Эксклюзив
27 июля 2020 г. 12:35

Замгубернатора Свердловской области Павел Креков:

"Я не очень верю во вторую волну. Пока не иссякнет первая, другой не будет"

"Я не очень верю во вторую волну. Пока не иссякнет первая, другой не будет"
Фото предоставлено департаментом информационной политики Свердловской области

Свердловская область все лето занимает верхние строчки в "рейтинге" регионов по суточному приросту новых случаев коронавируса. Ежедневно здесь регистрируется более 200 заразившихся и несколько смертей, продолжают действовать большинство введенных из-за COVID-19 ограничений. О том, почему сложилась такая ситуация, когда она улучшится и почему бессимптомные больные не попадают в статистику, рассказал в интервью агентству "Интерфакс-Урал" заместитель губернатора Свердловской области, курирующий социальный блок, Павел Креков.

- Павел Владимирович, Свердловская область уже почти два месяца стабильно входит в топ-5 по суточному приросту новых случаев коронавируса. На ваш взгляд, чем вызвана столь сложная обстановка в нашем регионе?

- Тут комплекс факторов. Мы один из самых крупных регионов РФ по численности населения, то есть чисто арифметически у нас не может быть небольшого числа заразившихся. Екатеринбург – крупный мегаполис, транспортный узел, который связывает Европу и Азию, в том числе с бывшими республиками СССР, где сильно распространен коронавирус.

Да, COVID-19 не имеет национальных черт, но, когда разбирали ситуацию по Екатеринбургу, особенно выделялся Железнодорожный район города, где живет много мигрантов. Некоторые даже вирусом заразились за пределами региона и привезли его сюда.

При этом мы входим в еще один топ – по количеству взятых у населения анализов. Сегодня на территории области работает более 20 лабораторий, в том числе частных, которые делают тесты, их число доходит до 14-16 тыс. в сутки, тогда как начинали с 600-700 взятых анализов в день. И, если посмотреть процент выявленных заразившихся от числа проведенных анализов, то увидим не рост, а даже определенное "плато". Я не собираюсь никого успокаивать и как никто знаю реальную ситуацию, она совсем не простая, но при этом, безусловно, стабильная и управляемая.

- Пару недель назад вы говорили, что наблюдется следующий тренд: в Екатеринбурге ситуация с коронавирусом постепенно стабилизируется, но в городах Свердловской области усложняется. Сохранился ли он? В каких городах больше всего зараженных и где самая сложная ситуация из расчета числа заразившихся на число жителей? Какие территории, наоборот, благополучные?

- Я не профессиональный эпидемиолог, но много лет возглавляю противоэпидемическую комиссию, мы каждый год сталкиваемся с эпидемиями ОРВИ и гриппа. Существует определенная закономерность их распространения по стране и внутри региона. По стране первой захватывается столица, затем волна катится на восток. Мы это видим и сейчас. Если говорить о регионе, то сначала идет рост заболеваемости в Екатеринбурге, затем ее уровень снижается, но начинает расти в других городах области, а затем снижается и там. Это классическая ситуация, и, может быть, в этом есть определенная надежда. Такая тенденция свидетельствует о том, что эпидпроцесс переходит если не в завершающую, то близкую к ней стадию.

Например, за 23 июля в Екатеринбурге было зафиксировано 140 новых случаев коронавируса, в других муниципалитетах – 109 случаев. А уже 26 июля из 241 случая – только 107 в столице Урала. А раньше число новых случаев в Екатеринбурге заметно превалировало над другими населенными пунктами. Сейчас заболеваемость смещается, в первую очередь, в другие крупные города: Нижний Тагил, Первоуральск, Каменск-Уральский и так далее.

- Действуют ли в регионе крупные очаги коронавируса? Можете ли вы их назвать?

- Сейчас, к счастью, крупных очагов нет. А что вы подразумеваете под крупным?

- Допустим, свыше 50 человек.

- Таких нет, некоторое время назад фиксировалось 12 очагов, но они были с меньшим числом заразившихся. Очаг сам по себе не страшен, страшно распространение заболеваемости от него. Если он выявлен и локализован, это нормальный рабочий процесс.

- Наши читатели рассказывают, что у них есть симптомы коронавируса, приходит врач, но никто не берет анализ. Зачастую приходится делать его за свой счет. Правомерно ли это? В каких случаях врачи обязаны брать анализ на коронавирус?

- Отмечу, что мы живем в состоянии фобии, это факт. По-другому быть не может, когда из каждого утюга звучит информация о коронавирусе и его опасности. Число звонков в "скорую", когда рыдающая жена сообщает, что ее мужу очень плохо, у него температура 37 градусов, зашкаливало. Сейчас, кстати, их стало меньше.

Психологический фактор стоит учитывать, но он, разумеется, не может объяснить все. Зачастую жалобы объективны. Но решение, брать ли анализ и выдавать ли направление на компьютерную томографию, принимал и принимает врач. При каждом чихе этого не требуется.

- Однако если у человека явные симптомы: температура, пропал вкус и обоняние, есть кашель, плюс человек контактировал с зараженным коронавирусом, должен ли врач брать анализ в таких случаях? Что делать, если не берет?

- Если явная симптоматика, то врач должен направить человека на анализ. Если этого не произошло, можно обратиться на "горячую линию" в свердловский Минздрав или по телефону 112, заявки отрабатываются оперативно. В ряде случаев жалобы не подтверждаются, в ряде – подтверждаются, и тогда мы разбираемся с медработниками. Нагрузка на систему здравоохранения серьезно возросла, поэтому могут быть ошибки и недочеты.

- Как обстоят дела с загруженностью "скорой", с коечным фондом? В середине июля звучала информация, что в Екатеринбурге он заполнен на 90%.

- Мы ежедневно проводим селекторы с главными врачами, и каждый отвечает на несколько вопросов: сколько освобождено коек, сколько человек поступило за день, сколько выздоровело. За последнюю неделю в этом отношении произошли серьезные изменения в лучшую сторону. Гораздо свободнее работает станция "скорой помощи". Помимо того, что приобретено 13 новых автомобилей – к ним дополнительно развернуто 13 бригад, и на подходе еще 30 автомобилей. В результате сроки ожидания "скорой" сократились. Если раньше люди жаловались, что по несрочным случаям она едет чуть ли не сутки, то теперь нет ни одного случая дольше четырех часов. Вызовы первой категории, экстренные, обслуживаются, как и положено, в течение 20-25 минут. С 27 июля открываем дополнительные диспетчерские точки, чтобы сократить время ожидания ответа на звонок. Это один из показателей общей стабилизации обстановки.

Кроме того, на 4% снизилась нагрузка на реанимационные койки. В Екатеринбурге сейчас почти 700 свободных "ковидных" коек, 30 реанимационных. Каждый день добавляется 1-2%. В целом в Свердловской области занято примерно 70% "ковидных" коек.

Помимо этого, для больных, у которых почти нет симптомов, свободны порядка 200 мест для временной изоляции, и еще открываем обсерватор в бывшей гостинице "Свердловск". Постараемся делать так, чтобы меньше зараженных оставлять дома и больше перемещать в обсерваторы как минимум на восемь дней, поскольку у большинства бессимптомных вирус исчезает на восьмой день.

- Многие жалуются, что направление на компьютерную томографию почти невозможно получить, а чтобы сделать ее, приходится выстаивать большие очереди. Частные клиники такую услугу оказывать перестали. Все-таки был ли запрет на проведение КТ частным клиникам?

- Частным клиникам мы ничего не разрешаем и не запрещаем, а лишь выдаем лицензии на медицинскую деятельность. Дальше они сами уже принимают решение. Лицензия может быть изъята только в случае нарушения лицензионных требований.

Пациента на КТ должен направить врач, если есть показания. В Екатеринбурге мы начинали с двух компьютерных центров, сейчас их четыре, в ближайшее время на базе городской больницы N40 добавится пятый. Дополнительный компьютерный томограф появится в Нижнем Тагиле и других городах области. Если симптоматика ОРВИ, то КТ не нужно. Если врач слышит хрипы, тогда другое дело.

- Сколько сейчас приходится ждать людям, получившим направление на КТ, своей очереди?

- Бывают ситуации, хотя их уже меньше, когда приходится ждать часами. Если говорить о Нижнем Тагиле и тех, кого по "скорой" доставляют в лечебные учреждения Екатеринбурга, значительных очередей за последние дни не видим.

- В каких случаях человек, заразившийся коронавирусом, может рассчитывать на госпитализацию?

- Стационарное лечение связано, как минимум, со средней степенью тяжести и более тяжелыми состояниями. То есть, если за человеком требуется круглосуточное наблюдение, есть угроза ухудшения здоровья, то он госпитализируется. "Бессимтомников" у нас порядка 30%, это меньше, чем раньше, но все равно много.

- Как известно, бессимптомные в общую статистику не попадают. Учитываются ли они как-то?

- В медицинской статистике, которая идет по служебным каналам, отдельно учитываются те, у кого есть симптомы, отдельно те, у кого их нет. Что касается сайта стопкоронавирус.рф, то в большинстве случаев мы, как и другие регионы, не учитываем бессимптомных, это не больные, графа так и называется - "выявлено заболевших". Другое дело, бывает, что человек чувствует себя хорошо, но у него насморк. Считать ли это симптомом? На всякий случай их включают в статистику. Тех, у кого нет вообще никаких симптомов, не включают.

- Но ведь они тоже являются переносчиками коронавируса.

- Это, кстати, спорный вопрос. По некоторым данным, это не так, но мы все равно относимся к ним, как к переносчикам. Перед нами стоит задача все равно их изолировать или в домашних условиях, или в местах временной изоляции.

- Попадают ли в статистику те, кто самостоятельно сдал тест в частной лаборатории и получил положительный результат?

- Да, если тест положительный. В таком случае лаборатория сообщает в поликлинику по месту жительства, человека начинают лечить.

- По вашим оценкам, какое реальное число прироста новых случаев в сутки и вообще переболевших?

- Как и во время любой эпидемии, их больше, чем отражено, это точно. Насколько именно, сказать сложно, лучше ответят эпидемиологи. Кто-то говорит, что нужно умножать на пять, кто-то - что на десять. Сейчас появился инструмент, чтобы понять реальную картину – анализ на антитела. Мы пока выявляем около 8% по области среди тех, у кого выборочно берутся анализы. По Москве, например, 20%, но там и больше обследованных. У нас тоже увеличивается количество ИФА-обследований и постепенно растет этот процент.

- Министр здравоохранения Свердловской области Андрей Цветков на днях заявил, что в регионе одна из самых невысоких летальностей, что вызывает сомнения, пройдет проверка, и показатели могут быть пересчитаны. Расскажите, пожалуйста, чем могут быть вызваны расхождения в статистических и реальных цифрах? И почему именно сейчас встал этот вопрос?

- Контроль за этим процессом велся всегда, речь идет о своевременности подачи данных. В ряде случаев возникает дискуссия: человек умер от инфаркта и при этом заразился коронавирусом в больнице или от коронавируса? Вопрос спорный, как правило, он решается консилиумом, иногда даже несколькими. Одна из первых смертей в регионе от коронавируса в статистику попала, а в последующем комиссия через полтора месяца утвердилась в выводах, что пациент умер от другого заболевания.

Сейчас проводится дополнительная проверка. И мы, и Росздравнадзор смотрим на все случаи. Основная смертность среди тех, кто на искусственной вентиляции легких. И стоит задача максимально профилактировать попадание на искусственную вентиляцию легких. Недавно появились соответствующие российские медикаменты, которые у многих препятствуют возникновению состояния сокращения кислорода в крови и необходимости искусственной вентиляции легких. Сейчас наша задача - максимально обеспечить медицинские учреждения этими препаратами.

- На днях Росздравнадзор сообщил, что выявлены нарушения в организации медпомощи, а также профилактике, диагностике и лечении заразившихся коронавирусной инфекцией в Свердловской области. Так, есть расхождение информации о перепрофилированном коечном фонде, предоставляемой Минздравом Свердловской области, медорганизациями региона и информационным центром по мониторингу ситуации с коронавирусом. Не связана ли эта проверка и предыдущая, по летальности, с визитом министра здравоохранения РФ Михаил Мурашко?

- Хочу напомнить, что министр начал свое выступление с того, что медицинская помощь пациентам с коронавирусом в области организована в соответствии с существующими правилами. Дальше уже разбираемся в профессиональных вещах, были достижения и недостатки. Главная задача – исправить недостатки, которые отмечались: расхождения в статистике и так далее. Уже предприняты конкретные шаги. Так, мы создаем единую информационную базу. Региональное правительство приняло принципиально важное решение - медицинский информационно-аналитический центр (МИАЦ) Екатеринбурга перейдет под контроль министерства здравоохранения Свердловской области. Интеграция позволит избежать расхождений в базах данных, правильно выстраивать маршрутизацию пациентов, максимально эффективно использовать врачебные кадры.

- Повлечет ли объединение, да и в целом анализ ситуации с оказанием помощи заразившимся коронавирусом, какие-либо кадровые решения?

- Специальных кадровых решений не планируется. Работать будет тот, кто хочет и умеет.

- Извлечет ли регион в будущем пользу из ситуации с коронавирусом?

- Бюджет страны и региона многое потерял, но бюджет здравоохранения существенно возрос. Мы приобрели много аппаратов искусственной вентиляции легких, защитных средств, другой аппаратуры. Система стала более мобильной. Не хочу быть пророком, но не думаю, что ситуация с коронавирусом уникальна. Вирус имеет привычку мутировать. Мы живем в несколько ином вирусном мире, чем 20-30 лет назад. Если произойдет мутация, мы должны быть готовы встретить новую угрозу.

- Настоящими героями во всей этой истории являются врачи, которые работают сверхурочно, рискуют и заражаются. Ситуация показала важность поддержки медиков. Будут ли в регионе приниматься соответствующие решения?

- Давайте дождемся окончания эпидемии. Безусловно, мы об этом будем думать и уже сейчас думаем. Действительно, в общественном сознании произошел перелом. Главное, чтобы он не оказался временным. Хотелось бы, чтобы не было забыто сделанное медиками, многие из которых ведут себя в этой ситуации просто героически.

- Неоднократно звучали мнения, что лучшая помощь врачами – соблюдение мер предосторожности, но на деле многие их не соблюдают: ездят без масок в общественном транспорте, без них же ходят в магазины, несмотря на действующий в регионе масочный режим. Как с этим бороться?

- Я бы призвал всех беречь себя и других. Во-первых, это нужно самим людям, во-вторых, это, действительно, помощь врачам. Штрафы есть, есть и оштрафованные. Может быть, не самый простой механизм, чтобы штрафовать, но такими полномочиями обладаем. Хотя напираем на фактор сознательности.

- Вместе с тем, недавно, несмотря на запрет массовых мероприятий в Свердловской области, состоялся крестный ход, в котором приняли участие порядка 10 тыс. человек. Почему все-таки проведение данного мероприятия было разрешено?

- Я скажу так: не мы были инициаторами, не нам и запрещать. Мы рекомендовали минимизировать участие людей в нем, точно так же, когда проходил Парад Победы. Никакого другого варианта, как убеждение, быть не может, потому что невозможно представить себе ситуацию, что мы с вами встанем цепью и начнем не пускать людей на крестный ход. Это внутреннее решение конфессии, мы свое мнение выразили, кто-то к нему прислушался, кто-то нет, мы помогли соблюсти меры безопасности.

- Когда можно будет увидеть в статистике след от крестного хода в виде роста новых случаев коронавируса, через пару недель?

- Надеюсь, что нет. Все-таки, учитывая общую численность населения региона в 5 млн человек, такое мероприятие, рассчитываем, не сильно повлияет на ситуацию. Посмотрим. Но фатального всплеска точно не будет.

- Как известно, мы вышли на "плато". Как долго оно будет длиться? Когда стоит ожидать открытия торговых центров и снятия других ограничений?

- Очень многое зависит от нас самих, от нашей ответственности. Мы постепенно движемся в сторону снятия ограничений: открылись летние веранды в кафе, разрешены определенные мероприятия на улицы. Смотрим, что происходит с общим фоном заболеваемости. Если все пойдет ровно, продолжит расти число свободных коек, а введенные ограничения будут правильно восприняты владельцами кафе, это и станет условием перехода к следующему этапу.

- А можно ли сейчас сделать вывод, соблюдают ли владельцы кафе на своих летних верандах меры безопасности?

- Примерно 50 на 50. Кто-то очень тщательно выполняет все требования, кто-то нет, к сожалению, хотя дополнительные меры контроля были проведены. Думаю, что если ситуация будет развиваться, как сейчас, то и дальше будет возможность снимать ограничения. Конкретные срок и формы не рискну называть. Скажу только, что нам жить с вирусом, пока не пройдет вакцинация. Читая аналитику, могу предположить, что это будет осенью. Чем быстрее мы вакцинируемся, тем быстрее снимем маски.

- Верите ли вы во "вторую волну", или первая так и не закончится?

- Нет, я не очень верю во "вторую волну". У нас идет первая волна, которая может привести как к росту, так и к снижению, пока она не иссякнет, другой не будет. Думаю, что она как раз и закончится вакцинацией.

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще