методика расчета рекомендованной цены, одобренной государством для бюджетных строек и считающейся нормальной с точки зрения рынка и экономики строительства, представляет собой уже другой набор формул и другие методики.

- Зачем нужно переходить к ресурсной модели?

- У некоторых представителей сообщества возникают ошибочные ожидания, что ее внедрение приведет к удешевлению стройки, но это не совсем так. Все наши усилия направлены на повышение точности расчетов. И мы убеждены, что ресурсный метод может дать наибольшую точность.

Кстати, в глобальном мире проблема точности сметных расчетов стоит довольно остро. Статистические данные показывают, что практически по всем уникальным сложным объектам в мире – в США, Канаде, Австралии и странах Европы - уровень колебания стоимости их строительства от проектирования до фактической реализации достигает десятков процентов. То есть эта проблема – системное явление. Именно поэтому переход к информационному моделированию тоже поможет сгладить этот дисбаланс.

- Вы не раз отмечали, что необходимо оценивать объект капитального строительства с учетом всего его жизненного цикла. Чем это обусловлено?

- Задачу разработать систему мер по переходу управления объектами капитального строительства на протяжении всего жизненного цикла поставил президент. В последнее время из сферы государственного регулирования строительной отрасли выпала тема учета эксплуатационных затрат, затрат "владения" объектом. Современный подход к рассмотрению проекта предполагает, что его стоимость формируется с учетом того объема затрат, который необходим на стадиях проектирования и строительства. Это понятный и надежный метод, но он не учитывает те издержки, которые несет владелец объекта при его последующей эксплуатации.

Между тем опыт показывает, что существуют целые категории объектов, для которых эксплуатационные расходы либо сравнимы с расходами на строительство, либо превышают их. Рациональная оценка инвестиционной привлекательности проекта должна основываться на полноценных данных, в которых учтены все факторы, а эксперты должны рассматривать проект с учетом всего жизненного цикла объекта капитального строительства.

- В сентябре прошел международный форум Главгосэкспертизы, посвященный будущему экспертизы. Какие вопросы там обсуждались?

- Это была уже вторая международная конференция, в которой участвовали наши коллеги из Евразийского экономического союза - Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии. Для нас это очень важная площадка для взаимодействия. Развитие института строительной экспертизы беспокоит всех, а такая площадка, будучи, по существу, классической мастерской по отработке таких решений, позволяет делиться своим опытом и идеями.

На этой конференции мы обсуждали, например, с белорусскими коллегами методики проведения экспертизы, развитие регулирования и ценообразования в строительстве. Кроме того, у нас есть транснациональные инфраструктурные проекты, которые пересекают границу наших стран, и в строительстве которых участвует несколько стран. Предметом обсуждения экспертов стали и вопросы оценки эффективности капитальных вложений с учетом жизненного цикла объекта капитального строительства в условиях цифровой экономики, современные информационные ресурсы строительной отрасли и цифровое будущее института государственной экспертизы, новые модели развития строительной экспертизы, повышение конкурентоспособности национальных экономик и создание условий для развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов Евразийского экономического союза, а также изменения, уже произошедшие в системе и работе строительной экспертизы стран-участниц ЕАЭС.

Честно говоря, нам даже не хватило трех дней для обсуждения всех вопросов. Но этот обмен опытом продолжается, в течение года мы реализуем ряд совместных проектов, а также общаемся дистанционно.

- Какое-то время назад были предложения снизить стоимость проведения экспертизы или вообще отдать эту сферу страховщикам. Как вы относитесь к таким предложениям?

- Я не отношусь к таким разговорам всерьез. Как можно сравнивать предотвращение аварии и ликвидацию ее последствий? Даже если мы пойдем по такому пути, тогда, чтобы страхователь принял такое решение, ему все равно будет нужен эксперт. Сотрудник страховой компании, которому поставят задачу застраховать риск технической аварии на заводе, вынужден будет обратиться к экспертам, чтобы они оценили эти риски. При этом сами затраты на экспертизу в совокупных объемах расходов на строительство ничтожны, это доли процентов. Эффект же, который отрасль получает от экспертизы, а именно экономическая целесообразность и вопросы безопасности и надежности, в разы превосходит затраты.

- Главгосэкспертиза создала компенсационный фонд на случай возникновения аварий, которые произошли из-за ошибки экспертов. Платить приходилось?

- Слава богу, нет, и мы постоянно работаем над тем, чтобы работа экспертов была совершенной. Тем не менее, мы считаем, что, пусть даже гипотетический и маловероятный, но такой риск должен быть учтен: для этого и создан компенсационный фонд.

- Недавно Главгосэкспертиза сообщила об экономии за первые три квартала 2018 года более 142 млрд рублей от первоначально заявленной стоимости проектов строительства. За счет чего этого удалось достичь?

- Как правило, здесь работают два основных фактора. Технические решения, принятые в проектной документации, оказываются ошибочными или избыточными, и их исключение или коррекция влияют на стоимость строительства в сторону понижения. Второй фактор – ошибки при составлении сметной документации, когда сметчики неправильно посчитали или применили какие-то нормативы, либо не учли какие-то данные. В итоге при проведении правильного расчета стоимость снизилась.

Мы часто становимся объектом критики за то, что якобы не додали денег на стройку, что в этом виноваты эксперты или система расчета стоимости, которая не адекватна. Хочу подчеркнуть, у нас нет задачи снизить стоимость объекта, какие бы мифы не утверждали обратное. Нам нужна точность.

И мы, как граждане своей страны, не хотим, чтобы за год в проектах выявлялось почти 900 аварийно-опасных технических решений, а именно столько сейчас находят наши эксперты. Наша миссия – безопасное будущее, а наша корпоративная задача – чтобы аварий не было, а деньги тратились эффективно.

Читайте нас в Яндекс-Новости 



версия для печати    |    сообщить новость    |    копировать в блог


Другие материалы раздела

.
.
.
.
.
.
.
.
.

предыдущаяследующая

Поиск  Выбор даты 

Поиск в разделе:
 за период:
с 
по 
 




Точка зрениявсе материалы
 




  Об "Интерфаксе"   |   Контакты   |   Реклама на сайте

Rambler Top100    

Партнер Рамблера

Обнаружили ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

     

Сетевое издание «Интерфакс-Россия». Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 64321 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 25.12.2015.

Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения "Интерфакса". Полные тексты сообщений агентства доступны подписчикам изданий "Интерфакса".

Copyright © 1991-2018 Interfax. Все права защищены.

Условия использования информации   |   Запрещено для детей   |   Политика обработки персональных данных   |   Выходные данные
разработка : web.finmarket