Эксклюзив 19 июля 2011 г. 17:33

Глава комитета по госконтролю, использованию и охране памятников истории и культуры Петербурга В.Дементьева: "Просто так взять и свернуть реставрационные программы уже не получ

Глава комитета по госконтролю, использованию и охране памятников истории и культуры Петербурга В.Дементьева: "Просто так взять и свернуть реставрационные программы уже не получ

В Петербурге с каждым годом расширяются реставрационные программы, увеличивается финансирование, направленное на сохранение историко-культурного наследия. Усилия Петербурга в этой сфере были признаны экспертами Юнеско: в следующем году очередная сессия Комитета всемирного наследия пройдет именно в северной столице. О том, почему столь пристальное внимание в Петербурге уделяется сохранению наследия и с какими сложностями приходится сталкиваться, в интервью информационному агентству "Интерфакс Северо-Запад" рассказала председатель комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Вера Дементьева.

- Вера Анатольевна, недавно вы сообщили, что КГИОП определил около 350 зданий-памятников, которые нуждаются в полной реставрации, и ремонт которых будет проведен в течение ближайших 10 лет. Расскажите, какие именно здания вошли в этот список, какие памятники находятся в наиболее тяжелом состоянии и их реставрацию нельзя откладывать?

- Начну с того, что Петербург в самом деле может гордиться реставрационной отраслью, и это не мое личное мнение: наши успехи уже широко известны в мире, что подтверждают и отчеты миссий Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, и три полученные подряд (а это прецедент) золотые медали на престижной международной выставке "Denkmal".

Тем не менее, не устаю повторять: при всех достижениях, реставрация - крайняя мера, подобная хирургической операции, когда медикаментозные способы уже не помогают. Петербург к началу 2000-х был именно таким "больным" - почти половина объектов культурного наследия в городе находились в плохом состоянии, и меры щадящие, такие как профилактический уход и консервация, были бесполезны. Необходимость комплексного решения вопроса побудила городское правительство запустить программы реставрации объектов культовой архитектуры, фасадов исторического центра, комплексной реставрации дворцов.

Сейчас мы уже можем говорить, что счет идет не на тысячи, а на сотни зданий, которые еще требуют безотлагательных реставрационных работ. Конечно же, речь идет о памятниках, состояние которых оценивается как "активная фаза разрушения". Среди них, в первую очередь, – дворец великого князя Павла Александровича на Английской набережной, 68 (особняк Штиглица), завершение реставрации комплекса Александро-Невской лавры, дворцово-паркового ансамбля в Ораниенбауме, продолжение работ на десятках культовых объектов: многострадальная Анниенкирхе на Кирочной, церковь Воскресения Христова на Смоленском кладбище, Благовещенская на Васильевском острове…

На первый же план выходит профилактика, необходимость грамотного ухода с тем, чтобы продлить межреставрационный период. В этом плане очень показательны объекты 300-летия. Хотя оно, безусловно, явилось важным толчком к пробуждению реставрационной сферы, дав начало притоку финансирования, но спешка сыграла свою роль: и десяти лет не прошло, а уже приходится заново "выходить" на некоторые объекты. Взять хотя бы, к примеру, фасады Петропавловского собора – разве это дело? Два последних зимних сезона тоже показали, как неграмотная эксплуатация легко может свести "на нет" даже самую качественную реставрацию. Вовремя счищать снег, проверять свесы, карнизы, промывать фасады – все это не так дорого, как реставрация, но очень эффективно. Эффективно как в плане сбережения подлинности памятника, так и в плане экономии средств.

Конечно, продолжится программа "Фасады Санкт-Петербурга". Мы по-прежнему придерживаемся изначально принятой стратегии приводить в порядок целые улицы, но приоритет - аварийные здания. С этого года по поручению губернатора на объектах-памятниках, там, где это остро необходимо, КГИОП (а не только районные администрации) будет делать также кровли, обрешетки и стропильные системы. Крыши, как правило, неоднократно ремонтировались, заменялись и не являются предметом охраны сами по себе. Не профильная работа для КГИОП, но это необходимо для защиты здания и тех же фасадов от разрушительного воздействия влаги.

- Очень часто ведутся разговоры о таланте, мастерстве петербургских реставраторов, их профессиональных подвигах при работе на объектах культурного наследия. В частности, огромная работа была проделана при реставрации Каменноостровского театра. Как ведется подготовка реставраторов в Петербурге, сохраняется преемственность школы реставраторов? Какие проблемы существуют в этой сфере? Не испытывает ли Петербург нехватки специалистов-реставраторов?

- Спасибо. Очень важно слышать соответствующую оценку наших достижений. Если вдуматься, всего восемь лет как отрасль начала вставать на ноги, достойно финансироваться, и качественный результат налицо. Уже можно говорить о том, что рынок реставрационных работ устойчив, примеры срывов государственных контрактов – исключение.

Самая главная задача в нашем деле - обеспечить преемственность, передачу навыков и секретов мастерства. Члены петербургского Союза реставраторов ввели очень полезную традицию финансирования стипендиатов как среди учеников реставрационного лицея, так и среди студентов профильных вузов. КГИОП также активно участвует в госкомиссиях вузов, наши сотрудники курируют ряд дипломных работ студентов ГАСУ и Академии художеств, многие способные выпускники приходят к нам работать, таким образом, сохраняется преемственность. Основная же проблема сегодня заключается в недостаточном количестве проектировщиков, архитекторов, способных выполнить качественный проект реставрационных работ.

- Вы часто отмечаете, что в области реставрации зданий-памятников, восстановлении фасадов и в целом охране культурного наследия было много сделано за последние восемь лет, именно в это время произошел коренной перелом в отношении к охране культурного наследия. При этом Вы связываете эти изменения напрямую с личным вмешательством губернатора Петербурга Валентины Матвиенко. В ближайшие месяцы в Петербурге сменится губернатор. Не опасаетесь ли Вы, что сократятся и расходы на реставрацию, что будут урезаны или не будут развиваться программы по восстановлению памятников?

- Конечно, этот коренной перелом впрямую связан с личным вмешательством губернатора Валентины Ивановны Матвиенко и ее глубокой осведомленностью в вопросах реставрации и сохранения культурного наследия. А, скажите на милость, с кем еще это связывать? В качестве губернатора она продолжила то, чем активно занималась в 1980-х в должности заместителя председателя Исполкома Ленсовета. А это было время "дворцовых переворотов", когда она на самом высоком уровне решала вопросы выселения структур министерства обороны из занимаемых дворцов и их передачи музеям, "пробивала" средства на реставрацию - и добивалась немыслимых результатов, думаю, никому это было бы не под силу. Тем более, что, вернувшись к этой теме в 2003 году, Валентина Ивановна пришла практически к тому, что оставила. Ораниенбаум, Александровский дворец, Новая Голландия, Крюковские казармы, Каменноостровский дворец и театр, великокняжеский дворец Алексея Александровича на Мойке… Именно ей принадлежала идея фасадной программы. Конечно, КГИОП отрабатывает обоснования выбора тех или иных объектов, но окончательное решение всегда оставалось за Валентиной Ивановной.

Между прочим, решение не взыскивать никаких компенсаций с жильцов многоквартирных домов-памятников, которые с 2005 года реставрируются в рамках программы "Фасады Санкт-Петербурга" за счет средств КГИОП, тоже приняла губернатор.

У меня нет оснований опасаться, что с приходом нового губернатора развитие реставрационных программ прервется или сократится – уже слишком велик набранный нами оборот. Просто так взять и свернуть уже не получится. Ведь даже в кризисные 2009 – 2010 гг. город не закрыл реставрационные программы, сумев разработать эффективную программу оптимизации расходов. Судите сами: если в 2003 году город выделял на реставрацию чуть более 500 млн руб., то объем финансирования из городского бюджета в текущем году составляет 5 млрд 100 млн руб. – и это на 1,05 млрд руб. больше, чем в 2010 г. Да разве позволят сами петербуржцы "свернуть" такую работу? И СМИ, согласитесь, едва ли уделяют больше внимания какой-либо другой теме.

- Совет по сохранению культурного наследия и активисты градозащитных движений сетуют на несовершенство российского законодательства в сфере защиты памятников. Согласны ли Вы с тем, что законодательство в этой области необходимо менять? Есть ли у Петербурга конкретные предложения? "Слышат" ли предложения Петербурга на федеральном уровне?

Уже несколько лет КГИОП и Совет по сохранению культурного наследия "проталкивают" идею отказа от разделения объектов культурного наследия на спорные историко-культурные категории, потому что на них выстраивается весьма запутанная система управления и финансирования, и это в результате может привести (и часто приводит – взять, к примеру, церковь Святой Анны) к плачевным последствиям для самого памятника. Кто по логике должен нести ответственность за, например, объект культурного наследия регионального значения, находящийся в собственности Российской Федерации? Или, наоборот – памятника федерального значения, находящегося в собственности Санкт-Петербурга? Разве имеет в этом плане какой-то смысл категория памятника? Ответственность за объект несет его собственник. Вот к этой логичной и четко работающей системе мы и стремимся.

Проблем еще очень много, включая необходимость регулирования ценообразования, разработку нормативных баз. Мы до сих пор вынуждены работать по временным территориальным нормам, региональным нормативам и правилам.

Актуален вопрос создания на уровне федерального законодательства условий для привлечения частного капитала в реставрацию. Сегодня доля внебюджетного финансирования не превышает 1-2% общей суммы ассигнований. Зачет реставрационных расходов в счет аренды, льготы для собственников, снижение налоговых ставок – эти вопросы пока только отрабатываются. Хотя Санкт-Петербург и практикует зачеты затрат в реставрацию, но меры явно недостаточны, и реставрация полностью лежит на плечах государства.

Что еще? С 2007 года региональные органы охраны памятников лишены права согласования проектов нового строительства и реконструкции в зонах охраны объектов культурного наследия. В наших полномочиях рассмотрение проектной документации только по объектам культурного наследия – и то далеко не по всем. А спрос, как показывает практика, – с нас…

- Сессия Комитета Всемирного наследия Юнеско в 2012 году пройдет в Петербурге. Какие вопросы войдут в повестку дня? По Вашим ожиданиям, будут ли на заседании сессии принята обновленная номинация объекта всемирного наследия "Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников" с уточненными границами охранных зон, буферными зонами, а также финальный вариант Декларации о выдающейся универсальной ценности объекта? Или работа по уточнению номинации продолжится?

Конечно, уже сам факт, что Петербург был единогласно избран местом проведения юбилейной сессии Комитета всемирного наследия означает признание заслуг города. Петербург выиграл это право. Сессия юбилейная – в 2012 году исполняется 40 лет принятию Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. Что вероятно, и будет отражено в повестке дня. Формируется она не городскими властями.

Надеюсь, что и наша уточненная документация с буферными зонами будет рассмотрена и принята. Напомню, что ходе международного экспертного форума, прошедшего в Петербурге в конце мая, решено, что для продолжения работы над уточнением состава, границ и охранных зон объекта всемирного наследия "Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников" будет создана международная группа экспертов.

- В Юнеско связывают требования обновить номинации объектов всемирного наследия с переходом на новую парадигму культурных ландшафтов. В Юнеско полагают, что в перспективе понятие культурного ландшафта позволит преодолеть дуализм природы и культуры. По вашему мнению, готовы ли в России к такому переходу в понимании культурного наследия? В чем здесь могут возникнуть сложности? С чем связана необходимость менять парадигму в оценке культурного наследия?

В рамках концепции исторического городского ландшафта город рассматривается как единая система природных и рукотворных составляющих, в равной степени подлежащих сохранению и нуждающихся в развитии. Эта концепция сейчас получит окончательное оформление в нормативных документах Комитета всемирного наследия. Должна сказать, что понятием исторической городской среды отечественные специалисты в области охраны наследия оперируют еще с 1960-х годов, и именно идея сохранения городского ландшафта легла в основу концепции объединенной охранной зоны и номинационного досье Ленинграда.

- Высотная доминанта проекта "Лахта центра", по сообщениям инвестора, может достигать уже не 400 метров, как было с "Охтой", а 500. В случае, если проект будет утвержден с такими высотными параметрами, намерены ли в КГИОП вмешаться в ситуацию или такая доминанта никак не повлияет на панораму Петербурга?

- КГИОП по предоставленным данным полноценного ландшафтного анализа даст свое заключение.

- В середине июля общественности представят проекты реконструкции "Новой Голландии". Знакомы ли Вы уже с ними? Нет ли у Вас опасений, что реконструкция острова вызовет очередной всплеск недовольства со стороны жителей города, как это было, к примеру, с Летним садом или строительством "Охта центра"? Как КГИОП намерен контролировать ход реконструкции Новой Голландии?

Проектов-то пока нет. Концепция на стадии идей и предпроектных эскизов планировки ныне представлена для широкого обсуждения. Кстати, открыта для показа и территория самого острова. Как намерены контролировать в будущем работы? Как и все работы по объектам культурного наследия, находящимся в нашей компетенции: КГИОП выдал по запросу Комитета по инвестициям и стратегическим проектам перечень условий по сохранению, реставрации и приспособлению для современного использования для формирования инвестиционных условий; когда придет время, будет выдано задание на проектирование, разрешение на производство работ, контроль за их ходом, приемка – все как обычно.

А что касается высказывания отдельными экспертами – в том числе членами Совета по сохранению культурного наследия - недовольства реставрацией Летнего сада, напомню, что Совет трижды рассматривал и вносил корректировки в этот проект. Действительно, дискуссия была. И Государственный Русский музей от многих своих планов отказался. Решение Совета было принято большинством голосов, а Русский музей исполнил все рекомендации. Если отдельные члены Совета имеют привычку со временем изменять свою точку зрения, что тут скажешь? Мне кажется, что взрослым людям, к тому же имеющим определенный статус и влияние, нужно больше думать об ответственности за свои слова…

Тем не менее, на последнем заседании Совета, Валентина Ивановна Матвиенко, принимая во внимание значимость объекта и пожелания общественности, приняла решение обратиться к министерству культуры с просьбой рассмотреть проект реставрации Летнего сада на выездном заседании коллегии. Хотя, напомню, к полномочиям города относятся только территория сада, ограды и памятник Крылову – остальные объекты в компетенции федерального органа. Впрочем, данное решение только еще раз подтверждает тот факт, что Санкт-Петербург никогда не делил памятники на "свои" и "чужие".

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще