Точка зрения 7 июля 2009 г. 18:52

Цена за рыбку путассу

Interfax-Russia.ru - Судья, отправивший за "колючку" Юрия Буданова, сам осужден на 7 лет лишения свободы и считает это расправой за свою принципиальность.

Приговор бывшему заместителю главы Северо-Кавказского военного суда Владимиру Букрееву, пожалуй, один из самых громких, скандальных и неоднозначных в истории новой России. Причем скандален не только приговор сам по себе, но и многие подробности вокруг "дела Букреева".

Начнем, как говорится, с начала. Итак, бывшего полковника Букреева Московский гарнизонный военный суд 6 июля приговорил к 7 годам лишения свободы на основании ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное должностным лицом в крупном размере). Бывшего зампреда военного суда лишили права занимать руководящие должности в течение трех лет после отбытия наказания, а также звания полковника юстиции. Осужденный обязан также выплатить 552 тысячи рублей за проведенные в ходе судебного разбирательства экспертизы. Кроме того, суд лишил Букреева воинского звания - полковник юстиции запаса, а также госнаград - ордена Почета и медали "70 лет Вооруженных сил СССР".

Судья Виталий Чижик счел полностью доказанной версию обвинения, согласно которой в 2003 и 2004 годах Букреев получил от начальника продовольственной службы Северо-Кавказского военного округа (СКВО) полковника Сергея Серкина 190 тысяч долларов США за то, чтобы тому вынесли мягкий приговор по делу о махинациях с закупками продуктов.

В свое время на юге России "процесс Серкина" вызвал немалый резонанс возмутительно мягким приговором, который некоторые охарактеризовали как плевок в лицо российской Фемиде. Судите сами: в ходе следствия было неопровержимо доказано, что начальник продовольственной службы СКВО Сергей Серкин нанес государству ущерб в результате махинаций с закупками для нужд армии 3 тонн неразделанной рыбы путассу по 31 рублю за килограмм. В то время как красная цена путассу на тот момент составляла аж 8 рублей за кг. Но и это не все: указанная рыбка "Руководством по приготовлению пищи в воинских частях и военно-учебных заведениях и учреждениях армии и флота" министерства обороны РФ была запрещена к поставке и использованию, поскольку путассу - низкокалорийная и даже опасная для здоровья рыба, используемая для кормления пушных зверей. Всего на несъедобный продукт было потрачено около 72 млн рублей. Серкин и его подельники прикарманили более 34 млн рублей.

На место начальника продовольственной службы округа Серкин попал с должности начальника центральных продовольственных складов Армавира по ходатайству тогдашнего командующего войсками СКВО генерал-полковника Геннадия Трошева. Хотя должен был, судя по материалам уголовного дела, попасть на скамью подсудимых за махинации с закупками картофеля и другие дела. Именно генерал Трошев, по материалам дела, рекомендовал новому начпроду коммерческие фирмы "Донпродснаб" и "Эдельвейс-95", с которыми Серкин имел денежные отношения. Впрочем, роль Героя России в махинациях начпрода следствие предпочло не изучать: ограничились полковником. А между тем в сентябре 2002 года Серкина снова повысили: перевели в Центральное продовольственное управление Минобороны. Там и взяли - за старые грехи: Главная военная прокуратура (ГВП) начала проверку продовольственной службы Северо-Кавказского военного округа.

Но Серкин уже чувствовал, что земля под ним горит. Он судорожно принялся искать "нужных" людей и в начале 2003 года через бывшего сослуживца по Центральному продовольственному управлению Минобороны Виктора Коломойцева вышел на заместителя военного прокурора Московского военного гарнизона Сергея Мирошниченко. Тот заверил: дело решаемое, но все зависит от зампредседателя Северокавказского окружного военного суда Владимира Букреева, который, по счастью, является его однокурсником. Так что заплати 500 тысяч долларов - и спи спокойно. После уместного торга сумма сократилась до 160 тысяч "зеленых" - 150 тысяч Букрееву и 10 тысяч Мирошниченко за посреднические услуги.

Правда, несмотря на переданную взятку, Серкин отправился "спокойно спать" в "Матросскую Тишину" под бок к основателю "МММ" Сергею Мавроди, с которым достаточно комфортно провел некоторое время в одной камере. Затем последовали Бутырка, следственный изолятор Минюста РФ плюс "Богатяновский централ" - Ростовский следственный изолятор №1, где бедного начпрода кинули в общую "хату" на 20 уголовников. Серкин возмущенно возопил: либо свобода, либо вертайте деньги взад! Мирошниченко успокоил мятежного полковника: потерпи, и тебе воздастся сторицею.

И не соврал! В феврале 2004 года в гарнизонном суде Ростова судья Ирина Кочеткова переквалифицировала ч.3 ст. 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий") на ст. 293 УК РФ ("Должностная халатность, приведшая к материальному ущербу"). Вместо 5 лет лишения свободы, которых требовало обвинение, начпрод отделался штрафом в 100 тысяч рублей. А вместо 34,7 млн рублей Серкина обязали вернуть государству лишь 500 тыс. И кто после этого будет оспаривать, что наш суд - самый гуманный в мире?

Когда Серкин услышал приговор, он не смог сдержать слез радости. Но, убоявшись, что обвинение обжалует нежный приговор, он вновь вышел на Букреева - теперь уже через заместителя военного прокурора СКВО Шарифа Ахмедова. На этот раз с Серкина "слупили" по-божески - всего 50 тысяч долларов: 40 тысяч Букрееву и 10 тысяч посреднических - Ахмедову. Несмотря на то, что с 2000 о 2002 годы экс-начпрод СКВО сколотил неплохой капиталец (по сведениям из ряда источников, в Ростове на его имя были зарегистрированы две шикарные квартиры, квартира в Краснодаре, там же - особняк с гаражом, сауной, хозблоком), ему все же пришлось продать принадлежавшую ему парикмахерскую и небольшой продовольственный магазин.

Но в конце концов история с взятками выплыла наружу. Уголовное дело на Букреева было заведено в 2004 году, когда он подал в отставку. 10 марта 2005 года тогдашний генпрокурор России Владимир Устинов направил в Высшую квалификационную коллегию судей представление, в котором просил дать согласие на возбуждение уголовного дела. Коллегия дала согласие заодно и на содержание Букреева под стражей. В ноябре 2006 года Букреев оказался в камере СИЗО.

Но вот какая загвоздка: бывший заместитель главы Северо-Кавказского военного суда Владимир Букреев никоим образом не мог повлиять ни на ход процесса Серкина, ни на его результат. Начпроду не было никакого резона давать ему взятки. Впрочем, по версии следствия, ни Букреев, ни другие фигуранты не собирались вообще ничего делать для Серкина, рассчитывая, что все и так сложится благополучно. Поэтому Букреева обвинили не во взяточничестве, а в мошенничестве.

Вопрос: а почему, собственно, на скамье подсудимых оказался один лишь Букреев? Где посредники - Сергей Мирошниченко и Шариф Ахмедов, получившие по 10 тысяч "зелени"? Почему не оценены по достоинству неблаговидные роли Виктора Коломойцева (который свел Серкина с Мирошниченко)? Оказывается, уголовные дела против Сергея Мирошниченко и Шарифа Ахмедова прокуратура возбуждала, однако закрыла их в связи с "деятельным раскаянием" обвиняемых. И они тут же превратились в "деятельных свидетелей". Равно как и Коломойцев: он ведь денег не получал, просто был сводником… По мнению юристов, есть и другие свидетели, игравшие в деле, мягко говоря, сомнительную роль

Interfax-Russia.ru удалось получить комментарий одного из действующих военных юристов СКВО - на правах конфиденциальности. "Обвинение звучит довольно нелепо, - заметил собеседник Interfax-Russia.ru. - В обоих случаях Серкин обращается непосредственно к сотрудникам прокуратуры. Что вполне понятно, поскольку по первому эпизоду дело вообще еще не было передано в суд. Зачем же прокурорам надо было искать кого-то в суде, чтобы отдать львиную долю полученной мзды? Это бред! Раз они знали, что от Букреева ничего не зависит, то могли просто положить все деньги себе на карман. Не исключено, что именно так они и сделали. А вот для чего зампреда подставили - вопрос другой".

Собеседник Interfax-Russia.ru вспомнил, по его словам, аналогичный случай с осуждением в конце 2001 года прокурора города Новочеркасска (Ростовская область) Николая Воскресова. Воскресов передал московским журналистам компромат, на основе которого "Версия" и "Новая газета" опубликовали ряд материалов, обвинявших руководство областной прокуратуры в смертных грехах, начиная от связей с криминальными "авторитетами" и заканчивая гомосексуальными отношениями. Вскоре прокурор попал на скамью подсудимых. Ему не помог даже блестящий адвокат Юрий Костанов (в свое время, будучи прокурором, он поддерживал обвинение в процессе знаменитых грабителей-"фантомасов"), который в пух и прах разнес доводы гособвинителя. Дело Воскресова строилось на показаниях потерпевших, один из которых уже сидел, а другой находился в розыске, но был привезен следователем прямо в зал заседаний. Ни свидетелей, ни денег вообще не фигурировало, а о "взятках" "потерпевшие" сообщили лишь спустя несколько лет. Однако Воскресов получил семь с половиной лет лишения свободы.

Интересно, что денежных купюр как таковых тоже не существует и в деле Букреева. Если верить следствию, оперативники обнаружили только 8 из 500 помеченных 100-долларовых купюр в банковской ячейке его сына. Причем даже их не изъяли, а почему-то только отксерокопировали. По словам обвиняемого, именно эти ксерокопии были предоставлены в суд как улики.

Не все вяжется и с другими свидетельствами. Так, согласно обвинению, 14 июня 2003 года Сергей Мирошниченко вылетел из Москвы в Ростов и передал Букрееву деньги, полученные от Серкина. Между тем сторона подсудимого представила в суд выписки из полетных листов авиакомпаний, услугами которых в тот день мог воспользоваться Мирошниченко, но в них его имя не значилось. Судья Чижик не принял это во внимание, посчитав, что такие сведения могли "затеряться". Между тем сверку можно было произвести и по финансовым документам. Но суд предпочел не отвлекаться на мелочи.

Но, если принять на веру клятвы Букреева в своей невиновности, остается вопрос: зачем же тогда следствие "перевело стрелки" именно на него? Защитники замглавы Северо-Кавказского военного суда выдвигают несколько версий. Первая и самая экзотическая - месть властей и военных за то, что 25 июля 2003 года Букреев, будучи председательствующим в процессе по делу бывшего полковника Юрия Буданова, задушившего чеченскую девушку Эльзу Кунгаеву, вынес подсудимому довольно жесткий приговор - 10 лет лишения свободы. Не исключает этого и сам обвиняемый.

"У меня нет на руках никаких документов, что это месть за Буданова. Но я не раз наталкивался на мнения, что раз Буданов сел, то и Букреев должен сидеть", - заявил бывший судья, а ныне осужденный.

Однако, по мнению многих журналистов, присутствовавших на суде над Будановым (в том числе и автора этих строк), есть большие сомнения в том, что подобное решение Букреев принимал самостоятельно. Напомним, что незадолго до этого, в канун 2003 года, тот же Северо-Кавказский окружной военный суд освободил Буданова от уголовной ответственности, поскольку полковник был невменяем, не мог в полной мере осознавать общественно опасный характер своих действий и руководить ими. Ему было назначено принудительное лечение в психиатрическом стационаре специального типа. Это вызвало волнения в Чечне, и все пришлось переиграть. Причину откровенно озвучил секретарь Совета безопасности Чечни Рудник Дудаев: "Это важно в преддверии референдума по новой чеченской конституции". Так что не стоит преувеличивать роль Букреева.

Вторая версия, как и в упомянутом деле Воскресова, связана с журналистикой. Согласно ей, Владимир Букреев в свое время передал Анне Политковской ряд засекреченных материалов по делу Юрия Буданова, которые впоследствии она использовала в одной из своих книг. Факт встреч Букреева с журналисткой "Новой газеты" подтвердила и ростовский адвокат осужденного Елена Орлянкина, заметив при этом, что никаких секретов ее подзащитный Политковской не раскрывал, а утечка по делу Буданова исходила из прокурорских источников.

Наконец, наиболее прозаическую версию озвучил сам экс-судья. "Серкин отдавал деньги прокурорам, которые вполне могли распределить их между собой. Им же надо было ответить на вопрос следователей, кому они отдали деньги - не сдавать же им своих. Вот и появилось имя Букреева", - считает осужденный.

Мы далеки от того, чтобы обсуждать справедливость и правомерность решения, принятого Московским гарнизонным военным судом. Для этого существуют соответствующие инстанции, куда намерен обратиться Владимир Букреев. "Мы непременно обжалуем этот приговор", - заявил он. Он также отметил, что во время следственных действий были допущены фальсификация доказательств и подделка протокола судебного заседания.

По мнению многих наблюдателей, действительно бросаются в глаза явные "проколы" следствия, что может свидетельствовать о его тенденциозности. То же самое отметил и суд. Судья Чижик назвал обстоятельства дела исключительными, учитывая противоправную деятельность лиц, которые склонили Букреева к преступлению. Поэтому суд вынес частное постановление в адрес заместителя Генпрокурора РФ, главного военного прокурора, руководителя Военно-следственного управления СКП РФ в связи с ненадлежащим надзором за органами предварительного следствия. Кроме того, суд пришел к выводу, что обвиняемый в посредничестве Букрееву совершил более тяжкое преступление, чем это было квалифицировано следствием, а органы предварительного следствия не дали этому факту надлежащей оценки. В действиях еще одного фигуранта дела имеются признаки преступления, которые также не отразили органы предварительного следствия.

Другими словами, сезон посадки по букреевскому делу, возможно, еще далеко не завершен.

Обозреватель Александр Сидоров

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще