Точка зрения 13 марта 2012 г. 16:29

Колония за дезертирство

Interfax-Russia.ru – Суд признал "дагестанского пленника" Андрея Попова виновным в дезертирстве и приговорил к двум годам колонии-поселения.

Саратовский гарнизонный военный суд 13 марта поставил точку в деле саратовского солдата-дезертира, "прославившегося" заявлением о более чем десятилетнем рабстве в Дагестане.

Напомним, что Попов, пропавший во время срочной службы в 2000 году, в августе 2011 года вернулся домой, рассказав, что находился в рабстве в Дагестане, где нелегально работал на одном из местных заводов. По данным Союза солдатских матерей, его в бессознательном состоянии отправили в Дагестан из одной из воинских частей Татищевского военного гарнизона Саратовской области, где он проходил срочную службу.

Как утверждал тогда Попов, ему удалось вернуться в родной город лишь после побега. Он сам пришел в полицию, чтобы написать заявление о том, что стал жертвой похищения. Однако его арестовали и сначала отправили в изолятор временного содержания Ершова, а затем перевезли в Саратов в воинскую часть, расположенную на базе бывшего военного училища ракетных войск. Там 28-летний Попов должен был проходить срочную военную службу до окончания предварительного следствия.

Дело в том, что после того, как Попов объявился, военный следственный отдел СКР по Саратовскому гарнизону возобновил предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному в отношении него в декабре 2000 года по ч.4 ст.337 УК РФ (самовольное оставление места службы, продолжительностью свыше одного месяца).

В октябре прошлого года Попова направили на психиатрическое обследование в клинику Святой Софии в Саратове. По результатам обследования отклонений в психическом здоровье у "дагестанского пленника" врачи не обнаружили.

7 ноября 2011 года Военный следственный отдел СКР по Саратовскому гарнизону завершил расследование уголовного дела в отношении рядового, обвиняемого в дезертирстве. По информации следствия, Попов полностью признал свою вину в самовольном оставлении воинской части и рассказал, где и как он провел все это время.

Между тем сам Попов и его родственники долгое время опровергали эту информацию, однако потом в эфире одного из местных телеканалов, а затем и в блиц-интервью СМИ перед началом первого судебного заседания солдат публично признался в дезертирстве.

Попов даже подавал ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, а также просил сделать судебный процесс над ним закрытым, мотивировав просьбу заботой о безопасности - своей и своих родственников. Но судья Саратовского гарнизонного суда принял решение рассмотреть дело в общем порядке и в открытом режиме, мотивировав свое решение необходимостью исследовать все доказательства и тем, что в ходе процесса не будут озвучены сведения, составляющие гостайну.

На рассмотрении дела в общем порядке настаивал гособвинитель Алексей Селиванов. Он уточнял, что фактически местонахождение рядового Попова было неизвестно с 30 сентября 2000 года по 24 декабря 2010 года. "В это время он работал добровольно под вымышленными именами в Саратовской области и Дагестане, предъявляя поддельные документы и указывая в анкетах неточную информацию о себе", - заявлял прокурор.

В свою очередь правозащитники рассчитывали, что рассмотрение дела в общем порядке дает Попову шанс на оправдание. "При грамотном поведении адвоката вся так называемая "доказательная база" по делу Попова рассыплется, и его могут оправдать", - заявляла агентству "Интерфакс-Поволжье" председатель Саратовского регионального Союза солдатских матерей Лидия Свиридова, удивляясь, почему на общем режиме настаивало гособвинение, а не сам Попов и его защитник.

Впрочем, материалы, озвученные в ходе судебных заседаний, не оставили "дагестанскому пленнику" шансов избежать обвинительного приговора. Так, из исследований Попова на полиграфе эксперты сделали вывод, что солдат оставил свое место службы без принуждения и давал недостоверную информацию о причинах своего невозвращения в воинскую часть.

Заместитель военного прокурора Саратовской области Алексей Селиванов на основе рентгеновских исследований также опроверг информацию о многочисленных переломах, которые Попов якобы получил во время работы на кирпичном заводе в Дагестане.

Кроме того, гособвинитель опроверг информацию, что солдата принудительно содержали на кирпичных заводах в Дагестане. В частности, в качестве доказательства его вины Селиванов представил заявление Алексея Минича (под этим именем, по данным обвинения, Попов работал в Дагестане) о приеме на работу в ООО "ПСП Стройсервис" (Каспийск, Дагестан) в качестве разнорабочего.

Причем Попов подтвердил подлинность своей подписи под документом, пояснив, что написал заявление добровольно. Подсудимый также подтвердил, что самостоятельно приехал на кирпичный завод - никто его туда силой не привозил. По его словам, он рассчитывал там немного заработать и потом вернуться домой.

К тому же суд выяснил, что обвиняемый в дезертирстве саратовский солдат в Дагестане жил гражданским браком с местной жительницей. Из показания руководителя молочно-торговой фермы "Татаюртовский" (Дагестан) Мустафы Омарова следовало, что Попов под именем Андрей Минич работал у него на ферме в 2009-2011 годах с перерывами и во время своего пребывания якобы в дагестанском рабстве был гражданским мужем мусульманской девушки по имени Айхарат Курбанчиева. В суде были приведены также показания самой Ахсарат, подтвердившей, что она жила с Андреем на ферме гражданским браком. Попов также не отрицал факт гражданского брака.

В итоге гособвинение потребовало приговорить Попова к четырем годам колонии общего режима, настаивая на том, что уважительных причин для самовольного оставления военной службы у него не было, и никаких мер для возвращения в часть Попов с 2000 по 2011 год не предпринимал. "С родственниками не общался. О совершении им воинского преступления никому не рассказывал. Свободно распоряжался своим временем",- отметил представитель гособвинения.

При этом он напомнил, что из свидетельских показаний, озвученных в суде, следует, что Попов имел возможность свободно распоряжаться заработанными деньгами, у него был ноутбук и мобильный телефон, "с помощью которых он, при желании, мог связаться с родными и сотрудниками правоохранительными органами, чтобы сообщить о своем местонахождении, но этого не сделал".

Со своей стороны адвокат солдата Андрей Бессонов просил суд при назначении наказания изменить категорию преступления на менее тяжкую и назначить Попову наказание, не связанное с лишением свободы. Свою просьбу он мотивировал тем, что Попов чистосердечно раскаялся и признал свою вину.

Подсудимый в своем последнем слове также попросил "учесть его раскаяние и назначить меру наказания, не связанную с лишением свободы".

13 марта Саратовский гарнизонный военный суд признал рядового виновным в дезертирстве. "Судья нашел показания Попова о насильном пребывании в Дагестане не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. В рабстве он не находился. Суд квалифицировал действия подсудимого как "дезертирство", - говорится в тексте вынесенного судебного решения.

При этом, по словам председательствующего на процессе судьи гарнизонного суда Игоря Суровцева, суд учел смягчающие вину обстоятельства: чистосердечное признание, явку с повинной, состояние здоровья и приговорил Попова к двум годам колонии-поселения. Вместе с тем, в качестве отягчающих вину обстоятельств судья назвал "длительность пребывания вне воинской части и общественную опасность данного преступления (дезертирство)".

"Я надеялся на такой приговор", - заявил в свою очередь осужденный. Его адвокат Андрей Бессонов также остался удовлетворен вынесенным решением. "На наш взгляд, это мягкий приговор. Андрей Попов тоже удовлетворен. Я бы не советовал ему обжаловать приговор", - сказал защитник журналистам.

Между тем глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова считает решение суда незаконным. "Попов не является субъектом воинского преступления, поскольку он не годен по здоровью для военной службы, а, следовательно, воинское преступление ему нельзя было вменить. Приговор заведомо неправосудный, заведомо незаконный", - пояснила она агентству "Интерфакс-АВН" свою точку зрения.

По ее словам, по внешнему виду Попова видно, что он больной человек, в частности, у него нет многих зубов. "То, что судья на это не посмотрел и не поинтересовался, что там с военно-врачебной экспертизой, конечно, это означает низкую квалификацию судьи", - считает Мельникова.

Она убеждена, что родственникам и адвокатам необходимо писать кассационную жалобу, в ином случае Попова отправят отбывать срок. "У меня такое жуткое ощущение, что его там сгноят, потому что он, конечно, совсем никакой по здоровью", - отметила Мельникова.

В свою очередь Союз солдатских матерей Саратовской области ждет вступления приговора в законную силу, после чего намерен добиваться возбуждения, как минимум, трех уголовных дел в отношении руководителей силовых и контрольных ведомств Дагестана. "Как я и обещала, мы приступаем ко второй фазе "дела Попова", - заявила агентству "Интерфакс-Поволжье" глава правозащитной организации Лидия Свиридова, отметив, что "военные следователи накопали много чего".

В частности, она обратила внимание на то, что Попов без документов все эти годы "свободно передвигался по Дагестану под чужой фамилией, свободно трудоустраивался то на одно предприятие, то на второе, то на третье, и даже сумел, как говорят, жениться". По мнению правозащитницы, если это действительно так, "то ни один из руководителей правоохранительных органов в Дагестане оставаться в своем кресле не имеет права".

Свиридова также напомнила, что суд установил, что Попов в Дагестане работал на многих предприятиях, и везде ему платили зарплату. "При этом следствие установило, что налоговые начисления на счет Андрея не вносились работодателями. Причем, не одним, а всеми. Более того, у него (Попова - ИФ) нет ни ИНН, нет страхового полиса, ни пенсионного страхового полиса. Это все - грубейшее нарушение прав человека", - отметила она.

Что касается самого приговора, то здесь, по словам Свиридовой, против Попова работала "огромная следовательско-прокурорская машина": "Конечно же, одному человеку противостоять ей невозможно. Очень многие структуры были заинтересованы в том, чтобы Попов был лишен свободы, чего, собственно, они и добились".

Обозреватель Анастасия Николаева

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще