Эксклюзив 15 февраля 2021 г. 16:23

Руководитель управления Россельхознадзора по Москве, Московской и Тульской областям Евгений Антонов:

"Лже-лаборатории по исследованию зерна могут причинить ущерб экспортному потенциалу России"

"Лже-лаборатории по исследованию зерна могут причинить ущерб экспортному потенциалу России"
Фотография предоставлена управлением Россельхознадзора по г. Москва, Московской и Тульской областям

Россельхознадзор с 1 апреля 2020 года, как и другие контрольно-надзорные органы, в соответствии с постановлением правительства РФ приостановил плановые проверки бизнеса из-за пандемии коронавируса. Ведомству пришлось переориентироваться и больше заниматься мониторингом, чем контрольно-надзорной деятельностью. О новых подходах в работе, ее результатах и дальнейших планах в интервью "Интерфаксу" рассказал руководитель управления Россельхознадзора по Москве, Московской и Тульской областям Евгений Антонов.

 

- Евгений Вячеславович, прошедший год был непростой для всех. Как повлияла пандемия на работу ведомства?

- В прошлом году мы, как и все, оказались в кардинально иной ситуации. Следовательно, появились другие цели контрольно-надзорной деятельности. Задачи перед собой мы видели две. Первая - создание условий для безопасной работы сотрудников, чтобы не останавливались процессы и выполнялись все функции управления, от которых зависит жизнедеятельность наших регионов. Это больше касалось не надзора, а контроля, то есть работы в аэропортах, на складах временного хранения, на железнодорожных станциях. Второй задачей руководства управления было понять кого, когда, каким способом и с какой целью проверять, поскольку, как вы помните, с 1 апреля плановые проверки отменили. Здесь ключевую роль сыграл так называемый риск-ориентированный подход. В этом помогал тщательный анализ наших электронных систем "Меркурий", "Сирано" и "Цербер". Благодаря им нам удавалось оперативно выявлять нарушения и своевременно устранять их.

Таким образом, в прошлом году нам пришлось переориентироваться, уйти от контрольно-надзорной деятельности и сделать упор на мониторинг. В частности, для этого мы значительно увеличили число отобранных проб продукции.

В сфере земельного и фитосанитарного надзоров мы начали проводить мероприятия без взаимодействия с правообладателями. Речь идет о рейдовых осмотрах и обследованиях.

Несмотря на произошедшие из-за пандемии изменения в работе, по итогам прошлого года показатель результативности нашей деятельности, который представляет собой соотношение количества контрольно-надзорных мероприятий и возбужденных дел об административных правонарушениях, вырос до 2,7. В 2019 году этот показатель равнялся 1,78.

- Китай из-за пандемии всю ввозимую продукцию проверяет на наличие COVID-19. Проводите ли вы аналогичный анализ и выявляли ли случаи заражения вирусом сельхозпродукции?

- Да, контроль такой ведем. Анализ продукции проводим в нашей лаборатории ВГНКИ, которая закупила для этого все необходимые материалы. Специалисты выборочно проверяют продукцию, которая поступает к нам, и исследуют всю продукцию, которую экспортируем в Китай, чтобы предоставить гарантии ее безопасности. За истекший период случаев выявления COVID-19 в продукции не зарегистрировано.

- Какие нарушения вам встречались чаще всего в прошедшем году?

- По итогам прошлого года мы провели 1100 проверок, что почти на 50% меньше, чем в 2019 году. Из-за отмененных плановых проверок у нас остался достаточно ограниченный арсенал влияния. Внеплановых проверок в прошлом году мы провели 870, большая часть (544) из них касалась контроля исполнения выданных ранее предписаний. 233 проверки мы провели по поручению правительства РФ по недопущению распространения африканской чумы свиней, гриппа птиц, лейкоза и бруцеллеза. Еще 58 проверок провели по согласованию с прокуратурой после поступления к нам жалоб от граждан, 37 проверок провели по требованию прокуратуры, когда с жалобами обращались к ним. Документарных проверок провели восемь.

По линии пограничного ветеринарного контроля мы выявили около 400 нарушений. Основные из них - отсутствие ветеринарных сопроводительных документов, маркировки продукции, нарушение температурных режимов при транспортировке.

