Эксклюзив
19 февраля 2020 г. 10:14

Врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев: "Некогда играть в политические игры – людям нужны решения"

Врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев: "Некогда играть в политические игры – людям нужны решения"
Фото Анатолия Бызова

Прошло два месяца, как президент РФ Владимир Путин назначил Игоря Кобзева врио губернатора Иркутской области. О первых впечатлениях от региона, о том, что уже сделано и предстоит сделать глава региона рассказал в интервью "Интерфаксу".

– Игорь Иванович, Вы уже два месяца как врио губернатора Иркутской области. Поделитесь первыми впечатлениями от региона. Насколько сложна политическая обстановка в области?

– Впечатления от региона самые благоприятные. Потрясающая природа, открытые интересные люди. Настоящие сибиряки!

Что касается политической обстановки – ее нельзя назвать однозначной. Даже на уровне муниципалитетов наблюдаются разногласия, недопонимание. Ряд районов на протяжении нескольких лет не получал от субъекта должной финансовой поддержки. Это, конечно, неправильно.

Область находится в непростом положении, и природные катаклизмы показали неспособность на определенных этапах объединиться и принять такие нужные управленческие решения.

Если брать саму чрезвычайную ситуацию, вызванную наводнением, то она развивается в несколько этапов. Первый – аварийно-спасательный, когда люди все собираются, помогают каждому. Этот этап закончился, а вот на втором этапе, аварийно-восстановительном, случилась пробуксовка. Президент трижды приезжал в Иркутскую область – это показатель того, что руководство региона должным образом жителям безопасность не обеспечило.

Индикатором того, что власть утратила контроль над ситуацией, стала спекуляция на теме ЧС. Если изначально квадратный метр жилья стоил 45 тыс. рублей, то к концу декабря он уже доходил до 61 тыс. рублей.

Даже когда приехал Владимир Путин, выделил большие деньги на строительство, и нужно было проводить определенные процедуры, связанные с проектированием, изыскательскими работами, вносить изменения в генплан, искать площадки – власть не перестроилась, начался хаос. К моменту моего прибытия в регион дело с мертвой точки не сдвинулось. Я увидел только площадки, несколько организаций, которые работают там, 66 квартир в многоквартирном доме и 25 – в индивидуальном жилищном строительстве. Все, больше нет ничего. Не было даже централизованного подвода сетей.

Напряженность нарастала. И связана она была не только с тем, что пострадавшим гражданам не предоставили своевременно жилье.

Другой очень странный аспект: зону ЧС города Тулун и Тулунского района разделили зачем-то на две территории. То есть губернатор определил по улицам, где люди получат государственную поддержку в виде жилищных сертификатов, а где нет. В результате на сегодня мы имеем более 400 домов, где люди, в том числе многодетные семьи, не могут проживать, а помощь им не положена. Мы пошли по другому пути – признанию домов аварийными и переселению из них граждан. Сейчас формируем эту программу. К 15 мая все проектные работы должны быть завершены. А к 15 августа должны быть сданы объекты первой очереди.

Чтобы вывести регион из сложившейся ситуации, необходимо объединить усилия. И одна из моих задач – постараться этого добиться. На протяжении нескольких лет Иркутская область была "заложницей" политических игр и амбиций. Мне играть в политические игры некогда. Люди ждут от власти реальных действий, а не разговоров. Я готов работать с любыми конструктивными силами, готов к диалогу со всеми, вне зависимости от политических предпочтений. Нужны конкретные дела, продуманные решения проблем, которых в регионе накопилось немало.

– Удалось ли Вам за это время расставить приоритеты в работе и обозначить основные задачи?

– Главный приоритет – выполнение поставленной президентом задачи по ликвидации последствий наводнения в пострадавших районах. Нельзя допустить, чтобы эта история повторилась где-либо в Иркутской области. Поэтому все областные службы продолжат работать в режиме ЧС. Ближайшая наша задача – обеспечить безаварийное прохождение весеннего половодья и пожароопасного сезона.

Среди других первоочередных задач – восстановление экологии края и, конечно, сохранение нашей жемчужины – Байкала.

Кроме того, необходимо усилить меры по борьбе с незаконными вырубками леса, его бесконтрольным вывозом с территории области, заняться вопросами лесовосстановления, воспроизводства рыбных ресурсов. Важно организовать дальнейшее развитие производства и привлечение инвестиций.

Также необходимо найти выход из сложной ситуации с бесхозным цехом по производству ртути "Усольехимпром". Это крупнейший очаг загрязнения окружающей среды в регионе. Ртутью заражена огромная территория, общая масса загрязняющих веществ только по этому цеху – свыше 120 тыс. тонн. По моему распоряжению уже создана межведомственная группа, оперативно разработан комплексный план мероприятий по ликвидации отходов "Усольехимпром". План находится в федеральных ведомствах на согласовании, заключено соглашение с "РосРАО" по утилизации отходов 1 и 2 классов.

В год 75-летия Великой Победы особенно важно уделить повышенное внимание проблемам ветеранов, чтобы никто не оказался забыт. К федеральным выплатам мы добавили еще по 10 тыс. рублей каждому ветерану. Подготовлен целый комплекс праздничных мероприятий: встретим юбилей достойно.

Мы также будем добиваться, чтобы Иркутску было присвоено звание "Город трудовой доблести". Для этого, на мой взгляд, есть все основания.

Отдельная тема – патриотическая работа с молодежью. Тут тоже есть большое количество мероприятий, призванных напитать школьников и студентов этой важной темой. Историю родной страны надо знать, ее никто не перепишет!

Еще одним значимым событием в этом году для Иркутской области станет Чемпионат мира по хоккею с мячом. Уверен, что он пройдет на высоком международном уровне. Для этого делается все необходимое, работы ведутся под постоянным контролем.

Перед экономическим блоком регионального правительства сейчас стоит важная задача по разработке Стратегии социально-экономического развития региона до 2036 года. К сожалению, сейчас этой стратегии нет, последняя попытка принять важный для области документ был в 2017 году. Сегодня к этой работе мы привлекли экспертов, ученых, бизнес-сообщество. Документ должен стать реальной программой развития Иркутской области. Он поможет определиться с тем, какие объекты надо построить, какие производства развивать. Необходимо уделить внимание туристическому направлению, поддержке малого предпринимательства. Отдельным пунктом идет развитие территорий, их благоустройство. Мы решили выделить по 2 млн руб. каждому из 42 муниципалитетов на благоустройство общественных пространств, особенно там, где есть военные памятники.

В области полностью провалена программа капитального ремонта жилья. Мы достаточно оперативно разработали трехлетний план по этому направлению.

Здравоохранение – одна из главных болевых точек региона. Тут тоже необходимы кардинальные перемены. И они уже начались.

– Вернемся к первому озвученному приоритету. На одном из совещаний вы заявили, что недовольны темпами строительства жилья для пострадавших от наводнения. Сами строители объясняют задержки желанием соблюсти технологию строительства и недофинансированием. Как, на Ваш взгляд, можно построить жилье быстро и качественно?

– Для того чтобы построить жилье быстро и качественно, нужно только захотеть. Для профессионалов – выполнимая задача, тем более что на эти цели выделены большие федеральные средства.

Но приходится констатировать, что время упущено. До конца прошлого года проектных решений просто не было. Приезжая на места, я видел пять маленьких организаций – и они должны были построить, по нашим данным, более 500 домовладений. Я их, конечно, раскритиковал. Было просто стыдно за то, что строители не смогли вовремя проявить инициативу.

Сейчас уже достигнута договоренность: будем работать с Союзом строителей Иркутской области. Мы уже сформировали межведомственный оперативный штаб, включили в него все проектные и строительные организации, подключили общественность, органы исполнительной власти, муниципалитеты, где жилье строится. В ближайшее время мы утвердим комплексный план по работам. Площадку Союза строителей я вижу основной, где органы исполнительной власти обязательно, если что-то не так, будут подвергаться критике. А если возникнет проблема со сроками у строителей – будем рассматривать в индивидуальном порядке. Но, уверен, что такой проблемы быть не должно – это ведь и их репутационные риски.

Меня не устраивает подход, когда строители не понимают, чего от них хочет заказчик. Вопрос о качестве работы регионального Минстроя я поднял на первом же заседании штаба.

Еще один факт – сегодня граждане, имеющие жилищные сертификаты, от шокового состояния отошли и начали избирательно подходить к вопросу выбора жилья. То есть мы не можем с точностью спрогнозировать, будет ли тот или иной дом приобретен полностью. Путей решения два. Первый – строить жилье и предлагать его людям. Второй – согласовывать с ними варианты строительства. Сейчас эти варианты обсуждаются с каждой конкретной семьей.

При переселении из аварийного жилья встает вопрос о необходимости проектирования домов, соответствующих по метражу. Это требует серьезной, детальной проработки.

Хочу также обратить внимание на то, что до сих пор нет генплана, хотя его следовало подготовить не позднее 1 января 2020 года. В итоге жители просто не в курсе строительства, например, школы, физкультурного комплекса, больницы. Мы переформатировали работу муниципалитетов, в пострадавших районах уже проведены публичные слушания по генплану.

При изучении ситуации со строительством всплыли и другие серьезные проблемы. Так, выяснилось, что многие подрядные организации, забрав аванс, не выполнили работы. Например, по режиму ЧС был заключен договор на капитальный ремонт больницы на общую сумму более 50 млн руб. Но подрядчики нарушили график. Больше того: в ходе встречи представители компании уверили меня, что все исправят – и отказались в итоге от своих слов. Сейчас готовим пакет документов в правоохранительные органы. И теперь ни одна строительная организация без согласования с Союзом строителей и без гарантийных обязательств к работам не приступит.

Еще одна наша задача – разобраться с землей. Люди получили сертификат, а земельный участок, который подвергся затоплению, еще остается в их собственности. Муниципалитетам я указал на необходимость поставить земли на кадастровый учет и производить их замену на сертификаты.

Еще один момент: семьи, которые переселились в многоквартирные дома из частных домовладений, хотят иметь землю. Мы обговариваем с муниципалитетами вопрос, чтобы им было предоставлено право покупки участков по кадастровой стоимости. Этот вопрос уже изучен готов для принятия соответствующего решения на заседания правительства.

– Как Вы оцениваете действия региональных и муниципальных органов власти по помощи пострадавшим в наводнении? В рамках действующего режима ЧС нужна ли дополнительная помощь федерального центра?

– Сегодня в пострадавших от паводка районах постоянно работает оперативная группа, которой руководит мой первый заместитель Владимир Дорофеев.

Уже проведен мониторинг жилых помещений, подлежащих капремонту или сносу. Мы обеспечили выплаты всем пострадавшим с учетом имеющихся финансовых средств.

Как только я приехал, принял решение о выделении компенсации в 10 тыс. руб всем, кто потерял из-за наводнения урожай. Мы согласовали эти расходы с прокуратурой, но необходимо, чтобы были подтверждающие факты. Достаточно будет подтверждений от уличкомов, органов полиции, соседей. Формат мы определим.

Федеральный центр оказывает нам всестороннюю поддержку. По поручению заместителя председателя правительства Марата Хуснуллина готовится пакет предложений по дополнительной поддержке с подробной "раскадровкой" по каждому объекту. Он, как человек с большим опытом, строитель, имеет те практические знания, которые необходимы, принципиально взялся за этот вопрос. Минстрой берет на себя функцию распорядителя бюджетных средств для восстановления социальных объектов и дорог. Это поможет эффективно координировать строительные работы.

Мы обсудили вопрос по переселению граждан из аварийного жилья в пострадавших районах. Это потребует дополнительного финансирования. Рассчитываем на цифру порядка 1,3 млрд рублей.

– Как Вы планируете развивать отношения с инвесторами в Иркутской области?

– Привлечение инвестиций, улучшение инвестиционного климата – одна из наших стратегических задач. Область богата природными ресурсами, здесь большой кадровый и научный потенциал, но необходимо развивать инфраструктуру, снижать административные и бюрократические барьеры, продолжать развитие проектов, запущенных ранее.

Я уже с несколькими инвесторами встречался, мы все эти вопросы поднимали. В частности, с представителями компании "Полюс" мы обсуждали реализацию проекта по добыче золота в Бодайбинском районе. Конечно, мы будем его поддерживать, в том числе в плановом порядке подводить инженерную инфраструктуру, прокладывать дороги. Есть целый ряд рабочих договоренностей с представителями крупного бизнеса. Воздержусь от анонсирования до заключения конкретных договоров.

Я сторонник предоставления льгот, прежде всего, социально ориентированным инвесторам, которые в дальнейшем обеспечат региону налоговые поступления и создание новых рабочих мест.

– Какова Ваша позиция по вопросу возможной продажи "Иркутскэнерго" ее угольных и теплогенерирующих активов?

– Операции с активами – право хозяйствующих субъектов, в деятельность которых мы вмешиваться не можем, особенно, если все происходит в рамках правового поля, и действия компании одобрили ее акционеры.

Другой вопрос, как повлияет переход в другие руки угольных и теплогенерирующих активов на тарифы. Мы понимаем, что их рост – всегда социальная напряженность. И, мое мнение, это никак не должно отражаться на населении. Поэтому мы внимательно будем следить за развитием событий. Тарифы на электроэнергию для населения устанавливаются Службой по тарифам. Смена собственника не изменяет законодательство в части регулирования.

– Ваши первые впечатления от Иркутска?

– Иркутск – самобытный, красивый город, но есть ощущение неухоженности. Не исключено, что это связано с зимним периодом. Я несколько раз пользовался услугами такси и общался с водителями – это те люди, которые все знают и говорят правду. Они называют, в первую очередь, проблемы с транспортной логистикой: много одинаковых маршрутов, не имеющих при этом центрального направления. Это, с учетом не расширенной дорожной сети, затормаживает движение. Культура вождения оставляет желать лучшего.

Приведение города в порядок зависит от администрации и должностных лиц, которые должны этим заниматься и занимаются. Мне многие говорили, что еще пять-десять лет назад все было хуже. Острых проблем в городе много, работы, соответственно, тоже: ветхое и аварийное жилье, исторические фасады, дороги, инфраструктура. Нужны детские сады, школы, много проблем в здравоохранении. Есть проблема точечной застройки города без учета развития благоустройства и инфраструктуры. Ну и, конечно, проблема, набившая оскомину – аэропорт. На сегодняшней день удалось договориться с ФАС, постепенно выходим из судебных разбирательств и запускаем планы по дальнейшему развитию.

Потенциал у города огромный! И туристический, и культурный, и научный! Иркутск – студенческий город с сильными вузами, продвинутыми ректорами и очень патриотически настроенными студентами. Студенческим отрядам отдельное спасибо, их вклад в завершение работ по строительству Ледового Дворца – огромный!

– В Иркутске в этом году будет избираться сити-менеджер. Какова Ваша позиция относительно избрания главы города именно таким способом?

– Избрание сити-менеджера – это процедура, утвержденная законодательно. Я не вижу причин ее менять. По выдвижению кандидатов сейчас идут соответствующие процедуры, согласования. Главное – это должен быть достойный во всех смыслах человек. Ему будет оказано доверие, которое в течении пяти лет ему придется постоянно оправдывать. Тогда будет виден результат его работы.

– Ваша семья уже переехала в Иркутск?

– Мы обговорили этот вопрос с женой Наташей и для себя решили, что в ближайшее время перевозим младших детишек. Дети скучают по мне, и в ближайшее время переезд состоится. Пока мы подготавливаем их, чтобы было меньше стрессовых ситуаций. Младшие дети в этом году идут в школу, и первоклассниками они станут в Иркутске.

Средний сын учится в школе, планирует поступать в вуз в Москве. Это его решение. Мы здесь не участвуем. Самый старший сын остается с бабушками и дедушками. Моей маме 81 год, и он решил, что будет заботиться о старших родственниках.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще