Точка зрения
8 июля 2011 г. 21:15

Смертельная болезнь правосудия

Interfax-Russia.ru – Со времени смерти юриста Сергея Магнитского прошло более полутора лет. Но резонанс по этому поводу не угас – пороки вызвавшей смерть системы до сих пор еще живы.

Брошенный умирать

Консультанта инвестиционного фонда Hermitage, юриста Сергея Магнитского арестовали в ноябре 2008 года по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Следствие вменяло ему в вину то, что в 2002 году он по предварительному сговору незаконно снизил для коммерческих организаций, подконтрольных фонду, налоговые платежи в два раза. Для этого, якобы, юрист включил в штат фирмы несколько инвалидов, приняв их на должности "финансовых аналитиков". Но те "работали" так, что не знали, ни где располагается офис фирмы, ни кто ими руководит.

Сумму неуплаченных налогов следствие оценило примерно в 100 млн рублей. Кроме Магнитского в розыск объявили основателя фонда Уильяма Браудера, ранее объявившего о ликвидации компании из-за потери активов.

Между тем, в самом инвестиционном фонде Hermitage сразу же заявили, что обвинение, по которому арестовали Магнитского, является сфабрикованным. Юрист не выполнял никаких административных функций в тех организациях и уж тем более не подписывал их налоговые декларации.

Вместе с тем в Hermitage подтвердили, что в компаниях действительно в 1998-2004 годах работали инвалиды, впрочем, все они были оформлены согласно трудовому законодательству, и все отчисления проводились по закону. Налоговые органы неоднократно проверяли сами компании, но ничего подозрительного не выявляли.

Спустя год, пока юрист еще был жив, обвинения в адрес Магнитского "отредактировали" в большую сторону. В октябре 2009 года его обвинили в неуплате 500 млн рублей налогов, а Браудера назвали непосредственным исполнителем преступления. Кстати, сам Магнитский считал, что его держат лишь как заложника, чтобы добраться до главы фонда. Эту версию подтверждает и то, что, по данным ряда СМИ, юристу предлагали сделку со следствием.

Примерно через месяц после этого, 16 ноября 2009 года, Магнитский умер в Бутырском СИЗО. На момент смерти ему было всего 37 лет, своего отца потеряли двое детей. Причиной смерти в СК при МВД РФ назвали острую сердечно-сосудистую недостаточность. В пресс-службе СК подчеркнули, что "в уголовном деле не было ни одной жалобы Магнитского на состояние здоровья".

Однако практически сразу же выяснилось, что это неправда. Представители фонда Hermitage передали "Интерфаксу" копию жалобы, написанной Магнитским еще за два месяца до своей смерти. В ней говорилось, что назначенное ранее лечение и обследования не проводились, просьбы о приеме врачом фактически игнорировались – так добиться приема у врача СИЗО Магнитскому удалось лишь путем месяца уговоров.

"При этом мне не была оказана какая-либо медицинская помощь по поводу имеющегося у меня заболевания - папулезный холецистит, - в связи с которым ранее врачами тюрьмы "Матросская тишина" было назначено медицинское обследование и плановое оперативное лечение, - говорилось в жалобе. - Мне не были даны какие-либо медицинские рекомендации по поводу этого заболевания, не рассмотрен вопрос о необходимости назначения диетического питания. В проведении медицинского обследования до перевода в другую тюрьму было отказано, поскольку в Бутырской тюрьме нет аппарата УЗИ. По поводу планового оперативного лечения мне сказали, что я могу им заняться, когда выйду на свободу".

О том, что может твориться в российских тюрьмах, догадывались многие, но, пожалуй, впервые "беспредельные" подробности привлекли внимание общества. Правозащитники напомнили, что такой случай – смерти в СИЗО - далеко не единственный в российской системе правосудия.

Проверкой обстоятельств смерти Магнитского занялась прокуратура – причем, она заинтересовалась врачами обеих СИЗО, где содержался Магнитский: Бутырского и "Матросской тишины".

Защита Магнитского настаивала на том, что к ответственности нужно привлечь следователя, сотрудников СИЗО и врачей по "признакам халатности, оставления человека в опасности и неоказания медицинской помощи". Один из членов Общественной палаты РФ адвокат Анатолий Кучерена вообще предложил ввести ответственность следователя за смерть подследственного.

На смерть Магнитского отреагировал даже министр юстиции Александр Коновалов, который призвал правозащитников сообщать о фактах неоказания помощи заключенным, и президент РФ Дмитрий Медведев. Тему "профессиональной болезни российских предпринимателей – смерти в СИЗО" подняла на встрече с главой государства правозащитница Элла Памфилова спустя неделю после гибели юриста.

Медведев поручил генпрокурору РФ Юрию Чайке и главе Минюста Александру Коновалову расследовать обстоятельства смерти в СИЗО Магнитского. Вскоре по факту гибели юриста следователи возбудили уголовное дело – по тем основаниям, на которые жаловалась защита: неоказание помощи больному (ст.124 УК РФ) и халатность (ст.293 УК РФ).

В начале декабря Медведев "перетряхнул" руководство столичного, подмосковного и ленинградского ФСИН – причем, в ведомстве сказали, что это не связано с Магнитским, но вызвано нарушениями в медицинском обеспечении заключенных.

Премьер-министр Владимир Путин назвал смерть Магнитского трагедией, но заявил, что не знает подробностей.

Позднее правозащитники заявили, что, несмотря на отставки в системе Федеральной службы исполнения наказаний, реальное расследование причин гибели Магнитского не было проведено.

Первоначальная экспертиза подтвердила, что у Магнитского были заболевания, диагностированные ранее, однако они не находились в острой стадии.

К другому выводу пришли защитники прав заключенных. Общественная комиссия по контролю за обеспечением прав заключенных в конце 2009 года решила, что следователи и судьи, участвовавшие в рассмотрении дела скончавшегося в СИЗО юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, создали ему бесчеловечные условия содержания.

По мнению авторов доклада, Магнитского преднамеренно подвергали физическому и психологическому давлению и отказывали ему в медицинской помощи для того, чтобы принудить его дать ложные показания. "Ответственность за его смерть должна быть возложена как на руководство и медицинский персонал СИЗО, так и на следователей СК при МВД РФ", - заключили общественники.

Однако следователи опровергали обвинения в свой адрес, грозили судом за клевету и настаивали на том, что все было законно. Позднее в СК при МВД сообщили, что вина Магнитского в инкриминируемом ему деянии была доказана полностью.

Эти заявления впоследствии подвергли сомнению в президентском совете по правам человека. По мнению правозащитников, состав следственной группы был незаконным. Если передавать этот фрагмент доклада коротко, то можно сказать, что в следственную группу, работавшую с юристом, входили люди, жизненно заинтересованные в содержании Магнитского под стражей.

Последствия следствия

Смерть Магнитского привела не только к отставкам в службе исполнения наказаний. Она заставила пересмотреть как систему правосудия в России, так и систему оказания медицинской помощи заключенным.

Одним из последствий смерти юриста стало введение новой законодательной нормы - изменение меры пресечения арестованным, обвиняемым в совершении преступлений, в случае их тяжелого заболевания. Этот закон, фактически освобождающий из-под ареста в случае тяжелого заболевания, приняли в конце 2010 года. По словам адвоката Владимира Жеребенкова, подобный закон в масштабах страны спасет тысячи человек. Вместе с тем юрист отметил, что в России нет тюремной дисциплины, поэтому люди не могут получить квалифицированную помощь.

Кроме того, вскоре после гибели Магнитского Минздравсоцразвития и МВД РФ обязали сотрудников изоляторов временного содержания (ИВС), не дожидаясь "скорой", оказывать первую медпомощь задержанным, если такая помощь необходима.

Соответствующие изменения внесли в начале 2010 года в совместный приказ двух министерств о "Порядке медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в ИВС органов внутренних дел".

"До момента прибытия бригады скорой медицинской помощи медицинский работник ИВС обязан проводить реанимационные и иные необходимые мероприятия, направленные на сохранение жизни больного", - говорилось в приказе.

В Минюсте еще в начале 2010 года предложили, чтобы гражданские врачи занялись медобслуживанием заключенных. То есть, по сути, предложили передать заботу о них Минздравсоцразвитию.

Однако эта инициатива, как оказалось позже, стала трудновыполнимой.

"Недавно прошли совещания, где представители ФСИН громко заявили о том, что не возражают против передачи медицинской службы Минздравсоцразвития. Но я не видела, чтобы в Минздравсоцразвития радостно восприняли это событие и начали к себе эту службу присоединять", - призналась 6 июля председатель рабочей группы Общественной палаты РФ по контролю за местами принудительного содержания граждан Мария Каннабих.

Она пояснила, что в России примерно 700 колоний, большая часть которых находится в труднодоступных местах – в Красноярском крае, в отдаленных районах Свердловской и Челябинской областей. При этом нет дополнительных стимулов к тому, чтобы гражданские врачи ехали туда.

Уже сейчас в местах лишения свободы, по словам Каннабих, нет дерматологов, хирургов, психиатров, не хватает стоматологов. Из-за этого, заключенные, как правило, беззубые или с очень плохими зубами, отметила член Общественной палаты.

Между тем в Общественной палате не согласны с тем, чтобы тюремную медицину контролировала одна только ФСИН. В будущем члены палаты не исключают перехода всей тюремной медицины на "гражданские рельсы". А пока в качестве эксперимента в Тверской области и Санкт-Петербурге местную пенитенциарную систему переподчинили непосредственно медицинскому управлению ФСИН по России.

Разделить ответственность между ФСИН и Минздравсоцразвития за здоровье заключенных предложил и президентский совет по правам человека.

Смерть юриста западной компании вызвала резонанс и за рубежом. Гибель Магнитского сказалась на и без того небезупречном имидже России в глазах Евросоюза и США.

Время от времени в этих странах предлагали запретить въезд на свою территорию чиновникам, причастных к гибели Магнитского. Отечественные парламентарии называли подобное стремление попыткой давления на российский суд. Но ни в одной стране мира такое решение таки и не приняли.

Резолюцию, призывающую ввести экономические и визовые санкции в отношении российских чиновников, причастных к гибели Магнитского, единогласно принял в начале июля парламент Нидерландов. Однако ее так и не поддержал глава голландского МИДа.

8 июля ряд американских конгрессменов "реанимировал" тему Магнитского, предложив приостановить "перезагрузку" отношений с Россией, поскольку, по их словам, за время этой "перезагрузки" ситуация с правами человека в России значительно ухудшилась.

Смерть Магнитского отразилась и на инвестиционной притягательности России для зарубежных инвесторов. Так на Всемирном экономическом форуме в Давосе "неудобный" вопрос о юристе задал вице-премьеру правительства РФ Игорю Шувалову бывший начальник Магнитского Уильям Браудер. Произошло это во время работы секции, посвященной инвестиционному климату в России.

"Я крупный инвестор, $4,5 млрд инвестировал в России, столкнулся с коррупцией, пожаловался - и как результат этого меня выгнали из страны, а моя виза была аннулирована", - рассказал собравшимся в зале бизнесмен.

По словам Браудера, после этого правоохранительные органы "совершили налет" на представительство компании и "захватили корпоративные документы". "Один из наших юристов (Сергей Магнитский - ИФ) был арестован, подвергнут пыткам и убит. Что происходит в России?", - адресовал свой вопрос Шувалову Браудер.

"Есть неуспешные попытки прихода инвесторов в Россию. Вы упомянули, что люди погибли. Мы знаем очень хорошо об этом деле", - ответил ему Шувалов.

По словам вице-премьера, сразу после смерти Магнитского было уволено 20 человек. "Это было громкое дело, президент лично принимал участие в этом вопросе, чтобы попытаться найти истину", - заявил вице-премьер.

Шувалов призвал дождаться вынесения приговора по уголовном делу по факту смерти Магницкого и сконцентрироваться на положительных изменениях инвестклимата в России.

Что делать с виноватыми?

Впрочем, даже внимание президента России к гибели Магнитского не поставило точки в этом деле. В настоящее время следствие по делу о смерти Магнитского продлено до 24 августа 2011 года. Однако до последнего времени в деле не было ни одного подозреваемого.

Лишь 4 июля официальный представитель СК РФ Владимир Маркин заявил о том, что следователи могут привлечь к ответственности медперсонал столичного СИЗО, где умер Магнитский, но не стал разглашать имена и фамилии до предъявления обвинения подозреваемым.

"Эксперты пришли к выводу о том, что причиной смерти Магнитского явилось сочетание двух заболеваний: вторичной дисметаболической кардиомиопатии на фоне сахарного диабета и хронического активного гепатита, - сказал представитель СК РФ. - Экспертами выявлены недостатки медицинской помощи, оказывавшейся Магнитскому в период его содержания под стражей, воспрепятствовавшие своевременной диагностике имевшихся у него хронических заболеваний".

Маркин пояснил, что Магнитскому не провели "адекватную терапию" при резком ухудшении его здоровья вечером 16 ноября 2009 года. Это и лишило юриста "шансов на благоприятный исход".

Выводы СК РФ были восприняты неоднозначно.

По мнению главы президентского совета по правам человека Михаила Федотова, в деле Магнитского необходимо расследовать не только действия врачей. Вместе с тем, омбудсмен выразил удовлетворение тем, что выводы СК РФ и выводы совета о причинах смерти все же совпали.

"Налицо попытка найти "стрелочников", на которых можно свалить вину в связи со скандалом. Удивляет такая ситуация, когда ответственность за ненадлежащее лечение наступает только после международного скандала", - заявил о выводах СК РФ лидер "Яблока" Сергей Митрохин.

Недовольными остались и правозащитники.

"Должное наказание должны получить не только сотрудники медицинской службы, которые не обеспечивали Магнитскому должного лечения, но и высокопоставленные сотрудники пенитенциарного ведомства, которые несут базовую ответственность за то, что происходит в пенитенциарных учреждениях России", - заявила замглавы московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина.

А один из представителей правозащитного движения и вовсе предположил, что перед смертью Магнитского могли избить.

"В камере, в которой его нашли мертвым врачи скорой помощи, они увидели следы от наручников. Есть факты, подтверждающие применение резиновой дубинки. Целый час Магнитский был без медицинской помощи", - сообщил член Международной Хельсинкской группы Валерий Борщев. Правда, предположил он, смерть Магнитского не была сознательным убийством.

То, что делу о гибели Магнитского далеко до завершения, ясно также из промежуточного доклада президентского совета по правам человека. Сам глава государства получил этот документ 5 июля.

В отчете, приложенном к докладу, уже фигурируют фамилии. Их прокомментировал "Интерфаксу" правозащитник Валерий Борщев, участвовавший в формировании доклада.

"Первым я бы назвал следователя Олега Сильченко, затем врача Александру Гаусс, начальника медсанчасти "Бутырки" Дмитрия Кратова, врача Литвинову, начальника СИЗО "Бутырки" Комнова, начальника СИЗО N 1 ФСИН РФ "Матросская тишина" Ивана Прокопенко". Мы еще упоминаем судью Сташину и других судей, а также следователей (МВД) Карпова и Кузнецова", - заявил правозащитник.

При этом Борщев признался, что назвал не все фамилии.

В докладе также обращается внимание на то, что правоохранительные органы не проверяли заявления о том, что после 2008 года размер доходов и имущественное положение лиц, причастных к расследованию дела в отношении Магнитского, резко улучшились. Также подобное расследование не проводилось в отношении лиц, причастных к хищению компаний фонда в 2007 году и незаконному возврату налогов на сумму 5,4 млрд рублей (это обнаружил еще сам Магнитский).

Как отреагирует глава государства на откровенное неисполнение его поручений правоохранительными органами и, возможно, спецслужбами, ведущими оперативное сопровождение расследования, еще неясно. Но президентский совет уже в некоторых случаях усмотрел межведомственное противодействие следствию.

Как подметила бывшая судья Конституционного суда РФ Тамара Морщакова, дело Магнитского вскрыло язвы правоохранительной системы России.

Будут их все-таки лечить или сознательно не обратят на них внимания – зависит теперь лишь от политической воли.

Обозреватель Алексей Максимович

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще