Эксклюзив
10 февраля 2011 г. 16:32

Председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края М.Васильев: "Красноярск - не Давос и не Лондон, но наш экономический форум входит в тройку таких меропри

Председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края М.Васильев: "Красноярск - не Давос и не Лондон, но наш экономический форум входит в тройку таких меропри

            Председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края, председатель комитета по экономической политике Законодательного собрания региона Михаил Васильев рассказал агентству "Интерфакс-Сибирь" о том, чего ожидает бизнес-сообщество края от VIII Красноярского экономического форума, а также о том, какие меры поддержки необходимы бизнесу в условиях выхода из кризиса.

            - Михаил Геннадьевич, каковы общие ожидания бизнес-сообщества региона от VIII Красноярского экономического форума? Может быть, есть и какая-то конкретика в плане инвестпроектов?

            - Давайте начнем с того, что форум все-таки не красноярский. Он входит в тройку ведущих российских форумов наряду с Петербургским и Сочинским. В этом смысле мы должны отчетливо понимать, что проблематика, обсуждаемая на этом форуме, - не местечковая и даже не сибирская. Она - общероссийская. Это видно и по тому, что оргкомитет возглавляет вице-премьер России Алексей Кудрин; и по тому, что высокие гости представляют федеральные и зарубежные структуры.

            Естественно, речь будет идти не о красноярских проблемах, а о роли и месте России и ее экономики в тех процессах, которые происходят в глобальном мире.

            Хочу быть правильно понятым: у нас не Давос, не Лондон и не G-7, но тем не менее, мы на нашем форуме пытаемся апеллировать к мировому опыту по тем или иным вопросам. Во-вторых: люди, представляющие те или иные идеи, тренды и тенденции, уже зарекомендовали себя в отраслях и территориях, имеющих глобальный характер.

            В прошлом году на форуме выступали архитекторы и градостроители с мировыми именами, и речь шла о концепции развития территории. В продолжение темы в нынешнем году заявлена площадка "Эффективный город". Причем, здесь речь пойдет не конкретно о Красноярске, а о городе - как месте комфортного проживания современного человека.

            Возвращаясь к вопросу, чего ждет от форума бизнес: те, кто понимают цели и задачи форума, будут правильно ориентированы на повышение собственной квалификации и расширение общего кругозора. Форум дает возможность узнать, какая проблематика обсуждается в тех или иных кабинетах во всем мире. В этом смысле ценность форума не столько утилитарна - как места, откуда можно к себе в компанию завернуть денежный поток - скорее его можно рассматривать как место, где можно услышать тематику и характер разговоров о насущных проблемах, которыми озадачено сегодня мировое сообщество.

            Хотя не скрою: сама возможность, как говорят, "потусоваться" среди людей, имеющих непосредственное отношение к принятию решений, принять участие вместе с ними в дискуссиях, "круглых столах" - для многих является очень ценной. Люди хотят услышать современные подходы к решению проблем как анти-, так и посткризисных, и ждут возможности выступить с собственными инициативами, оценку которым дадут представители бизнес-сообщества.

            - Есть ли возможность у сибирских промышленников и предпринимателей в хорошем смысле слова пролоббировать свои интересы в рамках форума?

            - Такая возможность есть. Начиная с личных встреч с представителями инвест-сообщества, инвестбанков - с ними можно будет пообщаться напрямую. В рамках форума подписывается ряд соглашений, носящих вполне конкретный финансовый характер. Достижение локальных успехов будет зависеть от активности конкретного участника, все в его руках.

            - Нынешний Красноярский экономический форум проводится в год, когда Россия вроде бы выходит из кризиса. А как кризис повлиял на бизнес региона в целом?

            - Нынешний кризис - первый, который мы переживаем по классическому сценарию из учебников. В 1998 году кризис был финансовый, эти флуктуации по отношению к производству нельзя рассматривать собственно как кризис. Как мы помним из учебников, кризис должен давать очищающий эффект, вымывать из экономики неэффективные предприятия, расчищая дорогу более эффективным. Но что значит: кризис должен "убить" неэффективные производства? Разрушить легко, но чтобы на этом месте возникло что-то новое, нужны доступные кредитные ресурсы, как на Западе, но их у нас нет. Кредиты по-прежнему дорогие и позволительны лишь для крупного бизнеса. Чтобы "стартануть" с кредитных ресурсов, надо прежде получить наследство. Поэтому ожидать, что на место 100 умерших предприятий придет 120 новых, можно в теории, на практике у нас такого не получается.

            В кризис край потерял десятки малых и средних предприятий, которые уже не возродятся. Я подвожу к тому, что мы не получили от кризиса эффект, который можно ожидать в теории. В том числе и господдержкой, мерами спасения предприятий мы законсервировали уровень и технологий, и финансовых взаимоотношений, сложившихся к 2008 году. А этот уровень был, скажем так, не самым высоким.

            Теперь очень сложно будет догонять уходящую вперед экономику Запада, которая двигается с большим ускорением. Вот моя точка зрения.

            Могу точно сказать, что кризис в этом смысле не закончился. Объявляй - не объявляй, что кризис закончился - сам-то кризис эти объявления не читает. Могу сказать, что ситуация, по-прежнему, достаточно тяжелая; все слова о выходе из кризиса носят магический, ритуальный характер. Это как заговор. Чем больше мы будем об это говорить, тем быстрее он закончится - в этом есть определенный смысл, ведь оптимизм или пессимизм среди предпринимателей - тоже экономические факторы, которые наряду с другими влияют на экономическую ситуацию. Можно говорить и с иронией, но доля правды в этом есть.

            - Какие проблемы удалось решить за счет господдержки?

            - Благодаря господдержке, которая была оказана по программе последних трех лет, а также в рамках отдельных нормативных актов, которые принимали краевые власти, нам удалось сохранить реально работающие предприятия, скажем, в лесном секторе, строительной отрасли. В этом смысле переоценить роль поддержки вряд ли возможно.

            В то же время господдержка не рассматривалась как панацея для всех, кто пострадал от кризиса - у власти просто не было такой возможности. Поддержка была выборочная, отраслевая - исходя из тех приоритетов, которые выстраивал губернатор в работе с реальным сектором экономики.

            Если говорить про поддержку малого бизнеса, который шел без приоритетов, воспринимался как отдельная область деятельности, то ее получили более 800 предприятий и организаций. Если взять статистику и сопоставить с, грубо говоря, сотней тысяч хозяйствующих на территории края субъектов, то цифра покажется небольшой, менее 1%, что не так много.

            Но с точки зрения самого подхода эта вещь была абсолютно полезная, она продемонстрировала, что бизнес ждет такой поддержки со стороны государства. На мой взгляд, его ожидания достаточно справедливы, но, как мне кажется, на данном этапе от финансовой поддержки нужно переходить к другим видам и формам - даже не столько поддержки, а развития. От раздачи денег нужно переходить к решению проблем, которые не позволяют делать бизнес эффективным и даже мешают его развитию.

            В качестве примера могу привести несколько тем, о которых мы довольно долго рассуждаем, но они до сих пор не нашли отражения в реальных действиях. Стандартная проблема: сегодня достаточно легко произвести практически любой товар, но очень сложно его реализовать. И большинство предпринимателей, с которыми мы имеем дело, стонут по поводу поддержки в плане поиска рынков сбыта их продукции или производимых услуг. В этой связи есть вполне разумное предложение: власть может заняться организацией торгово-экономических миссий на постоянной или эпизодической основе. Другими словами, формировать делегации красноярских производителей, которые вывозили бы в другие территории РФ, СНГ или в дальнее зарубежье, чтобы продвигать экономическими и дипломатическими способами продукцию наших товаропроизводителей. Мне кажется, в последние годы край не уделяет должного внимания этой теме, а здесь мы можем получить определенный эффект.

            Второе: мы много говорим о дороговизне транспортных услуг для вывоза наших товаров за пределы края. Железная дорога, с теми расстояниями, на которые нужно везти (до портов или до реальных рынков сбыта) требует внушительной оплаты. Авиация так и не стала для нас реальной транспортной услугой. Поэтому нужно рассматривать возможность компенсации из бюджета расходов по вывозу товаров. Либо принимать политическое решение по снижению тарифов на вывоз из региона ряда товаров, транспортная составляющая в цене которых достаточно высока.

            В числе прочего есть и другие темы, о которых мы часто говорим с предпринимательским сообществом. Например, кадровая политика. В этой сфере по-прежнему особых прорывов мы не наблюдаем, потому что по массовым специальностям, остро востребованным бизнесом, существует огромный дефицит квалифицированных кадров, который пока, к сожалению, структурно не восполняется. Продолжается производство выпускников профобразования, мало ориентированных на потребности нынешнего рынка. В крае нет нормальной профориентации и системы подготовки кадров.

            - Но ведь и бизнес должен идти навстречу. Например, предоставлять для обучения свои площади и оборудование, которое принципиально отличается от установленного в большинстве училищ и техникумов. Бизнес к этому готов?

            - Это как раз одно из предложений, рожденных в недрах бизнеса. Ряд предпринимателей выражают инициативу прихода в систему профобразования, в их мастерские с тем, чтобы поставить современное оборудование, на котором они сами работают. Но бизнес, естественно, ставит вопрос по поводу использования этого оборудования и площадей - он ведь не может быть совершенно бескорыстным. Бизнес решает свои задачи. Но такое сотрудничество выгодно всем. Обучающиеся ребята смогут работать на современном оборудовании. Предприниматели готовы обсуждать вопрос предоставления рабочих мест для выпускников - подчеркиваю - лучших выпускников. Тема очень интересная, надеемся, губернатор попросит министерство образования дать оценку этим предложениям.

            - Как Вы оцениваете ситуацию на самых, пожалуй, на данный момент проблемных красноярских предприятиях: "Сибтяжмаше" и "Крастяжмаше". Насколько они эффективны и нужны ли краю?

            - Давайте начнем с "Сибтяжмаша".

            Совершенно точно не стал бы говорить про его неэффективность. Главная причина сегодняшних проблем завода - кризис. "Сибтяжмаш" производит совсем не товары потребительского назначения, не сковородки и не чайники. Продукция "Сибтяжмаша" - тяжелое оборудование, краны, подъемные механизмы, которые используются при реализации программ строительства, развития и модернизации производств, причем в рамках инвестиционных программ, судьба которых решается в последнюю очередь. Все крупные корпорации на период кризиса такие проекты приостановили, заморозили.

            Процессы "разморозки" начинаются только сейчас. В силу этого сейчас у "Сибтяжмаша" заказов - в 5 раз меньше, чем было в 2008 году. Каждый заказ у этого завода - сотни миллионов рублей и несколько месяцев полной занятости всего коллектива предприятия. Сегодня, в лучшем случае, завод может дать работу 600-700 человекам. Это не к тому, что якобы готовятся списки на увольнение, а к тому, что если нет заказа, нет работы - вот, хоть ты тресни, просто так ее не найдешь.

            Сейчас завод готовит программу по привлечению дополнительных заказов. Нужно промониторить весь рынок, включая растущие экономики Китая, Индии, Пакистана - там кризис был заметен в меньшей степени, чем в Европе или России. Правительство, администрация края могут включить политический ресурс, лоббировать интересы завода за пределами региона.

            Совершенно точно уверен, что "Сибтяжмаш" сохранится. Это уникальное производство, оно хоть и досталось нам в наследство из советского времени, но возможности его оборудования, точность и качество изготовления - все это позволяет абсолютно на равных конкурировать с мировыми игроками такого уровня.

            На "Крастяжмаше" ситуация, конечно же, похуже. Там есть уровень заказов, но не такой большой, как хотелось бы. В то же время "Крастяжмаш" не имеет собственной продукции, с которой мог бы выйти на российские и зарубежные рынки и быть там не монополистом, конечно, но хотя бы представлять собственную продукцию. Они работают над новой моделью экскаватора, но довести ее до ума не получается и из-за финансовых трудностей и из-за сложностей со временем. Как всегда это бывает, им не хватает года-двух. Плюс - обрушение кровли цеха прошлой зимой.

            К тому же финансовая ситуация на предприятии не позволяет прокредитоваться в условиях нынешних реалий. Они обращались за гарантиями Красноярского края, но законодательство не позволяет брать бюджету гарантии, не обеспеченные соответствующим имуществом. Получается заколдованный круг, по которому владелец предприятия бегает с не очень большой эффективностью. Не буду загадывать судьбу этого завода, хотелось бы, чтобы производство все же сохранилось.

            VIII Красноярский экономический форум "Стратегия модернизации: новое качество управления" состоится 17-19 февраля 2011 года при официальной поддержке правительства Российской Федерации.

            "Интерфакс" является официальным информационным агентством VIII Красноярского экономического форума.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще