Точка зрения 10 декабря 2021 г. 14:32

Ошибка ценой 480 миллионов

Ошибка ценой 480 миллионов
© РИА Новости. Алексей Сухоруков

Interfax-Russia.ru — Более 480 млн рублей выплатили на шахте "Листвяжная" семьям погибших и пострадавших при ЧП.

Все семьи погибших на шахте "Листвяжная" (входит в "СДС-Уголь") к настоящему времени получили единовременные выплаты от предприятия.

"В общей сложности 51 семье погибших (37 работников шахты, пять — ВГСЧ, девять — работников подрядных организаций) перечислено 353,5 млн рублей. В соответствии с решением собственника шахты, на семью погибшего было выделено по 2 млн рублей, и на члена семьи — 1 млн рублей, в том числе для родителей", — сообщили журналистам в пресс-службе шахты.

Помимо этого, 105 пострадавших, обратившихся в больницы, получили по 500 тыс. рублей. Тем, кто не стал обращаться к медикам (141 человек), перечислили по 100 тыс. рублей.

"Суммарные выплаты семьям погибших и пострадавших от предприятия составили 481 млн рублей", — отметили в пресс-службе шахты.

Также руководство предприятия приобрело для семей погибших 16 квартир (всего планируется купить 66). Еще 37 семьям сделают ремонт на сумму 45,7 млн рублей. А 20 квартир будут меблированы и оборудованы бытовой техникой на общую сумму 6 млн рублей.

Кроме того, шахта начнет ежемесячно выплачивать семьям погибших горняков пособие на ребенка в размере 25 тыс. рублей до достижения им совершеннолетнего возраста. Выплаты положены 51 ребенку, их общая сумма составляет 1 млн 275 тыс. рублей. Также собственники предприятия погасят 89 кредитных обязательств на сумму 11,3 млн рублей.

ЧП на шахте "Листвяжная" (находится в Беловском городском округе Кемеровской области) произошло утром 25 ноября. Причиной аварии стал взрыв метано-воздушной смеси. В результате трагедии погиб 51 человек, в том числе 5 горноспасателей. До сих пор не удалось обнаружить и поднять на поверхность тело одного погибшего.

"Горноспасатели ВГСЧ МЧС России проводят повторное обследование горных выработок шахты. Неизвестным остается местонахождение одного погибшего шахтера", — сообщила пресс-служба МЧС РФ.

Спасатели работают в гидрокостюмах.

"Параллельно проводятся работы по откачке воды, осуществляется мониторинг и анализ газовой обстановки в шахте. Работы ведутся в круглосуточном режиме. Привлечено 3 отделения ВГСЧ МЧС России", — добавили в ведомстве.

После ЧП было возбуждено два уголовных дела: по ч.3 ст.217 УК РФ (нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц) и ч.3 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц).

По первому из них обвиняемыми проходят директор шахты Сергей Махраков, его первый заместитель Андрей Молостов и начальник участка Сергей Герасименок. В рамках второго уголовного дела обвинение предъявлено главным госинспекторам Беловского территориального отдела Сибирского управления Ростехнадзора Сергею Винокурову и Вячеславу Семыкину.

Махраков, Молостов и Герасименок были арестованы до 25 января 2022 года, Семыкин и Винокуров — до 26 января 2022 года. Позднее их адвокаты обжаловали решение суда об избрании меры пресечения в виде ареста.

"Сейчас руководству шахт грозят принудительные работы на срок до 5 лет, либо лишение свободы на срок до семи лет, а также лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Стоит ли говорить, что такое наказание является несправедливым, когда речь идет о гибели 51 человека?", — заявил Interfax-Russia.ru адвокат, руководитель МКА "Князев и партнеры" Андрей Князев.

Он напомнил, что президент России Владимир Путин после произошедшего на шахте дал правительству ряд поручений.

"Так, абсолютно обоснованно, президент призвал ужесточить ответственность за нарушения в сфере безопасности на шахтах, а также повысить роль профсоюзов. Одновременно глава государства указал на необходимость обратить внимание на состав административных правонарушений. В настоящее время в России не предусмотрено наказание в виде административного приостановления деятельности предприятий", — продолжил юрист.

Если проанализировать зарубежный опыт, то видно, что во многих странах успешно работает разветвленный сервис безопасности в промышленной области, добавил эксперт.

"В Канаде, например, осуществляется лицензирование и выдача разрешений на газовое и нефтяное бурение и производство. Так же выдаются разрешения на перевозку и выбросы опасных веществ. В Австралии функционирует система лицензирования опасных производств", — рассказал Князев.

В Европе, по его словам, действует система разрешений на бурение и размещение новых опасных производств. Также там хорошо развита система декларирования безопасности производств, предоставление специального документа — Safety Report.

"И безусловно, ни для кого не секрет, что за рубежом штрафы гораздо выше, чем в России, не говоря уже о тюремных сроках. А учитывая развитую систему лицензирования, предприятия как минимум просто боятся приостановления деятельности и надзора со стороны государства", — подчеркнул юрист.

Как сообщил партнер юридической компании "Генезис" Василий Сосновский, расследование аварии на "Листвяжной" развивается в том же формате, как и в случае с ЧП на шахтах "Распадская" и "Северная" (Воркутауголь).

"В случае с аварией на "Распадской" (тогда в мае 2010 года погиб 91 человек) было восемь обвиняемых, но уголовные дела были прекращены в связи с истечением срока давности. И это основание для освобождения от уголовной ответственности не является реабилитирующим", — сказал юрист Interfax-Russia.ru.

Он напомнил, что техническому директору ЗАО "Распадская угольная компания" Анатолию Рыжову, директору шахты "Распадская" Игорю Волкову, ее главному инженеру Андрею Дружинину, руководителю службы вентиляции и дегазации Владиславу Вальцу, начальнику участка вентиляции и техники безопасности Вячеславу Радцеву, начальнику смены Игорю Белову и командиру Новокузнецкого военизированного горноспасательного отряда Александру Апалькову предъявили обвинение в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшем большие человеческие жертвы (ч. 3 ст. 217 УК РФ). При этом инспектору Междуреченского отдела Ростехнадзора Федору Веремеенко инкриминировали халатность, повлекшую по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ).

"В деле указывалось, что авария на шахте - следствие желания ее руководства увеличить объемы добычи угля и, соответственно, финансовой прибыли. При этом контроль за выполнением взрывозащитных мероприятий на шахте, порученный сотруднику Ростехнадзора Федору Веремеенко, по версии следствия, фактически не осуществлялся. Что касается ч. 3 ст. 217 УК РФ и ч. 3 ст. 293 УК РФ, то срок давности по этим статьям шесть лет с момента совершения преступления (преступления средней тяжести)", — сказал эксперт.

Расследование же аварии на шахте "Северная" (Воркутауголь) завершили в 2019 году. В деле было 14 обвиняемых, им было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 217 УК РФ (нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и крупный ущерб, а также смерть двух и более лиц).

"Главному государственному инспектору Воркутинского территориального отдела Печорского управления Ростехнадзора Павлу Маслову инкриминируется ч. 3 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц и причинение особо крупного ущерба). В октябре 2020 года сообщалось, что Воркутинский городской суд приступил к судебному следствию по уголовному делу после аварии на шахте "Северная". Из-за различных обстоятельств, в том числе из-за пандемии коронавирусной инфекции, рассмотрение затянулось", — сказал партнер ЮК "Генезис".

То есть, по мнению юриста, пока принципиальных отличий в случае с "Листвяжной" от расследований аварий на "Распадской" и "Северной" нет — фигурантами дела является непосредственные руководители шахты и инспектор Ростехнадзора. Уголовные дела также возбуждены по ч. 3 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц и причинение особо крупного ущерба) и ч. 3 ст. 217 УК РФ (нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и крупный ущерб, а также смерть двух и более лиц).

В целом же, как считает старший партнер Сriminal Defense Firm Алексей Касаткин, лицам, ответственным за подобные аварии, следует готовиться к особому вниманию со стороны правоохранителей.

"В подобных случаях в России правоохранители часто вменяют целый "букет" статей Уголовного кодекса, в том числе: 293 (халатность, максимальное наказание — 7 лет лишения свободы), 217 (нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, максимальное наказанье аналогичное), 285 (злоупотребление должностными полномочиями, максимальное наказание — 10 лет лишения свободы) и т.д.

На примере взрыва на шахте в Соме (Турция) можно сказать, что примерно таким образом квалифицируются подобные катастрофы и в других государствах", — сказал юрист Interfax-Russia.ru.

Обозреватель Наталья Пономарева 

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще

Новости Сибири