Эксклюзив 14 марта 2022 г. 10:22

Председатель комитета по труду Петербурга Дмитрий Чернейко:

"Западные санкции на рынке труда пока не отразились"

"Западные санкции на рынке труда пока не отразились"
Фото предоставлено пресс-службой комитета по труду Санкт-Петербурга

Крупные иностранные компании, работавшие в Петербурге, объявили об уходе с российского рынка или приостановке производства в условиях санкций из-за военной спецоперации на Украине. Японские Toyota и Nissan, южнокорейский Hyundai, шведская IKEA, немецкий OBI, финские супермаркеты Prisma и отели Sokos, производитель Fazer, американские Nike и Reebok, немецкий Adidas, японский Uniqlo, шведский H&M, испанская Zara, американский McDonald’s, датский Carlsberg покидают Россию. О том, как это отразится на рынке труда в Санкт-Петербурге, рассказал в интервью "Интерфаксу" председатель городского комитета по труду и занятости населения Дмитрий Чернейко.

Дмитрий Семенович, какой сейчас уровень безработицы в Петербурге? Отразился ли уход крупных компаний из России на рынке труда в городе?

— На сегодняшний день уровень безработицы у нас точно самый низкий в Российской Федерации. И пока имеет тенденцию к снижению. Он составляет примерно 1,5% — около 16,5 тыс. человек. На сегодняшний день то, что мы видим по регулярному мониторингу, который ведется практически в режиме реального времени, ситуация с санкционным давлением на Россию на рынке труда прямо сейчас не отразилась.

Какие крупные предприятия могут закрыться в Петербурге?

— У нас нет данных о том, что что-то будет закрываться. Кроме того, на сегодняшний день существенных сигналов о нарушении российского законодательства в вопросах труда и занятости со стороны западных инвесторов не замечено. Пока все соблюдают требования российского закона.

Что это за требования? В случае если происходит массовое увольнение, надо уведомлять профсоюзы и органы государственной службы занятости за 3 месяца. Пока таких уведомлений ни от кого не последовало. Есть заявления о возможных простоях. Все они проверяются и нами, и Государственной инспекцией труда. По линии промышленности, торговли, общественного питания, гостиниц эта информация проверяется еще и сотрудниками комитета по промышленности. Пока официальных заявлений и официальных действий, которые привели бы к сокращениям и увольнениям, нет. Но мы, естественно, к ним готовимся.

С коллегами создали центр кадровой мобильности, чтобы в случае ухода иностранного инвестора и возможного появления российского инвестора, мы оперативно без перехода работника в статус безработного решали задачу, чтобы он сразу находил себе место работы.

Каким образом будет обеспечен переход работника на новую работу, кто ему предоставит эту работу?

— Если иностранная торговая сеть делает заявление об остановке деятельности на территории России и мы четко понимаем, что российская торговая сеть готова приобрести то, что остается, наша задача — сопроводить этот процесс без ущемления прав работников. Есть решения и по компаниям в сфере общественного питания.

До последнего времени у нас по всему спектру — и по промышленности, и по общепиту — был колоссальный дефицит рабочей силы. Если посмотреть трезво на происходящее, дефицит сохранился. В службе занятости Петербурга постоянно размещено не менее 30 тыс. официальных вакансий. Хотя на самом деле их, конечно же, гораздо больше.

Если от всего того, что пишут в СМИ, перейти к конкретике, то картина получается не апокалиптическая, а рабочая.

А какова ситуация с петербургскими автозаводами Hyundai, Nissan, Toyota, которые приостанавливают работу из-за нехватки комплектующих?

— Первая проблема — уход иностранных игроков. Вторая проблема более сложная — это нарушение логистических цепочек. Решение этих макроэкономических вопросов относится к полномочиям комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт‑Петербурга. Toyota никуда не исчезает, корейские производители никуда не исчезают. Для Петербурга этого достаточно. Могут быть небольшие сбои и накладки, но видны решения, новые цепочки уже настраиваются.

В каких отраслях могут произойти кардинальные перемены для Петербурга?

— Еще недавно в условиях ковида принимались решения по поддержке секторов. Сегодня речь идет скорее не об отраслях, а в первую очередь о совершенно конкретных инвесторах и санкциях. Здесь не мы принимаем решения, а в отношении нас принимают решения. Вот сейчас вы назвали автомобильные предприятия — выстраиваются новые логистические цепочки, автопредприятия на территории Петербурга сделали паузу на пересборку. Во время вынужденного простоя Toyota и Nissan выплачивают сотрудникам среднемесячную зарплату. Если брать систему общественного питания — пока из крупных сетей об уходе заявил только McDonald’s, который также продолжает платить зарплату персоналу. Если найдутся инвесторы, которые смогут сохранить культуру производства, то персонал может практически не заметить смены собственника. О готовности занять нишу производства бургеров и котлет заявил "Мираторг".

Если брать гостиничный бизнес — тоже понятно. Официальных действий об уходе компаний нет. Если появятся — их место займут российские инвесторы. Если посмотреть на прошедшее лето 2021 года — стал развиваться внутренний туризм. Да, он не скомпенсировал потери от сокращения внешнего туризма, но развитие получилось.

Но учитывая ожидающееся падение доходов населения, туристический поток в Петербурге все же может снизиться?

— Привлекательность Москвы и Петербурга для внутреннего туриста с любым уровнем дохода очень и очень высока. И если туристический поток на Дальний Восток пока не может быть массовым — это действительно очень дорого, отсутствует достаточная инфраструктура для приема гостей, то здесь барьера нет. Российский турист с любым уровнем дохода может позволить себе отдых в Петербурге. Не обязательно в дорогой гостинице: рынок уже сложил инфраструктуру недорогих гостиниц, хостелов, формат самозанятости позволяет легально сдавать в аренду собственное жилье — квартиры и комнаты.

Привлекательность города для людей даже с не очень высокими доходами будет сохраняться. А говорить о глобальном снижении уровня доходов преждевременно. Через два-три месяца будет понятно, какие прогнозы срабатывают, а какие — нет.

А что ожидает строительную отрасль? На днях был опубликован прогноз по дефициту рабочей силы — ожидается более 60% при нынешнем дефиците 25%. Есть опасения за эту отрасль? Ожидаются кардинальные перемены?

— Какие-то изменения точно будут, но говорить о том, что это будут какие-то кардинальные перемены, я бы не стал. Здесь, как в любой отрасли, выигрывает тот, кто первым начинает заниматься производительностью труда. Москва первой сделала заявление в прошлом году о необходимости замещения труда мигрантов высокопроизводительными рабочими местами и технологиями в строительстве. К этому неизбежно придут и остальные.

Жилищное строительство всегда является драйвером всей строительной отрасли. Поскольку все льготные ипотечные программы в России сохраняются, нет оснований прогнозировать спад объемов строительства.

Разве кто-то сейчас сможет потянуть ипотеку с такими ставками?

— Льготная ипотека никуда не исчезла. Ее в стране уже получили 7 млн человек. По этим ипотечным договорам проценты не меняются, а там 6-7%. Погашение такой ипотеки будет обходиться дешевле при сохранении прежних процентов.

Сейчас нельзя делать скоропалительных выводов, потому что ситуация только-только складывается. И очень много всего зависит от качества управленческих решений. Вы видите, что правительство перешло на круглосуточный режим работы, и решения принимаются очень быстро. И по большому счету качественно.

Мы просто говорим о прогнозах, например, по строительному рынку.

— Я не вижу здесь каких-то страшных обвалов.

Но структура может поменяться. Например, уйдет значительная часть мигрантов.

— Пока оттока мигрантов не произошло, только приток замедляется. Посмотрим, как это будет выглядеть дальше.

Сейчас серьезные системные прогнозы по тонким вопросам в экономике больше чем на месяц делать рано. Очень многое мы поймем через 2-3 недели: как изменятся цены, какой будет реально курс рубля, как будут осуществляться обменные операции, какой будет реальная инфляция и так далее. Очень много будет зависеть от качества принятых решений.

Что мы видим сейчас? Увеличилось количество обращений в центр занятости. Люди начинают проявлять повышенную активность.

С какими вопросами обращаются?

— Ищут возможности, вакансии. Интересуются, что происходит на рынке труда. Это совершенно естественная реакция нормальных людей.

А с жалобами на работодателя обращаются?

— Всплеска обращений нет. Всегда люди направляют заявления, среди которых и бытовые, и личные, и необоснованные, и серьезные претензии к работодателям. И это еще одна социальная функция службы занятости, которую нельзя сейчас забывать.

То есть люди еще не уволились, но пошли на биржу труда и просто интересуются?

— В службу занятости сейчас не обязательно приходить пешком. Информационные ресурсы "Труд всем", Петербургский портал работают круглосуточно.

Мы будем предоставлять дополнительные услуги при подготовке и по подбору кадров, в полтора-два раза увеличим число людей, которые смогут бесплатно пройти курс профессиональной переподготовки.

А сейчас люди, которые обращаются в органы занятости, могут пойти на курсы переподготовки? Еще имея работу и зарплату?

— Да, могут.

И это обучение будет для них бесплатным?

— Да, конечно.

Сможет ли национализация уходящих иностранных компаний, о которой сейчас многие говорят, сдержать безработицу?

— Этот вопрос носит абсолютно сослагательный характер. И он не относится к сфере моих компетенций.

Говоря о том, что российские компании придут на смену иностранным, вы ранее сказали, что закрывающийся McDonald’s может заменить, например, "Теремок".

— Я просто говорил, что у нас есть "Теремок" и есть McDonald’s, как серьезные крупные сетевые решения фастфуда. Поэтому в принципе McDonald’s может быть заменен. Кем и как — это вопрос.

Вообще насколько конкурентоспособен сейчас отечественный бизнес? Есть у вас еще позитивные примеры, когда мы можем даже обгонять иностранные компании?

— Такие примеры есть. Это все, что связано с развитием интернета, мобильной связи, банковской сферы, цифровизации банковских услуг — здесь мы опережаем любую европейскую страну примерно на 5-10 лет, за исключением маленькой Эстонии. Петербургский общепит сегодня мало чем уступает французскому и итальянскому. Гастрономические туристические маршруты в Петербург популярны в Москве и регионах, еще недавно они пользовались спросом на китайском и европейском рынках.

Если вернуться к автомобильной отрасли, как все же будут справляться заводы, если комплектующие не поступят?

— Вот как видится со стороны ситуация с Toyota. Первое заявление от руководства — мы все приостанавливаем и уходим. Второе заявление — мы приостанавливаем производство и ищем новые логистические решения. Третий шаг — мы понимаем, когда сможем выстроить новую логистическую цепочку и запустить производство.

Между Японией и Россией очень короткое расстояние и хорошая железная дорога, поэтому комплектующие дойдут. В отношении Toyota и корейских машин у меня вообще нет никаких сомнений, я убежден, что они будут здесь собираться и продаваться. Мы не рассматриваем сейчас вопрос цены, хотя он, конечно, важен.

Наш бизнес ничем не уступает ни американскому, ни немецкому, ни японскому, а во многом превосходит. Особенно если мы говорим о малом и среднем бизнесе. В нем работают очень творческие и талантливые люди, которые умеют находить выход из таких положений, из каких ни один иностранец не выпутается.

Вы имеете в виду автомастерские где-то во дворах?..

— Почему? Япония и Корея ничего не поменяют, они продолжат поставки. Появится много автомобилей из Китая.

Но у нас еще есть американские и европейские автомобили.

— После того как китайские машины займут большую долю российского рынка, вернутся и американские, и европейские. Россия не та страна, которую можно навсегда изолировать. Ее и сейчас-то не удалось изолировать совсем.

На швейных производствах также прекратились поставки тканей из-за границы, работников отправляют в вынужденный отпуск...

— Ткани делают не только в Италии и Англии. Основная часть тканей делается в Юго-Восточной Азии, а она вне санкций. Там только Микронезия разорвала дипломатические отношения с Россией, остальные — нет. И микрочипы производятся в первую очередь на Тайване, а отнюдь не в США или Европе.

Исключить сбоя поставок нельзя. Но через три-четыре недели паузы посмотрим, что будет. Бизнес обязательно найдет решение.

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще