Точка зрения 20 мая 2011 г. 16:53

На грани срыва

Interfax-Russia.ru - Устроить разнос из-за фактического срыва гособоронзаказа российские власти решили лишь после дня Победы. Последовали отставки, но виновных, похоже, "назначали".

Угроза свежим воздухом

Местом для жесткой критики президентом РФ Дмитрием Медведевым руководителей оборонно-промышленного комплекса (ОПК) за невыполнение госпрограммы вооружения и планов по размещению гособоронзаказа объемом в 571,5 млрд рублей стало состоявшееся 10 мая совещание по развитию ОПК. Хотя все могло случиться и раньше.

"Минобороны должно к концу мая завершить размещение гособоронзаказа и представить авансы в соответствии с планом на 2011 и 2012 - 2013 годы", - сообщил тогда Медведев.

Глава государства подчеркнул, что "работа идет очень плохо, медленно, хотя гособоронзаказ был утвержден в декабре 2010 года". Он напомнил, что еще в конце марта говорил о провале госпрограммы вооружений и потребовал найти виновных. Медведев был разгневан тем, что обещания, которые давались на самом высоком уровне, были фактически не выполнены.

Он напомнил, что в послании Федеральному Собранию в 2009 году указывалось, что в 2010 году "необходимо поставить в войска более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, пять ракетных комплексов "Искандер", около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, три АПЛ и один боевой корабль класса "Корвет", 11 космических аппаратов".

"Все это было согласовано со всеми здесь сидящими. Не сделано. Почему? Жду ответа с предложениями. Вы понимаете, что во времена оные половина здесь присутствующих уже занимались бы активным физическим трудом на свежем воздухе", - пригрозил Медведев. Он также призвал уделить внимание инновационной составляющей производства вооружений.

Косвенно ему ответил глава Ростехнологий Сергей Чемезов, выступавший на следующий день на съезде Союза машиностроителей. Там же присутствовал премьер-министр Владимир Путин.

Чемезов назвал одной из основных причин срыва гособоронзаказа несвоевременность заключения контрактов. По его словам, в 2010 году основная часть контрактов с Минобороны была заключена в апреле, июне, а некоторые даже в сентябре. При этом поставить часть продукции нужно было уже осенью того же года.

Если учесть, что длительность технологического цикла изготовления некоторых образцов военной продукции составляет 6-9 месяцев, то предприятия были вынуждены сознательно нарушать предусмотренные технологией сроки, "чтобы не попасть в черные списки Минобороны". Кроме того, такое положение вещей ухудшило качество продукции.

В этом году сроки также уже не выдерживаются. Так, по данным Чемезова, "по состоянию на 1 мая задания гособоронзаказа на 2011 год в части организаций госкорпорации "Ростехнологии" были размещены в объеме 33,2% от планового уровня, зафиксированного в декабре".

Ситуацию, по мнению Чемезова, осложнило то, что организациям госкорпорации предоставлено всего лишь 6,9 млрд рублей в качестве авансов (18% от требуемой суммы), тогда как поставщики комплектующих требуют от головных предприятий ОПК 100% предоплату.

Кроме того, заключая контракты, Минобороны игнорирует часть издержек предприятий (когда, например, какое-нибудь изделие, входящее в состав вооружения, еще не имеет твердой цены, которую требует Минобороны) – в результате рентабельность последних падает до 2-3%. "О каком участии предприятий в инновационном процессе может идти речь на таком уровне рентабельности?", - вопрошал Чемезов.

Впрочем, этот вопрос так и остался риторическим. Путин ответил Чемезову только про возможность введения 100% предоплаты. Такое право правительство может предоставить Минобороны в ближайшем будущем. Однако получат 100% предоплату не все – она будет даваться только основным крупным поставщикам. Остальным она может не понадобиться, потому что, по словам Путина, эти средства "все равно сразу не расходятся". Во-вторых, правительство не хочет давать соблазн предприятиям положить эти деньги на счет или потратить их на другие задачи.

Уволим дважды

Действительным ответом Медведеву стали не слова Чемезова и выгул оборонщиков на "свежем воздухе", а скорые отставки. Так 17 мая были отстранены от занимаемых должностей генеральные директора ОАО "Ижмаш" Владимир Гродецкий и ФГУП "Научно-исследовательский институт электромеханики" Аркадий Хохлович.

Пострадали и начальники в Минобороны РФ. Согласно указу Кремля, с военной службы уволили заместителя начальника главного управления Вооруженных Сил генерал-майора Николая Ваганова, начальника управления развития и организации заказов авиационной техники и вооружения полковника Игоря Крылова и заместителя главнокомандующего ВМФ по вооружению вице-адмирала Николая Борисова. Еще несколько директоров-оборонщиков получили выговоры.

Как предполагают эксперты, виновных попросту "назначили". Роль полковников в срыве сомнительна, поскольку провалу сопутствовали просчеты на более высоком уровне. Генерал-майора Ваганова с упомянутой должности уволили еще осенью 2010 года. Эксперты шутят: видимо, он очень не хотел уходить – раз удостоился чести быть уволенным дважды.

Еще более интересная ситуация с уволенными генеральными директорами. Так ижевчанин Владимир Гродецкий через два месяца должен был выйти на пенсию – его уход был закономерен. А его коллега Аркадий Хохлович потерял должность, которую уже почти год как не имел. Он действительно в течение 10 лет возглавлял ФГУП "НИИЭМ". Однако оно сменило в 2010 году форму собственности и стало ОАО. Более того, с июля 2010 года ОАО "НИИЭМ" возглавил Кирилл Боярчук, у которого Хохлович теперь являлся первым заместителем. Какой должности лишился Хохлович так до сих пор и неизвестно.

По мнению посетителей специализированных форумов, проблемы надо было искать в высших эшелонах власти и в пробелах в законодательстве. В итоге поручение Медведева найти и наказать виновных оказалось почти полностью саботированным.

Интересно, что вице-премьер Сергей Иванов через пару дней после таких увольнений пообещал новые отставки. На встрече с президентом выяснилось, что план размещения контрактов не выполнен – размещено лишь 60% от тех контрактов, что должны были быть заключены до 15 апреля.

Как и Чемезов, Иванов объяснил проблемы прошлого года несвоевременностью заключения контрактов с государственными заказчиками. Например, контракт на поставку трех самолетов Як-130 был заключен в июне 2010 года. "С июня по декабрь контракт технологически выполнить невозможно. Этот самолет уже поступил в войска, но позже, не в декабре прошлого года, а в феврале нынешнего", - сказал Иванов.

Однако вице-премьер посетовал также на нерасторопность предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые не смогли выполнить контракты в срок.

В тот же день слова Иванова о новых отставках подтвердил глава Ростехнологий Сергей Чемезов.

Теперь своих постов лишились гендиректор ФГУП "НИИ "Поиск" (Ленинградская область) Николай Платонов и гендиректор ФГУП "НИИ электронных приборов" (Новосибирск) Валерий Эдвабник. Как объяснили в Кремле, за срыв поставок взрывателей для реактивных систем залпового огня. В отличие от предыдущих отставок здесь обошлось без фактических неточностей.

Еще шесть директоров российских оборонных предприятий получили дисциплинарные взыскания. В частности, сразу трое - за срыв поставок изделий радиоэлектронной борьбы.

Как лучше?

Проблемы с выполнением государственной программы вооружения (ГПВ) и госзаказами, по мнению эксперта, генерального конструктора Института теплотехники (эта организация занимается, в частности, "Булавой") Юрия Соломонова, объясняются механизмом ее финансирования.

"К сожалению, жизненная практика, с которой мы сталкивались в прошлое десятилетие, заставляет думать о том, что и эта очередная программа вооружений носит абсолютно тот же недостаток, которые имели предыдущие. Недостаток ее заключается в том, что на первую пятилетку выделяется существенно меньше финансовых ресурсов, чем на вторую половину десятилетнего срока действия программы. То есть, основные объемы финансирования предполагается израсходовать после 2015 года", - говорит эксперт.

Однако это не значит, что в 2015 году будет все хорошо: предыдущие программы вооружений финансировались лишь в первую пятилетку (как уже сказано, ниже требуемого уровня), а во вторую уже разрабатывалась новая программа. Все повторялось сначала, объясняет Соломонов.

Эксперту также показалась сомнительной новация, которая появилась в ГПВ-2020 – то, что из-за недостатка бюджетных средств оборонным предприятиям предлагается брать кредиты у коммерческих банков. По мнению генконструктора, повышенные (по сравнению с ЦБ РФ) ставки по ним придется оплачивать налогоплательщикам.

По мнению Соломонова, сейчас оборонная отрасль нуждается в конкретных комплексных решениях.

"Сегодня должны быть предприняты экстраординарные меры, которые бы позволили сдвинуть дело с мертвой точки. Иначе в первый же год работы по принципиальному документу - ГПВ-2020, который не имел аналога в предыдущем десятилетии, он будет пущен под откос, как и многое другое, что делается в нашей стране, в соответствии с известным афоризмом: "хотели как лучше, а получили как всегда", - отметил Соломонов.

Так что, несмотря на увеличение финансирования ОПК в 2011-13 годах, проблемы имеются и довольно заметные. Например, серьезный кризис возник в боеприпасной отрасли. Об этом, кстати, еще не будучи уволенными, говорили директора Платонов и Эдвабник.

Сейчас оборонные заводы некоторых регионов стоят на грани выживания. Так, например, сложная кризисная ситуация сложилась на заводах боеприпасной отрасли Челябинской области. Особенно там, где выпускают боеприпасы и спецхимию.

"Она осложняется тем, что до 2015 года на этих предприятиях практически не будет гособоронзаказа. Правительство готовит мероприятия по поддержке, перепрофилированию, но время упущено, - рассказал президент Ассоциации предприятий оборонно-промышленного комплекса Челябинской области Вячеслав Шестопалов, - Всем известна сложная ситуация на заводах "Станкомаш", Челябинский автоматно-механический завод (оба находятся в процедуре банкротства - ИФ), максимально накалилась обстановка на заводе "Сигнал", где уже сокращается 200 человек, непростая ситуация на заводе "Пластмасс".

По мнению Шестопалова, пик кризиса придется на осень – именно тогда стоит ожидать как массовых увольнений, так и отключений предприятий за долги.

Вообще, по мнению эксперта, ситуация в боеприпасной отрасли сейчас очень сложная по нескольким причинам. Во-первых, возник технологический "пробел" – боеприпасы старого класса нужно утилизировать, а нового еще только разрабатываются. Во-вторых, резко упал спрос. Основными клиентами российских заводов боеприпасов были страны Северной Африки. Нестабильность политической ситуации там в последние месяцы негативно отразилась на исполнении и заключении контрактов.

Вместе с тем, идеи как преодолеть кризис в этой отрасли есть. Они, по словам экспертов, лежат в рамках межрегиональной кооперации. Кроме того, предприятия могут быть задействованы в утилизации боеприпасов и производстве пиротехники.

Что же касается гособоронзаказа и ГВП, то, похоже, что порядок там нужно наводить куда более радикальными и более эффективными методами. Иначе бюджетные средства могут со временем превратиться не столько в "самое современное оружие", как этого хочет президент, сколько в тот же самый фейерверк.

Обозреватель Алексей Дружников

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще