Эксклюзив 16 августа 2010 г. 17:14

Балетмейстер Б.Эйфман: "В отечественном балете есть творческая энергетика, способная создавать новые формы"

Балетмейстер Б.Эйфман: "В отечественном балете есть творческая энергетика, способная создавать новые формы"

Санкт-Петербургский государственный академический Театр балета под руководством Бориса Эйфмана в августе представит публике новый спектакль "Я — Дон Кихот". Эта постановка Б.Эйфмана возникла на основе его предыдущих произведений балетного искусства по мотивам книги Мигеля Сервантеса. О том, чем была вызвана необходимость переосмысления спектакля, а также о принципах работы будущих Академии и Дворца танца в Петербурге и о необходимости сохранения традиций русского балета Б.Эйфман рассказал в интервью агентству "Интерфакс Северо-Запад".

 - Борис Яковлевич, 17 августа в Петербурге на сцене ДК им. Ленсовета состоится премьера спектакля "Я – Дон Кихот", который основан на Вашей более ранней постановке "Дон Кихот, или Фантазии безумца". На премьеру приглашены блокадники и ветераны Великой Отечественной войны. Что представляет собой новый балет? Почему Ваш театр уделяет такое внимание социальной работе?

 - Социальная программа для нас очень важна, потому что сейчас настало такое время, когда театры и другие культурные учреждения должны давать возможность социально незащищенным людям – блокадникам, участникам войны, всем тем, кто нуждается в духовности, - не утратить связь с культурой, с искусством.

В советское время много было сделано для того, чтобы эта связь существовала. Но затем в нашей истории начался период, когда каждый пошел своей дорогой. Прервалась связь времен. Сегодня мы ощущаем разрыв культурных традиций в отношениях с нашими детьми. Сейчас даже при наличии коммерческих, финансовых проблем нужно находить возможность проведения хотя бы разовых социально-культурных акций. Чтобы те слои населения, у которых нет возможности посещать театры, не были оторваны от настоящего искусства, так как телевидение, к сожалению, дает очень однобокое и примитивное представление о нем.

Что касается спектакля о Дон Кихоте, он был поставлен 16 лет назад и имел большой успех. Тогда это было новым осмыслением классического наследия. Не реставрации, а попыткой найти новое, современное видение классических сюжетов.

Сегодня для меня назрела необходимость пересмотреть постановку и создать концепцию спектакля, более близкую к Сервантесу, к философии легендарного Дон Кихота. Задуматься над тем, чем эта нарицательная личность столь значима для нашего времени. С этих позиций я взялся за создание балета «Я – Дон Кихот».

 - Какие гастроли ждут Вашу труппу в этом году?

- Наш театр, который до сих пор не имеет своей сцены, постоянно находится на гастролях. Это наша жизнь, наша главная возможность показывать свое искусство зрителю. Мы много репетируем, а результат репетиций – выход на сцену артиста. В этом году наш коллектив был во многих странах мира, и мы, открыв сезон, месяц назад уже побывали в Словении и на Кипре, показали свои последние спектакли в Санкт-Петербурге.

27 августа мы будем выступать в Каннах на Фестивале русского искусства, где покажем балет "Онегин". Затем у нас пройдут гастроли в Польше, Голландии, Испании... В декабре в Париже мы будем закрывать Год России во Франции балетом «Анна Каренина».

Главное, что мы выполняем свою основную миссию, – показываем балетное искусство современной России и доказываем всему миру, что в нашей стране не только бережно сохраняют классику, но и создают современные конкурентоспособные и успешные спектакли.

 - Чувствуете ли Вы разницу между зрителем российским и европейским? Одинаково ли воспринимает публика разных стран Ваши постановки?

 - Для нас, может быть, более ответственны выступления в Петербурге, в Александринском театре, где мы показываем свои спектакли, потому что здесь наш дом, наши близкие друзья. Для нас любовь петербургского зрителя ко многому обязывает, она дорогого стоит. Каждое выступление в Петербурге очень волнительно.

Я бы не сказал, что есть какая-то принципиальная разница между европейскими, американскими или азиатскими зрителями. В этом уникальность нашего балетного искусства, потому что в нем сконцентрированы все человеческие рефлексы на универсальные понятия - добра и зла, любви и ненависти, горя и радости. И концентрация этих рефлексов материализовалась в систему пластического языка, понятного людям всего мира.

 - А чем театр планирует заняться в следующем году?

 - Мы надеемся продолжить съемки наших лучших балетов для сохранения их на DVD. Надеемся также, что выпустим новый спектакль - "Роден". Это будет балет о великом скульпторе Родене, о творцах, у которых жизнь посвящена служению искусству. Это служение становится для них смыслом бытия. Мы хотим показать, какую цену платят творцы за создание своих шедевров, а также «…из какого сора растут стихи, не ведая стыда…».

- В Петербурге планируется строительство Академии танца под Вашим руководством. Какими Вы видите принципы ее работы? Кто будет в ней преподавать, кто будет учиться, как Вы планируете построить учебный процесс?

 - Мы только в начале пути. В прямом и в переносном смысле – в начале строительства здания и в начале строительства концепции этого учебного заведения. Я надеюсь, что мы сумеем создать новую систему обучения универсальных балетных артистов, которые обретут навыки в различных техниках танца и смогут быть не только профессиональными артистами, но и интеллектуально образованными людьми, способными прожить интересную творческую жизнь в искусстве. Для этого, конечно, нужен большой штат сотрудников – воспитателей, преподавателей.

Впереди колоссальная работа, потому что (это ни для кого не секрет) кадровый голод в России сегодня является стратегической проблемой во всех отраслях нашей жизни. Я убежден, что мы столкнемся с дефицитом профессионалов. Но дорогу осилит идущий. Мы будем работать, и, я думаю, мы найдем возможность собрать высокопрофессиональную команду педагогов для наших воспитанников.

В Академии танца будут обучаться дети из социально незащищенных слоев - сироты, ребята из трудных семей. Команде педагогов предстоит воспитать будущих деятелей культуры и балетного искусства нашей страны. Это очень благородное дело, и я уверен, что в этом нам помогут и государство, и бизнес.

 - Чем, по Вашему мнению, должен стать Дворец танца для культурной жизни Петербурга и Европы?

 - Надеюсь, что Дворец танца станет тем местом, где будут происходить творческие процессы, способные помочь мировому балету выйти из того глубочайшего кризиса, в котором сегодня он находится. В первую очередь, это отсутствие новых идей, новых имен, направлений в хореографии. Искусство танца сегодня находится в плену старых стереотипов, как в классике, так и в модерне, и ему необходимы свежие идеи развития. Для этого нужны новые талантливые деятели балетного искусства.

Дворец танца должен способствовать появлению этих новых творческих имен. В его стенах будут существовать все виды танцевального искусства: классика, фолк, модерн, джаз, новые хореографические формы — те, которые появятся в самом Дворце. Мы будем приглашать молодых хореографов к участию в наших программах, проводить фестивали. Но главное – мы не будем заниматься  реализацией личных амбиций, а будем работать, кропотливо и ежедневно, над тем, чтобы создать внутри Дворца творческую лабораторию, которая позволила бы молодым специалистам познать и обрести профессию хореографа.

 - Планируете ли Вы приглашать к сотрудничеству зарубежных специалистов, хореографов и балетмейстеров?

 - Безусловно, мы будем приглашать специалистов, педагогов и хореографов из других стран. Но главная цель – создание базы, на которой будет развиваться наш отечественный балет. Развиваться в русле традиций и канонов русского балетного театра.

Ценность нашего театра в том, что он не копирует западные образцы, а создает оригинальный современный репертуар, который зиждется на традициях русского балетного театра. И именно это и есть развитие. Мы будем брать все новое, что создано в мире, чтобы сохранить и развить наш отечественный балет.

Сегодня легче всего взять и пригласить западных хореографов и начать создавать на этой базе даже не копии, а копии копий. Но это очень опасный путь, ведь кризис в балете наблюдается не только в нашей стране, но и на Западе. Мне бы не хотелось культивировать у нас то, что уже отжило в других странах. А в отечественном балете есть та творческая энергетика, которая способна создавать новые формы, базирующиеся на наших традициях, нашей культуре, философии и духовности.

 - Борис Яковлевич, каждый, кто хоть раз видел Ваши спектакли и знакомился с Вашим творчеством, задавался вопросом о том, откуда Вы черпаете свою энергию. Что служит Вам вдохновением?

 - Это трудный вопрос. Оттуда я ее черпаю?.. Пожалуй, ниоткуда. Бог дает энергию человеку. Она есть у каждого. Если человек чувствует ответственность, он направляет свою энергию на реализацию созидательных идей. А некоторые люди реализуют энергию в разрушительных действиях – пьянстве, разгуле. В каждом человеке есть энергия, просто она используется или позитивно или негативно, во благо или зло.

В первую очередь, все, что я делаю, связано с тем грузом колоссальной ответственности, который лежит на мне. Это театр под моим руководством, который существует уже 33 года, люди, о которых я должен заботиться – не только артисты, но и их семьи. Эта ответственность не позволяет расслабляться, не позволяет даже думать об усталости. Природа дала мне возможность саморегуляции и способность возрождаться. Моя деятельность требует колоссальной самоотдачи. Но чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Каждый раз, отдавая, ты словно освобождаешь внутри себя пространство для новой энергии, новых эмоций, новых идей.

 - Остается ли у Вас время для знакомства с работами Ваших коллег - хореографов классического балета?

 - Практически не остается времени. Я связан только с моим театром, и когда мы гастролируем, тоже нахожусь в работе. Кое-что удается смотреть на DVD. То, что я вижу, конечно, бывает мне интересно. Но в то же время я мечтаю создать группу молодых хореографов, которые бы вместе со мной стремились сформировать новый репертуар нашего отечественного балета. Пока я не вижу в молодых людях необходимого энтузиазма и заинтересованности. В нашей балетной среде сегодня много прагматизма, меркантильности, может быть, даже неуверенности, страха. Надо дать молодым возможность почувствовать удовольствие от той мучительной жизни, которой является жизнь хореографа.

Эта профессия дает невероятное счастье, когда ты видишь восторг в глазах твоего зрителя, когда ты можешь ощутить свою избранность. Но к этой вершине лежит долгий и мучительный путь, и далеко не каждый хочет и готов его пройти. "Но когда, если не теперь? И кто, если не ты?" Вот и вся истина. Дерзайте!

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще