Эксклюзив 27 августа 2010 г. 17:29

Директор департамента лесного хозяйства Ростовской области А.Моисеенко: "Мы три года создавали систему охраны лесов от пожаров, и она работает эффективно"

Директор департамента лесного хозяйства Ростовской области А.Моисеенко: "Мы три года создавали систему охраны лесов от пожаров, и она работает эффективно"

Пожарная катастрофа в лесах России летом 2010 года нанесла серьезный ущерб лесному хозяйству страны, и несмотря на то, что конкретные суммы официально еще не назывались, некоторые специалисты говорят о 1,5 трлн рублей. Несмотря на общую неблагоприятную ситуацию с лесными пожарами, Ростовская область, на территории которой располагаются леса общей площадью 360 тыс. га, а также еще 240 тыс. га лесных насаждений на землях сельхозназначения, смогла пройти наиболее жаркий, пожароопасный период лета без трагических последствий. О том, как это удалось сделать, какие противопожарные мероприятия проводятся на территории региона, и что планируется делать в данном направлении в ближайшие годы, агентству "Интерфакс-Юг" рассказал директор департамента лесного хозяйства Ростовской области Алексей Моисеенко.

- Алексей Анатольевич, актуальная тема в России сейчас – это лесные пожары, которые прокатились по всей стране, и к ликвидации которых, как оказалось, были готовы далеко не все регионы. Ростовскую область эта проблема, можно сказать, обошла стороной. Тем не менее, сколько в текущем году произошло таких пожаров в регионе, и как Вы в целом оцениваете ситуацию с пожарной безопасностью?

- У нас в этом году было 30 лесных пожаров на площади 1,8 тыс. га. Нельзя сказать, что они нас так уж сильно не затронули, потому что, например, в 2009 году в Ростовской области было 70 пожаров, но на общей площади 560 га. Невозможно добиться того, чтобы пожаров вообще не было, вот до 500 га в год - это можно назвать некоей нормой, а если выходить за пределы – это уже трагедия, ущерб лесам области. Причем, в данном случае, 1,3 тыс. га из всей площади – это один катастрофический пожар, который произошел в Шолоховском районе Ростовской области 27 июня, и тушили мы его 4 дня. С другой стороны, в отличие от центральных регионов России, у нас действительно не произошло, как это некоторые СМИ называют, пожарной катастрофы. То есть несмотря на крупные пожары, ситуация в целом контролировалась, и все службы – лесопожарные формирования, спасательные формирования, Федеральная противопожарная служба (ФППС) – работали достаточно эффективно.

- То есть, получается, что система противопожарной безопасности лесного хозяйства Ростовской области построена более качественно, чем в других регионах?

- Мне бы не хотелось кого-то ругать, а наш департамент хвалить. Но мы, начиная с 2007 года, все усилия направляли на то, чтобы создать именно систему охраны лесов от пожаров, а не просто выполнить требования и закрыть галочками документы. То есть систему, которая реально позволяла бы вовремя обнаружить и потушить пожар. И, на мой взгляд, она у нас создана, и эффективно работает. На уровне обнаружения лесных пожаров – это мониторинг пожарной опасности в лесах, который ведется при помощи 14 пожарных вышек, 40 пунктов наблюдения на господствующих высотах. Со всех этих точек информация передается в 19 дежурно-диспетчерских центров лесничества. В 2008 году за счет областного бюджета мы оснастили систему видеокамерами, сейчас у нас в работе постоянно находятся 18 видеокамер. Мы контролируем не только лес, но и прилегающие территории. Я вам скажу, что 2/3 работы лесопожарных формирований проходит не в лесу, а как раз на прилегающей территории. Мы не допускаем огонь в лес, это главная задача.

Это направление все равно нужно развивать дальше. Вот сейчас рассматривается идея объединить системы видеонаблюдения в одну сеть. То есть, фактически, у дежурных МЧС, лесного хозяйства, других структур может в доступе оказаться вся информации, но на это нужны деньги. Хорошим дополнением было бы авиапатрулирование, но Ростовская область не относится к зоне авиационной охраны лесов, и поэтому у нас подобные методы не применяются.

- Но это то, что касается предотвращения пожаров, а как строится работа тогда, когда предотвратить возгорание и распространение огня сразу не удалось?

- Безусловно, второй обязательный элемент в борьбе с лесными пожарами – это развертывание сил и средств при их возникновении. Основывается все на базе 12 пожарно-химических станций лесных хозяйств, которых, с учетом площади лесов на территории Ростовской области, недостаточно. Ежегодно разрабатываются оперативные планы тушения пожаров с привлечением ФППС (около 50 расчетов), аварийно-спасательных формирований департамента по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций (ДПЧС) администрации Ростовской области, муниципалитетов, сил и средств сельхозорганизаций. Кстати, ДПЧС даже рассматривает возможность увеличения на 40 человек группировки таких формирований в Тарасовском, Шолоховском районе в виду их исключительной пожароопасности. Также задействованы предприятия ЖКХ. Это комплексная работа, потому что надо наладить связи, проверить наличие техники и необходимого количества людей, вписанных в планы. Успех этого года мы связываем только с тем, что нам удалось не допустить жертв среди местного населения, как это было в Центральной России.

- Алексей Анатольевич, этот, в своем роде, экстремальный по погодным условиям для России год обострил и все проблемы, которые существуют в лесном хозяйстве. Каковы они в Ростовской области?

- Прежде всего, это техническое оснащение пожарных формирований. Наши пожарно-химические станции укомплектован на 50% от положенного, и 70% техники, которая есть, практически выработала свой ресурс. Применяются пожарные машины, которым очень много лет. Сейчас мы обратились с этой проблемой к губернатору, потому что от федеральных властей ждать нам нечего. Все три года, которые финансирует нас федерация, ни одного рубля на закупку техники не выделено. Почему так, не знаю, но они выделяют деньги только на содержание и обслуживание того, что имеется в нашем распоряжении.

Исходя из анализа состояния имеющейся техники, мы произвели расчеты. Таким образом в программу по охране окружающей среде на 2011-2015 годы, утвержденную губернатором Ростовской области, вошел раздел охраны лесов от пожаров. В соответствие с ним, на закупку новой техники ежегодно будет выделяться около 100 млн рублей. За 5 лет мы получим техники на 500 млн рублей. Таких средств нам не выделялось никогда. Надеемся, что сможем укомплектовать и перевооружить все лесные хозяйства. Акцент делаем на серьезную технику. В частности, уже в 2010 году мы закупим 9 пожарных машин, имеющих цистерны для 6 тонн воды и пожарную пушку, а также оснащенных всем снаряжением. Каждая стоит более 4,5 млн рублей. Нехватку именно такой техники мы ощутили в текущем году при тушении верховых пожаров.

Нам также нужна тракторная техника, патрульные машины. Хорошо зарекомендовали себя малые лесопатрульные комплексы на базе автомобиля УАЗ-фермер. Это маленькая машина, но она оснащена всем необходимым для тушения ландшафтных пожаров. У нас таких 20 штук, закупленных в 2008 году за счет средств областного бюджета.

- А если говорить о причинах лесных пожаров, то они из года в год не меняются? И какую роль здесь играет человеческий фактор?

- Да, причины всегда стандартные. И по статистике, 70-80% – это именно антропогенный фактор, то есть неосторожное обращение с огнем в лесу. Бросили непотушенный костер или окурок в лесу – получили пожар и так далее. Также большая проблема, когда люди, использующие землю, нарушают технологии на прилегающих к лесу территориях. Вот запрещено у нас выжигать стерню на полях, но многие продолжают это делать. Со стерни огонь переходит в лес, и мы получаем пожар.

Но, кстати, этот год у нас не совсем показательный в плане статистики. У нас до июля не было, по сути, пожаров, произошедших по вине человека. В основном только природный фактор. Например, на Верхнем Дону частая причина – так называемая, сухая молния. Это когда молния бьет в сухое дерево, оно не расщепляется, его не обнаружишь, но начинает тлеть подстилка, и потом возникает лесной пожар. Первый пожар по вине людей появился как раз в Шолоховском районе. Я точно могу сказать, что здесь явно есть человеческий фактор, хотя проверка еще ведется.

Мы фиксируем неосторожное обращение с огнем, другие случаи, связанные с человеческим влиянием регулярно. А привлечь к ответственности и найти виновного – большая проблема. Фактически за 3 года мы не имеем ни одного факта, где виновный был бы привлечен к ответственности. Объективно такие случаи трудно расследовать, но эффективность работы в данном случае надо повышать.

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще