Точка зрения 23 июля 2009 г. 15:47

Конец ящерицы с короной

Interfax-Russia.ru – Все печи обжига Богдановичского фарфорового завода (БФЗ) отключены из-за долгов предприятия.

В 1973 году Свердловская область обзавелась собственным фарфоровым заводом. На новом, втором в России по мощности предприятии, готовую продукцию маркировали изображением ящерицы в короне. Монархический знак на самом деле символизировал героиню уральских сказов Павла Бажова, Хозяйку медной горы в одном из ее обличий.

Но мистическая хозяйка уральских недр не спасла предприятие от полной остановки. У поставщиков газа лопнуло терпение – в июне долги завода перевалили за 40 млн рублей, и ЗАО "Уралсевергаз" 23 июня прекратил подачу газа. Тогда это вызвало взрыв возмущения, около 100 сотрудников предприятия пытались перекрыть федеральную трассу Тюмень-Екатеринбург, однако правоохранительные органы помешали им это сделать. После переговоров "Уралсевергаз" восстановил поставки газа, но в минимальном объеме и сроком на один месяц, чтобы дать возможность планово вывести печи из эксплуатации.

За этот же срок предприятию удалось несколько сократить сумму задолженности. В июне-июле БФЗ перечислил газовикам около 4 млн рублей. Осталось еще 38 млн. Сегодня сотрудники "Уралсевергаза" предложили руководству предприятия перекрыть газ самостоятельно, но получили отказ. Тогда газ был отключен задвижкой, расположенной за территорией завода. "Отключение прошло спокойно, протестов со стороны работников завода не было", - сообщил Interfax-Russia.ru пресс-секретарь "Уралсевергаза" Олег Власов.

Возможно, 700 работников завода просто не видят смысла протестовать. Месяц назад здесь был создан Совет трудового коллектива (СТК), и сегодня информация о финансово-экономическом положении предприятия ни для кого не секрет. "Наверное, уже сегодня начнется рассылка уведомлений о сокращениях, - рассказала Interfax-Russia.ru председатель СТК Надежда Ульянцева. – Сокращать будут всех. Мы видим свою главную задачу в том, чтобы люди получили все причитающиеся им выплаты, чтобы все было по закону".

По словам Ульянцевой, шансов найти новое место в городе практически нет. Вакансии на предприятиях заполнены, а на некоторых тоже готовятся сокращения. В центре занятости Богдановича уже на учете 1200 безработных. "Общественных работ на всех не хватит. Может быть, когда начнется уборка урожая, мы сможем что-то заработать", - считает председатель СТК БФЗ.

Но у завода есть актив, очень важный для жизни города. Это заводская котельная. "Нам предлагали отдать котельную в счет долга, но, во-первых, это не наш бизнес. Во-вторых, если долги предприятия за газ нам не возместят, то мы просто не сможем закупить топливо и доставить его, чтобы котельная заработала", - пояснил пресс-секретарь ЗАО "Уралсевергаз" Олег Власов. Дело в том, что котельная питает не только БФЗ, но и другие городские объекты. Срыв отопительного сезона – вполне реальная опасность для Богдановича.

История о том, как завод дошел до жизни такой, типична не только для этого города, но и для многих небольших городов России. Предприятие становилось жертвой рейдерских атак, выводились заводские активы. Развитием и модернизацией производства, маркетинговой политикой менеджмент не занимался. Накопилась кредиторская задолженность порядка 300 млн рублей. И даже если бы завтра нашелся инвестор, готовый удовлетворить кредиторов и вдохнуть новую жизнь в БФЗ, сделать это в условиях кризиса будет нелегко. Только для запуска печей, по подсчетам СТК, потребуется порядка 3 млн рублей на новые комплектующие.

Нельзя сказать, что областные власти не следят за ситуацией на таких предприятиях. "Горячие точки" известны, другое дело, что рычагов воздействия на неэффективных собственников, видимо, недостаточно. Вот, например, Егоршинский радиозавод. Его судьба рассматривалась правительственной комиссией по обеспечению устойчивой деятельности хозяйствующих субъектов Свердловской области только в этом году, начиная с февраля, уже трижды. И здесь копятся долги по зарплате, кредиторская задолженность превысила на 1 июля 1,4 млрд рублей. Обостряется конфликт между учредителями предприятия.

На очередной, четвертой по счету, комиссии, как сообщает департамент информационной политики, стало очевидно, что процедуры банкротства предприятию не избежать. Как отметил глава областного правительства Виктор Кокшаров, реальной программы действий нет ни у одного из собственников завода. Следовательно, чтобы навести порядок на градообразующем предприятии, необходимо введение внешнего наблюдения. Оно, считает глава областного кабинета министров, позволит беспристрастно разобраться в ситуации, в реальных цифрах дебиторской и кредиторской задолженности, установить факты незаконного вывода финансовых средств, о которых говорят материалы аудиторской проверки, проведенной на заводе. Кстати, выяснилось, что доля оплаты труда четырех руководителей радиозавода, включая директора, в период сокращения производства достигла 69% от общей суммы зарплаты, начисляемой на заводе.

Выступая на коллегии прокуратуры Свердловской области, заместитель генерального прокурора Российской Федерации Юрий Золотов потребовал от руководства облпрокуратуры незамедлительно разобраться с зарплатами егоршинских топ-менеджеров. Как сообщает пресс-служба управления генпрокуратуры РФ по УрФО, Золотов дал недельный срок для того, чтобы "дать должную правовую оценку ситуации на Егоршинском радиозаводе, где при хронических невыплатах зарплаты работникам предприятия четверым его руководителям ежемесячно выплачиваются миллионные вознаграждения".

Но работникам завода кроме морального удовлетворения результатами прокурорских проверок, нужны работа и зарплата. А предприятие, проходящее процедуру банкротства, зарплату зачастую или задерживает, или не платит. Так, на Златоустовском металлургическом заводе (Челябинская область), как сообщают местные СМИ, рабочие, не получив обещанной зарплаты за два месяца прошлого года, собрались на стихийный митинг. А ведь руководство Челябинской области пристально следит за ситуацией на предприятии, там находится постоянный представитель губернатора региона.

Впрочем, в России сейчас нет ни одного федерального округа или субъекта федерации, где бы не происходили подобные "мини-Пикалево". Не случайно социологические опросы показывают, что россияне стали гораздо терпимее относиться к идее национализации убыточных предприятий. Согласно данным, полученным Всероссийским центром общественного мнения, 82% россиян одобряют национализацию крупных предприятий для преодоления кризиса. В октябре 2008 года, когда ВЦИОМ проводил аналогичный опрос, доля респондентов, согласных с тем, что национализация в период кризиса полезна, составляла лишь 58%. Одновременно гораздо меньше стало тех, кто является противником национализации: теперь их всего 7% от числа опрошенных вместо 20% в октябре прошлого года.

Цифры любопытные и отражают настроения, царящие в обществе. Между прочим, в конце 70-х премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, выводя экономику страны из кризиса, поступила с точностью до наоборот, приватизировав ряд государственных компаний. Но в экономике универсальных "рецептов на все времена" не существует.

Данные опроса говорят еще и о том, что доверие граждан к дееспособности бизнеса снижается очень быстрыми темпами. А уверенность в эффективности государства как управленца растет. Это совсем не значит, что государство на деле окажется эффективнее богдановичских, егоршинских или златоустовских менеджеров. Тем не менее, доверие – это тоже капитал.

Обозреватель Елена Глушкова

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще