Эксклюзив 28 августа 2014 г. 11:13

Заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев: "Продовольственное эмбарго – дополнительный аргумент в пользу создания прочной основы для отечественных сельхозпроизводителей".

Заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев: "Продовольственное эмбарго – дополнительный аргумент в пользу создания прочной основы для отечественных сельхозпроизводителей".

С 7 августа правительство РФ ввело годовой запрет на поставки говядины, свинины, сыров, птицы, молока и рыбы из стран ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии. Эта мера была принята в связи с тем, что ряд стран приняли экономические санкции против России из-за событий в Украине. Не секрет, что после ввода ответных санкций в ряде регионов страны достаточно остро встал вопрос продовольственной безопасности. В частности, в Московской области рассматривается возможность ввода квот для продукции отечественных производителей на прилавках магазинов, а также осуществляется ежедневный мониторинг уровня цен на продукты питания. О том, как именно эмбарго сказалось на продовольственной безопасности Подмосковья, способен ли регион прокормить себя и как отреагировали на запрет иностранные инвесторы, корреспондент "Интерфакса" побеседовал с заместителем председателя регионального правительства Денисом Буцаевым.

- Денис Петрович, после ввода продовольственного эмбарго для товаров из Евросоюза и США встал вопрос продовольственной безопасности страны. Для Подмосковья проблема усугубляется тем, что в идеале местные сельхозпроизводители должны обеспечивать не только население региона, но и жителей Москвы. Насколько это реально на сегодняшний день? Достаточно ли сельскохозяйственные предприятия региона производят мяса, рыбы, овощей, молочных продуктов?

- Если мы говорим о внутренней потребности рынка, то в настоящий момент Московская область по некоторым сегментам уже обеспечивает себя самостоятельно. Если мы говорим о снабжении московского конгломерата, куда входит и Москва, в этом отношении мы считаем, что есть возможность как для увеличения производства, так, собственно говоря, и для пересмотра в некоторых случаях стратегии развития. Например, когда мы говорим об овощах, то по большинству позиций мы в настоящий момент находимся близко к насыщению собственного областного рынка. Если берем Москву, то в этом отношении мы считаем, что по сегментам "томаты", "огурцы" и "картофель" мы имеем потенциальную возможность развития, и рассчитываем в ближайшее время увеличить объемы производства. Но здесь надо понимать, что, например, томаты и огурцы могут вырабатываться на закрытом грунте, тогда мы значительно увеличиваем экономическую эффективность обрабатываемой земли. Однако, такое производство требует значительных денежных инвестиций и соответствующих трудовых ресурсов. И в этом отношении сельхозпроизводство становится неким драйвером роста для определенного сегмента экономики.

Вместе с тем активность инвесторов в отношении предприятий по производству овощей закрытого грунта после ввода санкций значительно повысилась. Она была высокой и до введения эмбарго, но сейчас логистика приобрела ключевое значение. Если раньше подмосковным огурцам и помидорам отдавали предпочтение из-за вкусовых особенностей, то сейчас к закупке этого вида продукции на территории Московской области подталкивает и экономическая ситуация.

- Мы коснулись темы инвестиций в отрасль производства овощей закрытого грунта. Можно ли уже назвать конкретных инвесторов, которые появились в регионе после ввода эмбарго?

- Есть компания "ТТР" - "Технологии тепличного роста", которая реализует проект в поселке Остапово Луховицкого района. Этот проект связан с совершенно иной, более современной технологией производства. Компания использует достаточно технологичные, соответственно, капиталоемкие, но, тем не менее, дающие хороший экономический эффект инструменты, которые позволяют обеспечить около 3-4 сезонов собираемости, или оборачиваемости.

В настоящий момент проект находится в стадии реализации, общий объем инвестиций - около 5 млрд руб. При этом ожидаемая годовая доходность предприятия - около 1,5 млрд руб. при выходе на производство в 20 тыс. тонн продукции, о которых они заявляют. К сожалению, в подобного рода проектах основное время тратится на согласовательные процедуры, связанные с подведением инфраструктуры и разрешениями на стройку, тогда как сам процесс строительства теплиц не займет много времени. В настоящий момент все процедуры согласования пройдены, в пределах трех-четырех месяцев должны быть завершены строительно-монтажные работы и предприятие будет готово к первому севу. Можно говорить о том, что с 2015 года предприятие уже будет работать.

- Существует мнение, что ввод годового продовольственного эмбарго дает некий толчок в развитии регионального производства. Можно ли провести такую параллель и согласны ли Вы с тем, что эмбарго в какой-то степени выгодно региону?

- Я бы был осторожен в отношении утверждений, что эмбарго дает некий экономический толчок. Я считаю, что вообще вся государственная политика, которая проводится в отношении сельхозпроизводителей, особенно в последние несколько лет, свидетельствует о том, что условия ведения сельского хозяйства значительно улучшились. И это принципиально тенденциозная вещь. Она для инвесторов обозначает новые перспективы в каждом из сегментов – и в молочной отрасли и в растениеводстве, и в животноводстве. Мы были свидетелями того, какое огромное количество, например, свиноводческих комплексов вводилось на территории Российской Федерации, и это не было связано с тем, что мы попадали под эмбарго. Мы понимаем, что эмбарго в каком-то определенном временном отрезке вносит свои коррективы, повышает актуальность бизнеса и его возможную рентабельность. Но, тем не менее, мы также понимаем, что без долгосрочной политики в этих отраслях, к сожалению, прогнозировать рост инвестиционной активности не представляется возможным.

Практически в любом сегменте сельхозпроизводства инвестиционный период составляет от трех до пяти лет. Если вы стоите молочную ферму, первый результат от нее вы получите через три года после начала строительства. Если вы строите животноводческий комплекс, это может быть и более продолжительный промежуток времени. В растениеводстве менее продолжительный период пройдет до первых результатов, но там достаточно сложная структура себестоимости, и выход на более-менее стабильные экономические показатели также занимает достаточно большой промежуток времени. Поэтому говорить об эмбарго на год как о экономическом стимуле – нет. Однако все мы понимаем, что продовольственное эмбарго - это дополнительный аргумент в пользу той политики, которая давно проводилась, и первые результаты которой мы уже можем видеть сегодня, - политики, направленной на создание прочной основы для отечественных сельхозпроизводителей, которые в первую очередь, конечно, ориентируются на наш собственный рынок.

- Денис Петрович, а что будет с теми предприятиями, которые производят на территории Московской области товары под иностранными брендами? Как, например, Danone в Чеховском районе.

- Они являются отечественными производителями с иностранным капиталом.

- То есть ввод продовольственного эмбарго никаким образом не скажется на этих предприятиях?

- Нет. Danone в этом отношении, как и любой иной производитель молочной продукции, в своем технологическом цикле использует в основном локальное сырье. Когда мы говорили о молочном производстве, мы говорили о том, что Danone был бы рад увеличить сырьевую основу, которую он забирает на территории Московской области, но, к сожалению, пока мы не можем предоставить ему весь тот объем молока, который ему необходим. Тем не менее, он закупает молоко в Российской Федерации, просто в иных субъектах. Естественно, в зависимости от различных конечных продуктов, которые он производит, у него есть различные ингредиенты, которые могут не производиться на территории России. Но в общей структуре продуктовой линейки это не критичные величины. Поэтому Danone, примерно так же, как и "Рузское молоко", которое является отечественным производителем без участия иностранного капитала, также является отечественным производителем с технологиями, апробированными во всем мире и интегрированными в наш рынок. Причем, как в рынок потребления, так и в рынок сырья.

При этом Danone является одним из крупнейших потребителей регионального молочного сырья, и мы очень рассчитываем на то, что и с этой компанией, и с другими производителями мы сможем в ближайшее время разработать экономический механизм гарантирования сбыта того сырья, который производит областной производитель. При этом механизм должен быть рассчитан на длительный промежуток времени и быть с понятной экономической формулой расчета цены. Основная проблема в любом экономическом и инвестиционном процессе – это долгосрочное экономическое планирование сбыта. Исходя из желания молочных производителей конечной продукции иметь постоянные сбалансированные поставки сырья, они готовы в настоящий момент прийти к формуле расчета его стоимости, которая была бы им понятна. В свою очередь, производители могли бы гарантировать постоянство спроса с их стороны в отношении этого сырья.

- Мы коснулись темы молока. Тема увеличения объемов его производства некой "красной линией" проходит через многие поручения губернатора региона. В ноябре этого года планируется провести первый молочный форум, в рамках которого планируется как раз обсуждение перспектив развития этого направления. Расскажите подробнее, какие пути решения, возможно, смогут найти производители и потребители именно в рамках этой конференции?

- Мы планируем разобрать по частям структуру того, как в настоящий момент выглядит молочный бизнес. Это достаточно сложно структурированный процесс, который только на первый взгляд может казаться прямолинейным и простым. Это и создание непосредственно самого фермерского хозяйства и молочных ферм, это выбор той или иной технологии и, соответственно, выбор кормовой базы, племенного скота и так далее. В этом отношении все те структурные элементы, которые участвуют в этом бизнесе, должны быть объединены на одной площадке для того, чтобы мы могли обсудить перспективы интенсификации развития этой отрасли на территории не только субъекта, но и всей Российской Федерации. Естественно, в первую очередь это ориентировано на то, чтобы Московская область занимала в этом отношении лидирующие позиции в этом направлении. Мы хотим быть технологическими лидерами, инвестиционными лидерами. Для этого мы хотим, естественно, более глубоко погрузиться в саму тематику, а также создать уникальную возможность производителям, например, кормов общаться со своими потребителями в более широком формате – не "один на один", а в формате конференции. Хотим выработать с потребителями сырья ту формулу, о которой мы только что с вами говорили – формулу расчета спроса на длительный промежуток времени. Хотим с теми, кто занимается непосредственно производством сырья, провести анализ существующих проблем, не только связанных со спросом на их продукцию, но в том числе связанную с производством этой продукции. Хотим с производителями оборудования, которое используется в производстве молока, обсудить вопросы, связанные с новыми финансовыми инструментами, которые позволяли бы их продукцию сделать более доступной для участников. И обсудить с банками, которые участвуют в этом бизнесе, проблемы залогов и процентных ставок, а также доступностью тех или иных лимитов.

- Предполагается, что этот форум будет международным?

- Предполагается, что этот форум будет с международным участием. На нем будут представлены как международные компании-производители, так и международные компании-переработчики. Вообще мы хотели бы в этом отношении попробовать сделать на основе этого форума некий brainstorming - "мозговой штурм", который позволил бы нам в этом отношении создать не обязательно новые, но наиболее сбалансированные предложения для молочной отрасли на территории региона.

- Денис Петрович, помимо поддержки молочного производства, какие еще направления сельхозпроизводства региональное правительство намерено поддерживать, и как именно? Существуют ли иные инструменты поддержки?

- Мы сейчас работаем над тем, чтобы в рамках государственной программы по сельскому хозяйству сделать приоритетными те направления, в которых наши усилия могут принести наибольшие результаты. Мы понимаем, что в некоторых сегментах сельского хозяйства мы не так конкурентоспособны, как некоторые исторические регионы сельхозпроизводства. Но точно так же понимаем, что в других сегментах мы обладаем уникальными конкурентными преимуществами. Если мы говорим про молоко – здесь мы обладаем хорошим преимуществом, если говорим про животноводство, то здесь у нас преимущество по некоторым сегментам, например, крупному рогатому скоту. Если мы говорим про те же овощи, здесь наше логистическое месторасположение играет в нашу пользу. В этом отношении вся наша программа поддержки, в том числе, фермерских хозяйств, будет исходить из приоретизации тех отраслей, которые могут приносить наибольший результат для нас. В этом отношении увеличение мер поддержки по субсидированию будет связано именно с приоритетными направлениями.

- Если вернуться к теме эмбарго. Можно ли сказать, что ожидается некий спад объема иностранных инвестиций в сельское хозяйство региона в связи с вводом контрсанкций?

- Как я уже говорил, мы очень осторожно относимся к прогнозам в отношении эмбарго. К сожалению, это некоторый форс-мажор для всего рынка. Но, тем не менее, лично мое мнение таково, что первая возможная реакция иностранных инвесторов в виде снижения активности может быть недолгосрочной политикой. Мы точно понимаем, что бизнес не останавливается даже в случае, если встречает какие-то препоны. Уникальность всей частной предпринимательской деятельности заключается в том, чтобы искать пути преодоления этих препятствий. И в этом отношении эмбарго является, по нашему мнению, уникальной возможностью для иностранного бизнеса в создании местного производства на территории Российской Федерации. Ведь эмбарго направлено не против капитала, не против частной предпринимательской деятельности, эмбарго направлено против ввоза готовой продукции, либо определенных сырьевых инструментов на территорию России. И в этом отношении, на примере того же Danone, никто не запрещает иностранным производителям размещать свои производства, привозить свои технологии на территорию региона. Поэтому лично мое мнение таково, что это может послужить также если не стимулом, то определенным толчком к принятию решения относительно размещения иностранных производств на территории Московской области. Например, мы точно знаем, что после последних событий многие иностранные производители сельхозпродукции серьезно думают над тем, чтобы на территории Белоруссии размещать перерабатывающие мощности. Мы точно готовы "повоевать" в Белоруссией на этом фронте. Мы знаем, что для переработки особенно важно логистическое месторасположение. Так как мы представляем собой основной рынок сбыта, то мы считаем, что иностранным переработчикам было бы полезно посмотреть на московский регион именно с этой точки зрения.

- Можем ли мы говорить о том, что ввод эмбарго несколько сказался на внешних отношениях Московской области с теми странами, с которыми велись переговоры ранее? Область активно сотрудничала и с Германией и со многими другими странами.

- Нет, ввод эмбарго точно не сказался на взаимном сотрудничестве области с другими странами в разных аспектах – не только в отношении сельского хозяйства. Мы знаем, что в том числе предприниматели европейских стран не с большим энтузиазмом относятся к тем ограничениям, которые их страны вводят в отношении ведения предпринимательской деятельности с Российской Федерацией. И, несмотря на то, что сейчас возникают дополнительные сложности, большинство иностранных предпринимателей не намеревается пересматривать свои планы в отношении инвестиционной стратегии. Мы видим, что практически весь ритейл остался в тех же инвестиционных объемах, мы видим, что большинство из производителей так же остается на рынке.

Да, есть некоторое снижение, например, спекулятивного инвестиционного капитала. Но, к нашему счастью, Московская область, в отличие от нашего соседа (Москвы – ИФ), в спекулятивном инвестиционном капитале не сильно участвует. То есть у нас объем сделок по приобретению коммерческой либо жилой недвижимости с целью ее дальнейшей перепродажи со стороны иностранных компаний невысок. Обычно для подобного рода сделок используются "короткие" финансовые инструменты, заемные. Естественно, для них подобного рода препятствия практически убивают смысл самого существования. Но если мы говорим о деятельно-производственных проектах, которые существуют в Московской области, то временные осложнения подобного рода не являются тем препятствием, которое было бы невозможно преодолеть.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще