Эксклюзив 22 мая 2020 г. 11:07 обновлено 22 мая 2020 г. 11:14

Директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Александр Гинцбург:

"Клинические испытания вакцины от COVID-19 могут быть закончены к концу лета"

"Клинические испытания вакцины от COVID-19 могут быть закончены к концу лета"
© РИА Новости. Рамиль Ситдиков

Пандемия коронавируса затронула каждого жителя Земли, снятие ограничений и восстановление глобальных экономических цепочек во многом зависит от того, когда появится действующая вакцина от COVID-19. Ученые всего мира работают над этой проблемой. Российский НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Минздрава  РФ уже не только создал действующий прототип векторной вакцины, но и протестировал его на первых добровольцах — ими стали сами разработчики.
Директор центра, академик РАН Александр Гинцбург рассказал корреспонденту "Интерфакса" Алексею Курилову о первых обнадеживающих результатах: вакцина работает и защищает, негативных последствий для людей нет. Официальные клинические испытания скоро начнутся, и ученые надеются завершить их уже к концу лета.

В каком состоянии сейчас находится вакцина, и можно ли будет завершить ее разработку к концу лета — началу осени?

— Можно будет завершить. Когда она будет доработана — я не знаю, это зависит от свободных мощностей в стране. До сих пор непонятно, но над этим работают многие  организаторы здравоохранения в различных министерствах.

Правильно ли я понимаю, что клинические испытания вакцины могут быть закончены к концу лета? 

— Да, клинические испытания вакцины могут быть закончены к концу лета.

И я правильно понимаю, что ученые уже испытывают на себе вакцину, то есть уже начались испытания на добровольцах?

— Да нет, это не добровольцы — это разработчики. Конечно, разработчики — безусловно, вы правы — тоже добровольцы. Но те добровольцы, которые входят в официальные клинические испытания, которые делаются на основании разрешения Минздрава, определенного документа, — это немного разные контингенты. Что касается разработчиков — да, они не столько на себе испытывают, сколько себя защитили, для того чтобы в условиях пандемии дальше они могли заниматься разработкой.

А сколько таких человек, которые ввели себе вакцину?

— Все, кто занимается разработкой, соответственно, все защищены. Я не считал. Да, один круг — это те непосредственно, которые делали конструкцию (вакцины — ИФ), второй круг — это те люди, которые занимаются организацией доклинических и клинических исследований. И третий круг — это технологи, которые занимаются, соответственно, наработкой данного препарата уже на производстве.

Побочных эффектов пока не было негативных, да?

— Нет. Все живы, здоровы и радуются. 

Не могли бы вы еще поподробнее рассказать про вакцину, на чем основан метод?

— Метод основан на использовании человеческих аденовирусов, из которых убрана вся та часть аденовируса, которая ответственна за его размножение, и вместо этой части вставлен целевой ген, а именно — ген коронавируса, который кодирует белки, определяющие структуру "короны", нам всем теперь хорошо известной.

Когда такой "вирусный контейнер" попадает в виде вакцины в наш организм, ДНК аденовируса, которая несет целевой ген COVID-19, считывается внутри клетки в виде мРНК, на ней синтезируется целевой белок — антиген. Этот антиген узнает наша иммунная система, и на этот антиген, то есть на "корону" вируса, вырабатываются антитела, которые потом защищают иммунизированный организм, если в этот организм проникает уже настоящий COVID-19. Его нейтрализуют и уничтожают.

На каком этапе находится разработка вакцины: доклинические или клинические испытания?

— Значит, заканчивается "доклиника", на всех мелких животных все закончено, сейчас последние эксперименты заканчиваются на приматах.

Клинические испытания Минздрав разрешил или еще нет?

— Вот как мы на приматах сделаем, так подадим на получение разрешения на "клинику".

То есть, вы рассчитываете за три месяца — июнь, июль, август, — завершить первый этап клинических испытаний и выйти на готовность производить вакцину?

— Это экспертное учреждение и определит — сколько этапов у нас будет по результатам "доклиники", в первую очередь на приматах. Будут ли у нас первый этап и второй этап клинических испытаний объединены. Если результаты на приматах будут убедительными, то, я думаю, экспертное учреждение вправе будет нам выдать разрешение, где будет в одну стадию объединены и исследования безопасности, и иммуногенности.

Заявлялось, что вакцина от коронавируса не будет постоянной. То есть иммунитет она сможет обеспечить, скажем, в этот эпидсезон, в ближайший осенне-зимний период, а потом понадобится новая вакцина – "универсальной пилюли нет". 

— Ответ на этот вопрос знают только двое, но с ними трудно поговорить – Господь Бог и Чарльз Дарвин. Как пойдет эволюция. Мы с вами, к сожалению, можем только гадать, как пойдет эволюция. 

Эволюция, как мы знаем, может пойти двумя путями: или по пути вируса гриппа, когда раз в год, в два или три года, придется создавать новую вакцину в результате дрейфа мутационных изменений и антигенного дрейфа. Или же эволюция пойдет, как у вируса кори, который за всю историю человечества не менялся, и одна и та же вакцина за последние 20-30 лет вполне всех защищает и удовлетворяет. Как здесь получится — вскорости увидим, ждать осталось недолго. Но предугадать, как это будет развиваться — я не вижу для этого никаких механизмов, чтобы предугадать. Пока что, на сегодняшний день.

Про вирус мы знаем с каждым днем, с каждой неделей все больше и больше. В апреле много шума наделало заявление немецких ученых о том, что переоценена возможность вируса выжить на поверхностях. Сейчас понятно, насколько велик риск заразиться контактным путем?

— Не важно, сколько он там живет — контактным путем риск заразиться, конечно, большой. Ну, слава богу, через кожу он нашу не проникает. А если он попадает, как мы с вами прекрасно понимаем, на поверхности наших ладошек, пальцев, и мы этими ладошками начинаем тереть глаза, брови и ресницы, а детишки еще и обсасывать, то риск тут резко возрастает. И маски надо надевать тоже умеючи. Не так, чтобы тесемочки потом в рот попадали, когда их натягиваешь или снимаешь.

Протекание COVID-19 зависит от генетики?

— Это, в первую очередь, зависит от состояния иммунной системы. В ее состоянии, безусловно, играет роль и генетика, и возраст, и, соответственно, внешние условия, а именно возможность переохладиться, стрессовое состояние, питание и бесконечное количество факторов, которые влияют на наше самочувствие.

Исходя из этого, чтобы не заразиться COVID, снизить вероятность заражения, какую общую рекомендацию можно дать людям?

— Во-первых, поддерживать в хорошем состоянии свою иммунную систему, особенно в период вирусных эпидемий и обострений. Неважно, с COVID это связано или с вирусом гриппа, для этого существуют вакцины — это прекрасно, обязательно вакцинироваться. Пока вакцины не существует для широкого применения, то использовать хорошо проверенные иммуномодуляторы, которые, естественно, как вакцина, не защищают. Но если их использовать правильно в профилактическом режиме, процентов на 30 они понижают вероятность заражения. А если заражение произошло, и это привело к заболеванию, то тяжесть заболевания тоже, естественно, срезают. Если тяжелое –— переводят в менее тяжелое состояние за счет активации неспецифического врожденного иммунитета под названием в обобщенном виде фагоцитоз, открытый нашим известным соотечественником Ильей Ильичом Мечниковым, на портрет которого я смотрю, давая вам это интервью.

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще

Новости Москвы