В части ветеринарного контроля из года в год состав нарушений не меняется. Это несоблюдение правил оформления ветеринарных сопроводительных документов, непринятие должных мер по профилактике и выявлению очагов особо опасных заболеваний, нарушение техрегламентов, не соблюдение требований хранения и реализации пищевой продукции. В ходе этой работы мы изъяли из оборота 270 тонн потенциально опасной продукции.

При проведении фитосанитарного надзора мы выявляли нарушения, связанные с неизвещением о доставке в регион подкарантинной продукции, реализацией семян, не включенных в государственный реестр селекционных достижений, недостоверным декларированием зерна.

Что касается земельного надзора, то в числе основных нарушений невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв, допущение ухудшения состояния земель или попросту зарастания их сорной растительностью, кустарниками и деревьям. В результате мы оштрафовали 968 правообладателей земельных участков сельхозназначения на общую сумму более 61 млн рублей.

Всего же по итогам прошлого года штрафных санкций наложили на 140 млн рублей, что на 30% меньше, чем в 2019 году. Мы намеренно старались снизить эту сумму, поскольку сейчас не самое подходящее время наказывать кого-то рублем. Вместо штрафов мы выдали 594 предупреждения и предостережения.

- Управление ведет лабораторный контроль за импортной продукцией. Изменилось ли его качество в 2020 году?

- Лабораторный контроль всегда был ключевым инструментом контрольно-надзорной деятельности, а в отсутствие плановых проверок – особенно. В прошлом году мы отобрали 205 тыс. проб, что примерно на 20% больше, чем в 2019 году. По пищевому мониторингу провели 7,5 тыс. исследований, по эпизоотическому – 39 тыс., по фитосанитарному – 158 тыс., по земельному – более 2 тыс.

Если говорить об импорте подкарантинной продукции, то вся она проходит лабораторную экспертизу на наличие карантинных вредных организмов. В 2020 году было отобрано более 142 тыс. образцов от импортной продукции из 119 стран мира. В результате лабораторных исследований в 1128 случаях были выявлены карантинные вредные организмы, в том числе в 32 случаях была выявлена восточная плодожорка, в 24 – средиземноморская плодовая муха (в том числе 10 раз в турецкой продукции), в 19 – южноамериканская томатная моль на помидорах из Азербайджана. В результате систематических выявлений данного вредителя в конце 2020 года был запрещен ввоз на территорию России томатов из Азербайджана. На данный момент, по результатам переговоров с азербайджанской стороной, под их гарантии и по результатам видеоинспекций отдельным производителям томатов ввоз разрешен.

В последнее время многие страны, производящие томаты и перцы, столкнулись с такими вирусами как "мозаика Пепино", пятнистого увядания томатов и коричневой морщинистости плодов томатов. Все эти вирусы наносят огромный ущерб сельскому хозяйству.

Для предотвращения распространения в России данных вирусов мы отобрали и проанализировали более 3 тыс. образцов семян и плодов томатов и перца. Нарушения выявили в 31 случае. По результатам этих исследований Россельхознадзор закрыл поставки в РФ томатов и перцев из четырех регионов Белоруссии, трех регионов Узбекистана, одного региона Армении.

Кроме того, в рамках социально-гигиенического мониторинга на превышение максимально допустимых уровней пестицидов в плодовоовощной продукции мы отобрали 7 тыс. 350 образцов, в 776 случаях выявили превышения.

Что касается продукции животного происхождения, то мы контролируем импорт в соответствии с планами госзаданий и мониторинговых исследований. В прошлом году отобрали 2,4 тыс. проб. В 2,5% случаев выявили нарушения. Так, в 20 пробах молочной продукции из Ирана и Швейцарии были обнаружены антибиотики, в 22 пробах рыбы из Китая, Турции и Ирана - ртуть, мышьяк и антибиотики. В 13 пробах кормов и кормовых добавок из стран ЕС - ГМО.

- Какой объем некачественной продукции управление не разрешило ввезти в прошлом году в Москву, Московскую и Тульскую области?

- Если говорить о подкарантинной продукции, то при выявлении несоответствий ее уничтожают, фумигируют или возвращают импортеру. По результатам нашего контроля в прошлом году мы уничтожили 277 тонн плодоовощной продукции, 681 тонну обеззаразили. Это как раз почти все партии азербайджанских томатов, которые были заражены южноамериканской томатной молью. Грузоотправителям возвратили 199 тонн запрещенной подкарантинной продукции.

Что касается продукции животного происхождения, то тут мы возвратили или уничтожили 66 тонн опасной продукции и 54 головы птиц и животных. Так, например, была уничтожена партия сыра из Швейцарии, в котором обнаружили плесень. Кроме того, мы выявили лекарства без маркировки, корма и кормовые добавки с неаттестованных предприятий. В ручной клади одного из пассажиров обнаружили партию щеглов. Все это мы вернули обратно отправителям.

- В 2020 году Россельхознадзор выявил 27 лже-лабораторий по исследованию зерна, больше всего в Москве, Московской и Ростовской областях. Чем они опасны? На каком этапе сейчас работа по прекращению действия деклараций о соответствии, выданных на основании протоколов этих лабораторий?

- Опасность лже-лабораторий заключается в потенциальном ущербе экспортному потенциалу России, поскольку они не могут дать гарантии безопасности продукции. А это может повлечь за собой потерю рынка сбыта для всей страны.

Впервые пристальное внимание на лже-лаборатории мы обратили в позапрошлом году, когда при проверке экспортных партий зерна у нас возникли определенные сомнения в их соответствии требованиям страны-импортера. Тогда мы начали смотреть, какие лаборатории выдавали им протоколы испытаний. Так мы вышли на "ЭкспертЛаб", которая якобы из Москвы выдавала заключения о зерне из Краснодарского края, Иркутской и Костромской областей. Возник вопрос, кто привез зерно в Москву и каким образом. Мы поехали по адресу расположения лаборатории и выяснили, что ее там нет. Тогда мы начали внимательнее присматриваться к лабораториям. В результате в прошлом году только наше управление выявило 27 лже-лабораторий, а по данным на 1 февраля 2021 года - уже 35.

Экспортеры, прибегающие к услугам таких лже-лабораторий, думают только о своей выгоде. Наша же задача – думать о сохранении экспортного потенциала России.

В этой связи, на мой взгляд, требуется доработка системы аккредитации лабораторий, которая позволит избежать таких инцидентов. Сейчас по этому вопросу уже ведутся консультации в правительстве.

Что же касается работы по отзыву деклараций о соответствии, в случаях, когда мы выявляем небезопасную продукцию, то в 2020 году отозвано 145 деклараций на продукцию животного происхождения и 42 – на зерно. Практика показывает, что эта норма наиболее действенна, чем штрафы.

- С помощью системы "Меркурий", которую вы уже упомянули, Россельхознадзор в прошлом году выявил более 1,6 тыс. фантомных предприятий. Как удается их вычислить? Что это за предприятия?

- Фантомные предприятия – это инструмент, к которому прибегают недобросовестные товаропроизводители для проведения не совсем законных операций, например, введения в оборот продукции неизвестного происхождения.

Наш вклад в работу по их выявлению – 474 предприятия-фантома, из них 243 – это производственные предприятия, в том числе 127 - молочной отрасли, 89 – мясной, 17 – рыбной и 10 – производители продукции из мяса птицы.

По результатам этой работы оборот подконтрольной продукции на этих площадках был остановлен, часть материалов мы передали в правоохранительные органы для принятия процессуальных решений. Все фантомные предприятия уже исключены из информационной системы "Цербер", где ведется реестр производителей и участников рынка.

По сравнению с 2019 годом, число фантомных площадок уменьшилось вдвое. Мы надеемся, что эта тенденция сохранится. Наша служба делает для этого все возможное. В частности, в системе "Меркурий" внедряем современные методики быстрого анализа нарушений правил оформления ветеринарных сопроводительных документов. Так, на сегодняшний день мы можем провести оценку проводимых операций по ряду критериев. В их числе ввод в оборот продукции неизвестного происхождения. Например, мы видим у производителя партию мяса в 10 тонн, но понимаем, что взяться этой партии было неоткуда. Также система анализирует нелогичное перемещение продукции, когда, скажем, за 10 минут партия продукции из Владивостока оказывается в Москве. В системе "Цербер" мы сверяем адреса хозсубъектов. В случае с фантомными предприятиями часто оказывается, что по месту фактического осуществления их деятельности находится жилой дом.

Для более эффективной работы мы также совершенствуем взаимодействие с другими территориальными управлениями Россельхознадзора и государственными ветеринарными службами субъектов РФ.

- Как в прошлом году вам удавалось контролировать качество продукции в торговых сетях при том, что плановые проверки были отменены?

- Коронавирус в прошлом году внес свои коррективы, и мы, повторюсь, ушли от проверок в мониторинг пищевой продукции, в том числе и в торговых сетях. И я бы отметил, что ритейл проявил правильную гражданскую позицию. Торговые сети и экспортеры шли нам навстречу и проявляли сознательность. Мы в свою очередь не применяли штрафы, а помогали санировать объекты.

В прошлом году мы отобрали 3 тыс. 483 пробы мясной и рыбной продукции в торговых сетях, что вдвое больше, чем в 2019 году. В 10% случаев мы выявили несоответствия по показателям безопасности.

Для исследования на фальсификацию было направлено 816 проб мясной и рыбной продукции. По результатам выявлено всего 13 нарушений, что составляет 1,6% от числа проверенных образцов. В 2019 году этот показатель составлял 27%.

Также мы направили на исследование 949 проб отечественной молочной продукции. Несоответствия требованиям безопасности установили в 8% из них.

- Когда возобновите плановые проверки?

- На этот год у нас запланировано около 500 проверок. Речь идет о лицензионном контроле лекарственных средств для ветеринарного применения, семенном и земельном надзоре. По ветеринарии у нас есть два поручения правительства РФ по недопущению заноса и распространения вирусов африканской чумы свиней и гриппа птиц, которые мы будем выполнять.

- В 2019 году во многих регионах зафиксировали массовую гибель пчел. Повторилась ли ситуация в прошлом году?

- В 2020 году массовой гибели пчел в регионе ответственности нашего управления удалось избежать. В других субъектах России - Алтай, Орловская область, Татарстан - такие случаи были. Основная причина гибели пчел в том, что фермеры не информировали пчеловодов о планируемых обработках сельскохозяйственных культур гербицидами и пестицидами.

22 декабря 2020 года принят федеральный закон "О пчеловодстве в Российской Федерации", который направлен на обеспечение производства продукции пчеловодства и сохранение пчел, в том числе он вводят защитные механизмы для предотвращения отравления пчел химикатами. Сейчас стоит задача отработать механизм действия закона.

- В конце 2020 года в Подмосковье закрыли последние мусорные полигоны, теперь отходы направляют на комплексы по переработке. А как обстоят дела с незаконными свалками на сельхозземлях? Может ли закрытие полигонов спровоцировать рост числа стихийных свалок?

- Свалка – это бытовой термин. Мы чаще говорим о нарушении правил обращения с отходами производства и потребления, связанных с загрязнением земель сельхозназначения. Вашу обеспокоенность этим вопросом я понимаю. Но на сегодняшний день мы пока не фиксируем значительного роста числа незаконных свалок на землях сельскохозяйственного назначения.

В 2020 году мы выявили 78 свалок на общей площади в 30 гектар, из них 66 – в Московской области, 12 – в Тульской. Ликвидировано было 66 свалок на 26 гектарах. Всего мы возбудили 32 административных дела. Сумма штрафов по ним составила 4,7 млн рублей.

Если сравнивать эти цифры с 2019 годом, то тогда мы выявили 63 свалки на 47 гектарах. Ликвидирована была 31 свалка на 18 гектарах. Сумма штрафов по 32 административным делам составила 4,8 млн рублей.

- Тульская область в последние годы активно вводит в оборот заброшенные сельскохозяйственные земли. Связано это в первую очередь с реализацией ряда крупных проектов в аграрном секторе. Как работает управление с властями Тульской области и крупными холдингами в АПК по вводу в оборот сельхозземель?

- Действительно, Тульская область последние два года активно работает в этом направления. За это время введено более 53 тыс. гектар неиспользуемых, заросших сорной и древесно-кустарниковой растительностью земель, из них в 2020 году – 33,4 тыс. гектар.

В сфере АПК в регионе в настоящее время реализуют более 30 проектов на общую сумму более 50 млрд рублей.

Кроме того, в регионе активно реализуют мероприятия программы развития нацпроекта "Международная кооперация и экспорт" и регионального проекта "Экспорт продукции АПК".

Мы не стоим в стороне от всех этих процессов. Активное вовлечение неиспользуемых земель в сельхозоборот - это результат совместной работы управления с органами власти субъекта всех уровней. Налажено взаимодействие при проведении государственного и муниципального контроля, который способствует и понуждает землепользователей использовать земли для ведения сельского хозяйства. Мы усилили контроль за тем, чтобы сельхозземли использовали по назначению.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще