Эксклюзив 12 сентября 2022 г. 12:32

Директор консалтингового ООО "Системные решения" Евгений Маврин:

"У нас сильные вузовские и управленческие школы, сильная территориальная харизма и ограниченная тяга к риску"

"У нас сильные вузовские и управленческие школы, сильная территориальная харизма и ограниченная тяга к риску"
Фото предоставлено дирекцией ООО "Системные решения"

Отечественная экономика в настоящее время находится под беспрецедентным санкционным давлением коллективного Запада. Кризис 2022 года, по мнению экспертов, может стать одним из самых серьезных вызовов для России, начиная с 1990-х годов. О том, что может не только сохранить статус-кво региональной экономики, но и явиться триггерными точками развития Башкирии, в интервью "Интерфаксу" рассказал директор консалтинговой компании "Системные решения" Евгений Маврин.

- Евгений Викторович, как бы Вы, имея опыт работы министром экономического развития и вице-премьером Башкирии, охарактеризовали текущую ситуацию в республике с точки зрения макро и микроэкономических перспектив сохранения и развития бизнеса?

- По моему мнению, мы пока не сформулировали для себя осознанную цель, нет понимания, что необходимо сделать в Башкортостане, например, к 2025 году. Сложно рассуждать об экономических успехах или провалах, если нет возможности сравнивать текущий результат с ранее определенной целью. Например, один и тот же рост индекса промпроизводства может быть и хорошим, и недостаточным, важно понимать, какой результат хотели получить. Иногда и 2% роста - подвиг, а иногда - крупнейшая неудача.

Так, если определяем приоритетными отраслями для республики нефтехимию, АПК, туризм, машиностроение, то и намечаем, что мы делаем для развития этих приоритетов, какой перечень проектов реализуем внутри данных отраслевых компетенций, какова логика действий. По моему мнению, необходимы конкретные перспективные решения для бизнес-среды.

Так, в республике было понимание, что изменить ситуацию в нефтехимическом комплексе региона возможно, с одной стороны, за счет доставки в республику сырья - ШФЛУ (широкая фракция лёгких углеводородов - ИФ) - по продуктопроводу для переработки и глубоких переделов, а, с другой стороны, через локализацию в республике крупного производственного потребителя этой продукции. Появлялись проекты восстановления и перезапуска продуктопровода из Западной Сибири (разрушенного в результате Улу-Телякской железнодорожной аварии 1989 года - ИФ); проекты, формирующие набор разнообразных комплектующих для автомобильного и иного транспортов, проводились поиски глобальных инвесторов для шинного производства.

Или другой пример: реализация программы "500 ферм", направленной на закрепление Республики Башкортостан в лидерах молочного производства, популяризацию потребления молочных продуктов (фестиваль "Молочная страна"), формирование технологических ресурсов для дальнейшей переработки молока.

Если взять туристический потенциал республики, то за счет какого сегмента возможно увеличить вклад отрасли в ВРП? Явно не за счет неорганизованного туризма, а, в соответствие с мировой практикой, путем развития курортной сети, которая у нас представлена хорошими санаториями. Значит, нужна программа увеличения санаторных объектов, усиление позиций на рынке санаторно-курортных услуг, поиск или организация лечебных факторов, подготовка персонала, маркетинговая раскрутка новых санаториев и серьезно модернизированных профилакториев. Как только республика увеличит пропускную способность санаториев на прием гостей до 20 тыс. отдыхающих в день, тогда можно реально обеспечить миллионные турпотоки.

Пока же акцент на инфраструктурных проектах - строительстве мостов, дорог и социальных объектов, которые налоговые потоки не генерируют, но увеличивают бюджетную нагрузку на обслуживание.

Подходы по развитию экономических зон и технопарков также, по моему мнению, еще не очень эффективны, может быть, это связано с потерей "модности" этих решений и требующим совершенствования менеджментом.

Кроме того наблюдается тенденция, когда башкирские компании меняют прописку, имя Башкирии сохраняется в наименовании организаций, но они перестают быть налоговыми резидентами региона, их успехи финансово уже не относятся к республике. Чем выше показатели в деятельности таких крупных компаний, тем больше мы обманываемся, что регион растет и развивается, но к реальности это не имеет отношения. Сегодня крупный бизнес в республике, который формирует устойчивую бюджетную позицию, является локомотивом экономического развития и законодателем моды на технологические новации.

Малый бизнес, в основном, работает в сфере услуг, а не производства. Производственные форматы поддержки, на мой взгляд, недостаточны, кризис недопроизводства у нас уже произошел. Но это, скорее, не республиканская проблема, а "заболевание" всей российской бизнес-отрасли.

Логика и еще раз логика. Мы должны четко понимать, за счет чего может прирасти валовый региональный продукт на душу населения, в чем признак богатства территории, за счет каких комплексных и проработанных проектов, развивающих не только основную область, но и смежные, такие как транспортные перевозки, общественное питание, информационные технологии и прочее. Иначе все планирование превращается в гадание и надежду на фарт.

С моей точки зрения, республике предстоит "вписаться" конкретными действиями в развитие ряда отраслей, определить моду, приоритет, инструменты. А если этого нет, и госполитика сводится к общим подходам поддержки, то у Башкирии не будет шансов стать лидером.

А вот после принятия подобных проектов в рамках каждой отрасли требуется концентрация финансов, энергии, ресурсов. Речь идет о формировании госкапиталистических отношений, когда инициатором открытия новых фабрик и предприятий становятся госструктуры. Эра госзаказа рано или поздно сменит эру госзакупок. Почему-то считается, что государство - плохой собственник, это не так. Известно большое количество эффективных и системообразующих компаний, где основной акционер - государство. Вопрос не в форме собственности, а в подборе управленческой команды, настройках и мотивации в менеджерском выборе. Для этого потребуется революция в подготовке управленческих кадров. Жизнь подтверждает эти тезисы.

- Таким образом мы можем говорить о трансформации не только привычных бизнес-моделей, но и фундаментальных основ субъектного мышления. По Вашему мнению, справедливо ли это суждение, и насколько глубоки будут изменения нашего общества? Готово ли общество в республике к таким переменам сознания?

- Безусловно, общество меняется. Футурологи считают, что роботы заменят человека не только в сфере производства и услуг, к 50-м годам столетия даже внешние различия между ними, киборгами, и людьми не будут существовать. А вот в скорости мышления и точности проводимых работ люди проиграют машинам. Предполагается, что к середине века человечество войдет в статус "технологической сингулярности", когда скорость появления новых знаний превысит возможность их изучения. Нами, но не роботами. В зоне внимания - микромир: чипы, микропроцессоры, нейросети, генетика с заданными свойствами, новые свойства материалов, микромедицина и биоимпланты. Аграрную и индустриальную экономику сменили информационная и биологическая экономика.

Уже сейчас нужны такие решения, чтобы в будущем получить сильные рыночные региональные позиции. Так, вместо механистичного укрупнения вузов необходимо появление новых научных современных исследовательских направлений в сферах искусственного интеллекта, новой энергетики, материалов с новыми свойствами. И исследования в направлении искусственного интеллекта для классического университета - симбиотическая задача как для математиков, так и для филологов, химиков, биологов, юристов и философов.

Вопрос обеспечения теплом и энергией - самый острый в сегодняшней повестке Европы. Поиск новых решений - не только в развитии зеленой энергетики, но и иных научных теорий - вызов ближайшего будущего. Эра ископаемого топлива проходит. Что может прийти на смену газу и нефти, и как это можно монетизировать? Решением этих вопросов можно заниматься в республике, а её научным силам требуется оказывать всестороннюю помощь.

Треть объема ВВП страны формируется в 16 городах миллионниках. Это означает, что уровень жизни в них гораздо выше иных территорий, и это провоцирует отток в них населения с малых территорий и еще большее увеличение диспропорций в экономике. Для республики эта тенденция - вызов. Необходимо концентрировать усилия на агломерационных решениях, в приоритете развития должны быть Уфимская, Стерлитамакская, Западная, Нефтекамская и иные зоны. Чем больше на территории у нас крупных городов, тем регион сильнее. Это и "задачки со звездочкой" для институтов планирования городов, планирования инвестиций и моделей развития территорий.

Важно уже сейчас создать управленческую команду, которая сможет провести республику к более высоким результатам.

- В этом случае речь идет об изменении кадровой политики. Есть ли в республике готовые кадры, технологии, наработки, творческие идеи для качественного рывка в текущих условиях? Можно ли говорить, что в регионе есть потенциал для формирования передовых команд управления, как в свое время называли команду банка "Уралсиб", который начинал развитие как региональный банк Башкирии?

- Главное богатство республики - люди. Территория, на которой мы живём, обладает каким-то волшебным генетическим свойством - здесь рождается большое количество сильных лидеров, профессиональных и интеллектуальных специалистов. У нас сильные вузовские и управленческие школы, сильная территориальная харизма и ограниченная тяга к риску. Вопрос в другом - необходимы большая задача и полномочия по ее решению.

Если говорить о стратегии развития и наличии в ней больших задач, единственный путь новой индустриализации в России - через госинвестиции. Правительство республики выбирает приоритеты, принимает решение о количестве глобальных системообразующих проектах - больших задач, под них формирует управленческие команды, обеспечивая ресурсами и полномочиями, контролирует ход исполнения. Тогда через определённое количество лет произойдёт башкирское чудо.

Но вопрос - кто эти определенные государством мегаменеджеры. Убежден, у них должна быть единственная мотивация - любовь к Башкортостану, долгосрочное развитие своих территории и города. Возможно ли это сегодня, когда государственную службу воспринимают как карьерную ступень и административные возможности? Не уверен. Нужны неординарные решения по поиску таких людей, а это не просто.

- Коль скоро мы заговорили об уникальности региона, то каковы топ-5 преимуществ республики в сфере менеджмента в широком смысле по сравнению с другими субъектами РФ, а также топ-5 недостатков, мешающих этими преимуществами активно пользоваться?

- Сложно размышлять категориями рейтингов и характеризовать ситуацию в рамках "плохо - хорошо". Мы точно сильны образовательной школой, наши вузы гармонизированы - есть технические вузы, гуманитарные, фундаментальные, прикладные. Поэтому их выпускники обладают разнообразными образовательными кодами. А чем больше генного разнообразия, тем больше шансов на успех у любой биологической системы.

Республика сильна технологической школой. Горнило крупных предприятий - "Башнефть", "УМПО", "БСК", структуры "Газпрома", "Туймазхиммаш", "ОЗНА, "НефАЗ" и другие - это хорошая управленческая школа, предполагающая сильный опыт и понимание составляющих частей любого процесса.

У нас остались компании, использующие жесткую систему планирования и систему контроля. Определение ключевых показателей эффективности и точных планов выпуска продукции - огромный плюс в поле возможностей. В таких предприятиях существует огромный интерес к системам последующего контроля (моделям качества и показателей в целом). У нас много заказов на эти направления, и это показательно. В Башкирии несколько школ финансового планирования и финуправления, они - отраслевые, но отлично дополняют друг друга.

То есть, регион обладает хорошим выбором трудовых ресурсов, мы разбираемся в процессной организации труда, интересуемся системами планирования, работаем с показателями эффективности и понимаем необходимость улучшения качества услуг и продукции.

Что касается отрицательного рейтинга, то в настоящее время потерян интерес к изучению систем и моделей управления, пик которого прошёл в "нулевые" годы. Идеология бережливого производства заместила теории и практики TQM, сетевых компаний, реинжиниринга бизнес-процессов, кибернетики, самоорганизуемых систем. Программы бережливого производства субсидируются правительством России, остальные направления - нет. Хотя для каждой компании, отрасли, фазы собственного развития могут быть полезны совсем иные направления в менеджменте. Это все равно, что все болезни лечить аспирином, потому что этот препарат субсидируется.

Серьёзная проблема в управлении - централизация бизнесов, она критична. Формирование головных офисов за пределами республики, кроме финансовых проблем, создаёт атмосферу апатичности в менеджменте. Если руководителю подразделения не доверяют, зачем он будет брать ответственность за решения на себя? Так размышляет 90% управленцев в зависимых компаниях, которые, паразитируя, провоцируют различные "болезни" компании. В ряде случаев руководящие должности в подразделениях в настоящее время занимают "варяги", менеджеры из других территорий, а башкирский менеджмент уходит в малый бизнес.

Также отрицательной стороной я считаю быстрый карьерный рост. Управление карьерой - целое непростое направление в теории менеджмента. Но зачастую доверяют судьбы бизнеса людям довольно молодым. Они энергичны, активны, решительны, но в то же время доверчивы, могут неоправданно рисковать и совершают больше ошибок. Для молодого руководителя команды важны ощущение "движухи", темпа появления и реализации идей. Но кто дальше пробежит: стайер или спринтер? Бывают, конечно, и хорошие исключения, но они редки.

Таким образом, не "в плюс" нам - нежелание вникать в теорию менеджмента, централизация бизнеса и недоверие местным силам, быстрые карьерные назначения, самоуверенность в собственной исключительности и неоправданный риск.

- Что бы Вы, как представитель консалтинговой компании, посоветовали руководителям региональных предприятий, если бы те задумались о качественном переформатировании управления, о создании новых стратегий развития?

- Мне нравится управленческая модель - теория жизненных циклов организаций. Поэтому совет простой: сначала понять, где и в какой стадии развития находится компания. Не нужно ломать коллектив и пытаться, прочитав популярную книжку, например, про "Нетфликс", внедрять описанные там технологии в компанию, которая образовалась только вчера. Для каждой стадии - свои инструменты.

Изменения в компании обязательно сопровождаются периодом их "переваривания" и переосмысления. Часто жалко издёрганных сотрудников, которые пытаются постоянно меняться. Учимся у природы: периоды биологического роста всегда чередуются периодами накопления сил для роста. Так, акселерату требуется какое-то время для приведения разума и интеллекта в соответствие с размерами быстро выросшего тела.

И самое главное - нужно всегда знать, что вы хотите, четко понимать, почему именно эта задача важна для организации. Самое сложное - понять себя и свою логику действий. Таким образом, нужна цель. Нужен план. Нужно знание. Это - простой совет и одновременно самый трудный.

Теги
Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще

Новости Поволжья