Эксклюзив 20 августа 2010 г. 12:00

Губернатор Владимирской области Н.Виноградов: "Во время пожаров я нигде не видел паники"

Губернатор Владимирской области Н.Виноградов: "Во время пожаров я нигде не видел паники"

Лето 2010 года стало для Владимирской области жарким и в прямом, и в переносном смыслах. В регионе горели леса и тлели торфяники, улицы городов заволакивал смог. В полях крестьяне боролись за то, чтобы спасти гибнущий урожай, а в областном центре шла не менее жаркая борьба между сторонниками и противниками отмены прямых выборов мэра. Как области удалось справиться с пожарами, что ждет после засухи АПК региона, и о чем говорит летний рост гражданской активности в областном центре – на вопросы "Интерфакса" отвечает губернатор Владимирской области Николай Виноградов.

- Николай Владимирович, леса и торфяники во Владимирской области горят практически каждый год. Однако такого разгула стихии в регионе не помнят с печально известного 1972 года. Выдержал ли регион "испытание огнем"?

- Думаю, что нынешняя ситуация была гораздо сложнее, чем в 1972 году. Тогда жара стояла не так долго, да и дожди помогали. В этом году дождей не было практически 2 месяца при аномально высоких температурах.

По сравнению с прошлым годом количество возгораний выросло в 3,5 раза, а площадь пожаров — в 74 раза. Сейчас ситуация изменилась к лучшему.

Основная наша проблема — это торфяники. Раньше у нас имелись сильные торфодобывающие предприятия, оснащенные техникой, в том числе и для тушения пожаров, то сегодня, по существу, таких предприятий у нас нет. Отсюда и проблемы. Ситуация с природными пожарами стала резко меняться в лучшую сторону после того, как к тушению пожаров активно были привлечены силы министерства обороны с его людскими и техническими возможностями. После того, как президент и председатель правительства дали соответствующие распоряжения министерству обороны, резко, на порядок, вырос уровень координации действий гражданских и военных властей в регионе.

В целом я могу дать высокую оценку работы практически всем участникам ликвидации последствий пожаров: органам власти всех уровней, МЧС, сотрудникам министерства обороны, лесной охраны, добровольцам и местным жителям. Еще раз подчеркну - у меня высокое чувство гордости как за наше население, так и за работников подразделений МЧС, лесоохраны. Нигде не встречал паники. Был высок уровень организованности, ответственности и даже, если хотите, самоотверженности.

- Что нужно сделать, чтобы минимизировать последствия подобных чрезвычайных ситуаций?

- Стихия высветила целый ряд системных проблем. Почему системных? Если бы горел один регион, то тогда можно было бы говорить о"местных особенностях", но природные пожары бушевали почти в двух десятках российских областей. Полагаю, что на федеральном уровне обязательно будет проведен анализ ситуации. На уровне государства и субъектов федерации должны быть приняты дополнительные меры, которые предупреждали бы подобное развитие событий.

К системным проблемам, прежде всего, отношу необходимость внесения изменений в федеральное законодательство, касающееся противопожарной защиты лесов и торфяников. Необходимо четкое разграничение зон ответственности между МЧС, Рослесхозом и субъектами федерации. При решении этого вопроса нам нужно учитывать и проблемы соответствующего финансового обеспечения.

Вторым системным вопросом, требующим решения, считаю обязательный переход на страхование рисков, в том числе и от пожаров в лесном хозяйстве. Сегодня вряд ли коммерческие структуры, я имею в виду страховые организации, возьмутся за эту работу, поскольку цена вопроса слишком велика. Поэтому на первом этапе в обязательном порядке нужно создавать систему государственного страхования лесов. А привлекаемые при этом ресурсы использовать на переоснащение системы противопожарной защиты лесов.

Особого внимания государства требуют торфяники. Сегодня большинство из них расположены на землях госзапаса. Государству необходимо четко определить необходимый объем средств на содержание этих земель, очертить уровень компетенции субъекта федерации.

Важно также четко определить степень ответственности арендаторов за состояние арендуемых ими лесов. Понятно, что достаточных финансовых и технических ресурсов у них пока нет. Необходимо подумать, что делать в этом направлении.

Еще одна проблема - состояние национальных парков. Сегодня их противопожарная защита возложена на Росприроднадзор. Но при этом ведомство не имеет для этого материальных ресурсов и каких-то структур, ответственных за это. И сами парки недостаточно оснащены. Этот вопрос необходимо решать в обязательном порядке.

Необходимо и серьезное техническое переоснащение авиалесоохраны. Ее оснащение сегодня не соответствует уровню и сложности поставленных перед ней задач по разведке и пожаротушению в лесах. Необходимо увеличение количества вертолетов, оснащение их устройствами для забора и сброса воды, оборудованием, позволяющим проводить разведку и тушение пожаров в условиях сильной задымленности. Необходимо также оснащение авиации современными средствами связи, адаптированными с системами связи, которые используются наземными службами.

- Пожары и спровоцировавшая их засуха отразились и на сельском хозяйстве. Известно, что прогнозируемые убытки АПК Владимирской области составят порядка миллиарда рублей. Каковы точные масштабы ущерба, и будут ли приниматься какие-то меры по поддержке сельхозпроизводителей? Как произошедшее, по Вашему мнению, отразится на состоянии сельского хозяйства региона?

- Очевидно, что Владимирскую область засуха затронула в меньшей степени, чем ряд других регионов России. У нас пока нет точных данных по объему ущерба, но мы уже вышли с предложением о финансовой поддержке владимирских сельхозпроизводителей в министерство сельского хозяйства. Надеюсь, такая поддержка будет оказана.

Но последствия засухи мы ощущаем. Если в начале лета мы даже предлагали произведенные в регионе корма для животноводства другим регионам, то сегодня мы, прежде всего, думаем над тем, как обеспечить себя. Пока темпы заготовки кормов во Владимирской области несколько выше, чем в прошлом году, но нельзя не замечать, что потери объемов будут.

Что касается урожайности зерновых. Пока она ниже, чем в прошлом году, но какого-то катастрофического, серьезного недобора мы не ожидаем. Если нас сейчас не зальют дожди, мы закончим уборку с результатом, близким к уровню прошлого года.

Поэтому нет никаких серьезных объективных оснований к росту цен, например, на хлеб. По моему поручению на прошлой неделе было проведено совещание по данной ситуации с представителями продуктов питания, торговых сетей и сотрудников антимонопольной службы. Администрация области прямо предостерегла производителей и продавцов от необоснованного завышения цен.

Конечно, всегда найдутся люди, которые захотят воспользоваться ситуацией. И хотя хлеб нового урожая еще не пошел, стремление"под сурдинку" поднять цены у некоторых присутствует. Ничем другим, кроме спекулятивных мотивов, это не объясняется.

Меры, принятые в последнее время федеральными органами власти: временный запрет на экспорт зерна, приостановка выдачи зерна из интервенционного фонда — оказались своевременными. Однако мне представляется, что должны быть четче и шире прописаны в законодательстве полномочия органов власти как на уровне федерации, так и на уровне субъекта по ограничению необоснованного роста цен на продукты первой необходимости, особенно в условиях чрезвычайной ситуации. Власть должна иметь рычаги воздействия на тех, кто хочет нажиться на людской беде.

- Жаркое лето 2010 года для Владимирской области стало одновременно и периодом политических баталий, сосредоточившихся в областном центре. Владимир вслед за Петушками, Гороховцом и рядом других территорий, стал еще одним городом, управлять которым будет сити-менеджер. Это решение городских властей вызвало сильный общественный резонанс. В областном центре прошло несколько акций в знак протеста против решения городских властей, их организаторы заявляют о подтасовке результатов публичных слушаний по вопросу выборов мэра и намерены провести общегородской референдум. На Ваш взгляд, модель с сити-менеджером универсальна и может применяться в любой территории, или есть варианты, при которых лучше сохранить привычную систему прямых выборов?

- Законодательство допускает три формы организации местного самоуправления, и все они имеют право на жизнь. Мы не форсировали развитие той или иной формы в ущерб остальным. Глубоко убежден, что сегодня нужно приостановиться и осмотреться - а какова наработанная практика использования той или иной формы, в чем положительные или напротив, негативные результаты. В этой ситуации мне не очень понятна активность, которую проявляют отдельные партии, отдавая приоритет той или иной форме назначения руководителя органа местного самоуправления.

Когда это делается по команде, в рамках некой кампанейщины, под всеобщее "одобрямс" - ничего хорошего, уверен, в итоге не получится.

Думаю, что относительно небольшие органы МСУ должны использовать систему прямых выборов руководителя МСУ. Там все друг друга знают, всем понятно, что из себя представляет тот или иной кандидат. Жителей небольшого сообщества труднее обмануть, ввести в заблуждение красивыми посулами.

Во Владимире, а это крупный город, могут, на мой взгляд, использоваться и другие модели. Но главное в другом, главное - чтобы избиратель не был обманут. А средств введения в заблуждение сегодня много, и одно из самых главных - СМИ. В этой ситуации победить может не тот, кто более этого достоин, а тот, у кого больше денег, в том числе, чтобы оплачивать предвыборную агитацию.

- Возвращаясь к реакции общественности на решения властей, нельзя не отметить, что гражданская активность в регионе растет. Насколько, по Вашему мнению, высок уровень развития гражданского общества в регионе? Способствовало ли развитию гражданского общества создание Общественной палаты?

- Гражданское общество есть там, где не на словах, а на деле стремятся реализовать принципы демократии. Гражданское общество нельзя создать по команде. Степень развития гражданского общества определяется уровнем открытости органов власти всех уровней, их желанием, стремлением советоваться с общественностью. Если есть демократические институты, в которые не подбирают по партийной разнарядке, в которые не отбирают угодных, удобных людей, тогда эти институты работают. На мой взгляд, у нас в области действует целый ряд таких организаций.

А вот попытки сформировать Общественную палату исходя из партийной принадлежности ее членов завели процесс в тупик. Так же, как в тупик заводят попытки подбирать руководителей разных уровней по партийному принципу. В конце концов, это принесет только вред.

Поэтому должны быть выработаны какие-то другие критерии становления гражданского общества: работоспособны эти институты или они созданы по велению моды или по указанию свыше?

Во Владимирской области, на мой взгляд, мы стремимся развивать гражданское общество не на потребу конъюнктурным соображениям, а для дела.

Например, уже более 10 лет у нас успешно работает политический консультативный совет при губернаторе, в который входят представители более 50 основных общественных организаций. Мы советуемся, рассказываем, какие перед нами стоят задачи и как мы их собираемся решать. Я чувствую, что с помощью ОПКС взаимопонимание с руководителями общественных организаций, с их участниками постоянно улучшается. Активно и плодотворно мы работаем также с ветеранскими организациями.

Однако нельзя не заметить, что идет создание параллельных структур, они формируются под очередные те или иные выборы. Идет их подпитка, а если называть вещи своими именами - покупка избирателей, общественных движений. Такого быть не должно, и само по себе общество должно восставать против этого.

- Владимирскую область принято называть уникальной в политическом плане. Это единственный российский регион, где исполнительную и законодательную ветви власти возглавляют представители противоборствующих партий: КПРФ и ЕР. Какую характеристику Вы могли бы дать совместной работе обладминистрации и Заксобрания: сотрудничество, противостояние, "вооруженный нейтралитет"?

- Мне кажется, что наметилось определенное противостояние. При принятии решений в Законодательном собрании часто учитываются не интересы населения, не экономическая целесообразность, а политические цели преследуются. Есть и такое, что тот или иной законопроект, каким бы разумным и своевременным он не был, отвергается депутатами ЗС только потому, что он вносится губернатором и областной администрацией. Все это не приносит пользы для дела и работает в разрез с интересами большинства жителей области.

- На Ваш взгляд, каковы ближайшие перспективы развития Владимирской области: в экономике, социальной сфере?

- Показатели, которые в текущем году демонстрирует Владимирская область, позволяют сделать вывод о том, что регион выходит из кризиса. В январе-июне 2010 года индекс промышленного производства вырос на 16% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Отгрузка произведенных в регионе товаров и услуг выросла за это время на 18%. Внешнеторговый оборот увеличился на 36,5%. Иностранный инвестиции в экономику региона выросли за три первых месяца 2010 года в 2,6 раза (в сравнении с январем-мартом 2009 года). Стабильно сокращается безработица, растет число вакансий. Это все положительные явления, и хотелось бы, чтобы так все и продолжалось.

Но говорить о решении серьезных стратегических задач, на мой взгляд, несколько преждевременно. Мы должны определиться на уровне федерации с рациональными приоритетами размещения производительных сил. Если государство не будет заниматься этой работой, то все остальные потуги вряд ли дадут высокий эффект.

Мы в регионе при привлечении инвестиций всегда учитываем этот аспект и стремимся размещать новые производства прежде всего в депрессивных территориях, в тех же моногородах.

Одной из важнейших задач на стыке экономики и социальной сферы является решение жилищной проблемы, улучшение обстановки в жилищно-коммунальной сфере в целом.

В последнее время в регионе немало делается для качественного повышения уровня медицинского обслуживания. Владимирская область достаточно успешно и широко участвует в федеральных программе оказания медицинской помощи пострадавшим в ДТП, в "сосудистой" программе. Хотелось бы, конечно, войти в федеральную программу по лечению онкологических заболеваний. Ну а дальше перед нами стоит задача по вхождению в федеральную программу по модернизации здравоохранения.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще