Эксклюзив 30 сентября 2022 г. 08:00

Министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын:

"Безответственный оптимизм не должен быть в основе планирования бюджета"

Экономика страны находится под небывалым санкционным давлением. Челябинская область входит в число промышленных регионов, где особую роль играют металлургия, машиностроение и металлообработка. О том, как ситуация в экономике повлияла на доходы бюджетной казны, накопленной "подушке безопасности", перспективах бюджета на 2023 год, а также о взаимоотношениях с вышестоящим и нижестоящими бюджетами в интервью агентству "Интерфакс-Урал" рассказал министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын.

"Безответственный оптимизм не должен быть в основе планирования бюджета"
Фото предоставлено пресс-службой министерства финансов Челябинской области

- Андрей Вадимович, как отразились последствия санкций на бюджете нашего промышленного региона?

- Надо понимать, что степень влияния каких-либо факторов напрямую зависит от того, как вообще строятся планы. Если в основе планирования - безответственный оптимизм, то жизненные реалии могут сильно ударить по бюджету. Поэтому мы всегда очень взвешенно подходим к формированию бюджета, у нас даже оптимистичный прогноз, который берется в качестве одного из вариантов развития событий, - это все равно сдержанный прогноз.

В результате такого подхода у нас сегодня поступления идут по плану. Если за первое полугодие у нас было превышение налоговых поступлений по отношению к показателю поступлений прошлого года, то на сегодня (по итогам 7 месяцев 2022 года - ИФ) мы идем на уровне прошлого года. В частности, налоговых доходов за семь месяцев 2022 года поступило 114 млрд рублей, это соответствует показателю за аналогичный период прошлого года.

- Какие направления "просели"? Как непростая ситуация в базовой для региона металлургической отрасли отразилась на бюджете?

- Доля металлургии за 7 месяцев 2021 года составляла порядка 28% в общем объеме налоговых поступлений, в этом году - порядка 23,5%. При этом поступления от металлургов за семь месяцев составили 81% по сравнению с таким же периодом прошлого года.

Помимо металлургов, наблюдается сокращение поступлений в секторе финансовой и страховой деятельности. В этом сегменте поступления составили 77% от уровня аналогичного периода прошлого года.

Но итог по налоговым поступлениям, подчеркиваю, одинаковый - 114 млрд рублей. Потому что есть отрасли, которые идут с опережением. Например, такое направление, как оптовая и розничная торговля - 146% к уровню семи месяцев прошлого года.

В суммовом исчислении речь идет о снижении налоговых поступления от металлургического сектора на уровне 5,8 млрд рублей по сравнению с прошлым годом. Торговля, наоборот, плюс 3 млрд рублей, еще другие отрасли прибавили.

Отмечу, что если за последние пять лет исполнение бюджета за восемь месяцев, в среднем, было 65% от годового плана, то за восемь месяцев этого года исполнение составляет 76%. Это говорит о том, что у нас сформирован определенный запас прочности, поэтому мы укладываемся в запланированные параметры бюджета. И у нас есть еще запас на случай, если за оставшийся период будет падение по каким-то отраслям.

- То есть в металлургии все относительно стабильно?

- Не уверен, можно ли сейчас оперировать понятиями стабильно-нестабильно. Но могу сказать так: это снижение уж точно не фатально. Некоторые говорят, что вы опять говорите, что все хорошо, вы нас успокаиваете. Понятно, что если бы не геополитическая ситуация, если бы металлурги работали в прежнем режиме, то денег было бы еще больше. Но это было бы превышение плана. А мы сейчас говорим, что выполняем ранее намеченные планы.

- Как идет работа над бюджетом региона на 2023 год? Каким он будет, можно ли уже озвучить его предполагаемые параметры?

- Могу сказать только - укрупненно. Работа над бюджетом продолжается. Главная задача, которую поставил губернатор, - не снижать инвестиционные расходы. Потому что с ними связано развитие, мультипликативный эффект в экономике, когда все работает, а не просто "проедается".

И уже сейчас, например, есть утвержденный губернатором перечень строительных объектов, которые должны быть реализованы. Профильные министерства и муниципалитеты могут не дожидаться принятия бюджета на следующий год, а внести изменения по ассигнованиям в текущий бюджет, где обозначен плановый период 2023 года. Это позволит уже сейчас заняться корректировкой необходимой документации - госпрограмм, порядков финансирования, сразу объявить торги. И прямо с нового года получить доступ к финансированию, не затягивая этот процесс.

Сейчас мы рассматриваем все предложения, которые есть по расходам на будущий год. Ищем баланс в соответствие с теми доходами, что пока прогнозируют наши экономисты. Вполне возможно, что бюджет будет дефицитным, учитывая поставленную задачу не снижать темпы развития и по возможности сохранить привычный уровень жизни в регионе.

В таком случае будут использоваться все источники покрытия дефицита: остатки, которые сложатся на счетах на конец года, а также заемные ресурсы. Но сам дефицит не будет превышать 10% от собственных доходов - это та планка, которая закреплена в действующих соглашениях с федералами.

- Заимствования для покрытия дефицита бюджета, это будут кредиты или облигации?

- Решение о виде заимствований будет принято позже. Это зависит от многих факторов, в том числе, от конъюнктуры рынка, стоимости обслуживания кредитов или облигаций. Поэтому мы будем мониторить рынок и решать по ситуации.

Кстати, уже сейчас очевидны определенные сложности. Регионы и муниципалитеты ограничены в возможности привлечения кредитов из-за ставки, которую мы можем предложить банкирам - это ключевая ставка плюс 1% годовых. Банкам не интересен такой процент, более того, они выдвигают всевозможные дополнительные условия, например, неустойку в случае невыборки кредита, штрафы за досрочное погашение и тому подобное.

Эта проблема пока не чувствуется, но когда начнутся "провалы" в наполнении бюджетов, и регионы начнут активнее пользоваться заимствованиями, они просто физически не смогут их привлечь. Тему опять же поднимал Алексей Леонидович (губернатора Алексей Текслер - ИФ) в рамках работы Госсовета, предложив рассмотреть возможности решения этой ситуации.

- Насколько рынок коммерческих заимствований сегодня привлекателен для регионов?

- Пока рано говорить. Совершенно непонятно, как рынок облигаций себя поведет, потому что одно дело краткосрочные ресурсы, другое дело - долгосрочные, например, на 7 лет. Сейчас не знаю, как себя финансы поведут в нынешней ситуации.

Повторюсь, самая главная проблема сегодня - это проблема прогнозирования. Формулировка "бюджет без излишеств", которую активно используют на федеральном уровне, очень актуальна, однако, теперь каждый для себя будет решать, что для него излишества, а что - нет.

- Уже есть понимание, какие будут остатки к концу года, какую часть дефицита удастся покрыть за их счет?

- Ситуация меняется, мы все вместе с руководителями министерств и ведомств анализируем расходы и приоритезируем их. Пока идет этот процесс, у нас с каждым днем все больше понимания относительно дефицита и источников его покрытия. Ближе к декабрю появится более-менее ясная картина по доходам и расходам соответственно.

- Достаточна ли, на Ваш взгляд, помощь, которая приходит регионам с федерального уровня?

- Мы благодарны за помощь из федерального бюджета. Много это или мало - сложно сказать. Могу только перечислить некоторые факторы. Например, в соответствие с новой методикой выравнивания бюджетной обеспеченности мы оказались в числе регионов, которые не получают дотацию на выравнивание. Раньше дотацию получали регионы с коэффициентом бюджетной обеспеченности от единицы и ниже, а теперь - от 0,9. И мы как раз находимся на этой границе отсечения, поэтому стали бездотационной территорией или регионом-донором. Это было сделано, чтобы перераспределить помощь в пользу самых нуждающихся. Но, опять же, мы добились - наш губернатор поставил этот вопрос, и он был решен, - чтобы отмена дотации шла поэтапно. Мгновенно с нас бы "сняли" разом 7 млрд рублей.

С другой стороны, у нас есть поддержка федералов в виде инвестиционных кредитов. Часть из них - более 15 млрд рублей - мы получили как все, пропорционально количеству населения, а вторую часть - 72 млрд рублей - получили по конкурсу под 0,1%. При этом регионы, которые получили инвесткредиты по конкурсу, можно пересчитать по пальцам одной руки.

В целом оценивать достаточность поддержки очень сложно. Все зависит от того, что и как считать. Некоторые, подсчитав, сколько регион воспроизводит налогов и сколько уходит в федеральный бюджет, говорят, что у нас забирают больше, чем остается. Но ведь деньги на территорию поступают не только в рамках консолидированного бюджета, везде расположены федеральные учреждения: вузы, воинские части, федеральные дороги есть и так далее. И в итоге может возникнуть интересный вопрос: кто кому чего больше дает? Смотря как считать...

- Научились ли муниципалитеты грамотно формировать и расходовать бюджеты, как это регулируется регионом?

- Минфин области согласовывает кандидатуру руководителя финансового органа в муниципалитете. Но не все же зависит от финансистов. Есть администрация, депутаты, которые принимают бюджеты. У них свои запросы. Помните, я говорил, что безответственный оптимизм не должен быть в основе планирования бюджета. Несколько лет назад сложилась ситуация, когда отдельные муниципалитеты специально "надували" доходы под расходы. А после не могли справиться, брали кредиты, в результате - рос муниципальный долг. Тогда мы стали заключать со всеми территориями, кто рассчитывал получать финансовую помощь от региона, соглашения, где было обязательство согласовать с нами возможность привлечения кредитных ресурсов. Так мы мгновенно навели порядок с раздуванием муниципальных долгов.

Кстати мы поделились этим опытом с федералами. В частности, когда было введено понятие казначейских кредитов, которые привлекаются в течение года на финансирование кассовых разрывов, муниципалы хотели получить доступ к этому инструменту. Но федеральное казначейство соглашалось работать с ними только под гарантии регионов, для которых это было малопривлекательно. Тогда я озвучил наш опыт. В результате в 2017 году подобные соглашения в отношении федерального бюджета получили все регионы. В них, например, есть планка по госдолгу, в целом, и ограничения по коммерческим заимствованиям, плюс прописан предельный "порог" дефицита, который должен соблюдать регион, претендующий на федеральную помощь.

Есть еще одно направление, которое актуализирует вопрос о регулировании, особенно сейчас с учетом пандемии, геополитической обстановки, когда не до конца все понятно, что будет с доходами и расходами. Это кредиторская задолженность. Здесь уже мы позаимствовали опыт федералов: включили в соглашения, которые заключаем с муниципалитетами, условие о необходимости согласовывать с нами изменения в бюджет, чтобы не пострадали социальные обязательства, не было замороженных на 20 лет строек, брошенных объектов и так далее. Эта практика была введена в начале этого года.

Но самое главное - мы смотрим муниципальные бюджеты на соответствие законодательству на этапе их планирования, поэтому ситуация - под контролем.

- Научился ли регион обращаться с инфраструктурными бюджетными кредитами?

- Особых навыков при использовании инфраструктурных бюджетных кредитов не требуется. Это такой же финансовый инструмент, только выданный на конкретные цели. Самое сложное было получить их, выиграть. Как я говорил, всего несколько регионов получили такие большие суммы на конкурсной основе. Составлен график получения этих средств. Многое зависит от подрядчиков, по ходу движения эти графики корректируются, у нас корректируется влево - на более ранние сроки, чтобы компенсировать инфляционные издержки. По России же все, в основном, корректируют вправо, сроки откладываются.

- Не так давно в Москве прошел финансовый форум - знаковое событие для финансистов. Какие темы стали центральными, что сегодня актуально для регионов?

- У регионов проблем очень много, они разные. Но одна из главных тем, которая активно обсуждалась, связана с приостановкой с 2020 года отдельных норм бюджетного кодекса. В частности, обсуждался вопрос о продлении этой приостановки, при этом по отдельным направлениям предлагалось сохранить приостановку навсегда. В частности, представители Москвы - и мы их поддерживаем - высказались за сохранение возможности корректировки бюджетных ассигнований бюджетной росписью, а не через внесение изменений в закон о бюджете.

Кроме того наш губернатор предложил своеобразное "ноу-хау". Не секрет, что инфляция сейчас достаточно высока. Это приводит к удорожанию материалов, работ и, соответственно, в итоге сказывается на инвестиционных расходах регионов. Чтобы избежать негативного влияния инфляции, можно ускорить реализацию проектов, перенеся их выполнение на более ранний период. Но для этого регионам нужны дополнительные средства.

И суть нашего предложения в том, чтобы регионам дали возможность получить федеральное финансирование в опережающем порядке. В виде беспроцентных бюджетных кредитов, которые в последующем будут гаситься за счет уже запланированных межбюджетных трансфертов.

- Вы говорите о проектных бюджетных кредитах?

- Да. Мы сейчас при формировании бюджета этим занимаемся. В частности, рассматриваем возможность сдвига на более ранние периоды каких-то инвестиционных расходов. Но нужно учитывать, что не у всех регионов есть собственные ресурсы, чтобы перенести инвестрасходы на более ранний период. Однако если бы удалось запустить этот механизм, то он бы способствовал более эффективному расходованию средств, потому что чем больше срок реализации проекта по времени, тем он обходится дороже.

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще