Пора домой: живущих за рубежом соотечественников ждут на Дальнем Востоке и в Сибири
 
Следствием установлено: "Роскосмос" назвал официальную версию крушения ракеты "Союз"
  
Массовое убийство: студент в Керчи убил 18 человек, еще 40 ранил
 
   
INTERFAX.RU
ТУРИЗМ
НЕДВИЖИМОСТЬ
СКАН | СПАРК | СПАРК-Маркетинг | Образование | Военные новости | Interfax.com            

Вход для подписчиков 

Главные события
 


Новости Урала
 Общество все новости
 Происшествия все новости
 Экономика все новости
 
Новости подготовлены информационным агентством "Интерфакс-Урал"

оформить подписку
 

Репортаживсе репортажи
17.10.18   11:20

16.10.18   13:33
 
Эксклюзив
13.04.16 11:10

Антрополог А.Терехина: "Сложные ситуации в тундре сплошь и рядом"

            Необычный научный эксперимент провели двое ученых из Санкт-Петербурга. Для того, чтобы всесторонне изучить культуру современных оленеводов, они на целый год отправились жить в тундру. Антрополог Александра Терехина и ее супруг археолог Александр Волковицкий во время своей этнографической экспедиции "Настоящие люди" кочевали вместе с семьей ненцев-оленеводов с апреля 2015 года по апрель 2016 года, их путь лежал от южных районов полуострова Ямал до берега Карского моря. О том, насколько сложно было находиться вдали от цивилизации, получилось ли приспособиться к тундровому образу жизни, как удалось справиться с холодом, Александра Терехина рассказала в интервью агентству "Интерфакс-Урал".

            - Александра, расскажите, пожалуйста, как вы решились на такой эксперимент?

            - Я антрополог, занимаюсь культурой народов Севера. Недавно переехала из Москвы в Санкт-Петербург, старые дела завершила, новые не успели появиться. Поэтому мы с Александром выбрали именно это время для столь длительной экспедиции.

            - Почему именно такой временной промежуток - год?

            - Вообще, для работы антрополога, для исследования, нет определенного срока, все зависит от целей. Мы поставили себе целью комплексное изучение жизни оленеводов-частников в разные периоды хозяйственного цикла, то есть зимой, весной, летом, осенью.

            Кроме того, мы проводили отдельный эксперимент и организовали группу кочевого детского сада, пытались понять, в какие периоды можно заниматься образовательной деятельностью, а в какие сделать это не получается.

            - Насколько длительной и сложной оказалась подготовка к экспедиции? Ведь нужно было найти семью, с которой кочевать, приобрести одежду, и так далее.

            - Идея возникла еще осенью 2014 года. Затем мы ее обдумывали, обсуждали. Реализация оказалась возможна, поскольку в экспедиции на Ямал я езжу с 2008 года, за это время появились определенные связи, знакомства. Основным вопросом был выбор семьи, в которой нам предстояло жить. Нам хотелось, чтобы это была классическая семья, где представлены разные поколения, и которая бы занималась частным оленеводством.

            Договориться оказалось непросто, ведь далеко не каждый согласится на то, чтобы посторонние люди в течение года жили у него в чуме. Но нам помогло Ямальское районного общественное движение коренных малочисленных народов Севера "Ямал". Решив этот вопрос, мы начали техническую подготовку. Закупили, при частичной спонсорской поддержке, теплую одежду, нарты (деревянные длинные сани - ИФ). Оленеводы во время перекочевки перевозят свои вещи караванами нарт с пассажирами и вещами. У каждого человека должна быть своя нарта, на которой он едет, и грузовые. Всего у нас с Александром было пять нарт, одну из них полностью заняли учебные материалы для детей.

            Сейчас, спустя год, мы понимаем, что многое надо было делать иначе, мы не учли ряд нюансов.

            - До этой экспедиции у вас было представление о жизни в чуме, но с какими непредвиденными трудностями пришлось столкнуться на практике?

            - Действительно, раньше приходилось работать в тундре, но во время этой экспедиции в какие-то моменты мне казалось, что все прежние знания - абсолютно ничто по сравнению со знаниями, приобретенными здесь. Сейчас, через год, видится, что страшных трудностей нет, но в начале ожидали разных проблем. Думали, что будет холодно. Сомневались, особенно я, сможем ли справляться с оленями, вести аргиш (караван нарт - ИФ). Переживали и о здоровье. Маршрут кочевания проходит в отдаленных районах, до медицинской помощи далеко. Да, у нас был с собой спутниковый телефон, чтобы вызвать рейс санитарной авиации, была большая аптечка, но ведь случиться могло что угодно, а помощь поспеет далеко не сразу.

            В итоге весь наш запас лекарств остался почти нетронутым. Простудные заболевания обошли нас стороной, если не считать начального периода, когда организм адаптировался к новым условиям.

            - А как насчет холода? Подтвердились ли эти ваши опасения?

            - Надо сказать, что нам повезло с погодой. Осень была сухая, почти без дождей, а зимой обошлось без сильных морозов, максимум, доходило до минус 36. Самым тяжелым оказалось время первых заморозков. Мы кочевали в летнем чуме, с летними покрышками из брезента и дорнита, а до зимних меховых покрышек нужно было проехать большое расстояние. Ненцы стараются лишнего с собой не возить, по пути кочевания они обычно оставляют нарты с ненужными в данный момент вещами, четко рассчитывают, какой груз везти оленям.

            Перед отъездом в тундру я думала, что, наверняка, будет холодно. Но все зависит от одежды. Если ты одет хорошо, тогда не холодно, и меховая одежда для таких условий самая оптимальная. Второй момент - топишь ли ты печь-буржуйку и как это делаешь. За дрова, за растопку и вообще за тепло в чуме отвечает хозяйка. Дрова мы старались экономить, если за ними надо было далеко ехать, их в тундре мало, да и что это за дрова? Кустарники, карликовые березки, тальник.

            Но в зимний, самый холодный период, на нашей стоянке в районе станции Юрибей железной дороги Обская-Бованенково были дрова, которые завезла районная администрация. Есть такая практика, когда на крупные станции или фактории завозятся настоящие березовые дрова, и любой оленевод может взять столько, сколько нужно. Наши мужчины на снегоходах ездили за бревнами, и мы всю зиму топили печь хорошими дровами. Было тепло.

            - Сложно ли вам было приспособиться к обычной для жителей тундры, но непривычной для городских жителей работе?

            - Во время прошлых поездок на Ямал многие виды работы мне были знакомы, но все равно поначалу я не знала, как себя применить. Хозяйка что-то быстро делает, мне хочется помочь, но понимаю, что не могу работать в том же темпе. Постепенно, конечно, стало получаться. Наше пожилое поколение, родители хозяина, с конца апреля до середины декабря жили на берегу реки Юрибей в так называемом "стоячем чуме", ловили рыбу, а мы кочевали по всему маршруту. Так получилось, что в нашем с Александром распоряжении оказалась целая половина чума. Понятно, что там жили и дети, но хозяйкой своей половины была я. При перекочевке нужно собрать все вещи, вынести их, правильно снять покрышки, шесты. Соответственно, при прибытии на новое место необходимо все это обратно поставить. Через несколько перекочевок мы приспособились, поняли, что нужно делать.

            А из трудных дел для меня стала растопка печки тальником. Это довольно тонкие прутья, которые сначала рубятся на части по 50 см, а затем их через верхнюю дырку печки нужно засунуть внутрь, чтобы они плотно друг к другу прилегали, после чего разжечь огонь. Если ты плохо набил печку, то он не разожжется. Не сразу получалось правильно набивать печь.

            - Александра, а опишите, пожалуйста, ваш обычный, среднестатистический день в тундре, его распорядок.

            - Многое зависит от времени года. В летний период, начиная с мая, наша семья объединилась с другими оленеводами-частниками. Обычно летом так и происходит, чтобы легче было караулить оленей. В период полярного дня круглосуточно светло, и мы вели почти что ночной образ жизни. И каслали (кочевали - ИФ) ночью, и в остальные дни могли встать в полдень или после обеда, но при этом лечь спать в три часа ночи.

            Утром всегда первой встает женщина. Варится чай, когда он готов, хозяйка будит всех и начинается утреннее чаепитие. Затем все занимаются разными хозяйственными делами. Летом мужчины ходят дежурить, охранять стадо. Если зимой олени находятся на пастбище, копают ягель, далеко не расходятся, и хозяин может съездить проведать их раз в два-три дня, то летом, когда олени едят зелень и спасаются от назойливых насекомых, без пастуха могут уйти далеко-далеко. Ночные и дневные дежурства в это время года обязательны.

            Когда мы не кочевали, в мои обязанности входило занятие с детьми нашей кочевой группы детсада. Я собирала детей-дошкольников, мы играли в развивающие игры, рисовали, лепили из пластилина и многое другое. Также был один будущий школьник, я его готовила к школе, учила читать, писать. Вечером, как правило, если есть электрогенератор, то можно включить ноутбук и смотреть кино. У нас с собой было много разных фильмов, за год мы практически не повторялись.

            - Чего вам больше всего не хватало в тундре из благ цивилизации?

            - Наверное, информации. У нас были с собой электронные книги, но они сломались. Были компьютеры, но не всегда можно было их зарядить. В тундре нет большого объема информации и частоты событий, характерных для городской жизни, но постепенно к этому привыкаешь. Со временем эта проблема стало казаться не столь существенной.

            - Насколько часто в тундре бывают экстремальные ситуации? Попадали ли вы в них?

            - Конечно, жизнь довольно опасная, многое зависит от погоды, а она зачастую непредсказуема. Как-то раз нам нужно было проехать на снегоходе от чума до поселка 250 км. Утром выехали, погода была прекрасная, солнечная. А уже через несколько часов началась пурга, ничего не видно. Мы застревали в сугробах, толкали снегоход.

            Вообще, глава семьи, в которой мы жили, очень осторожный человек, сильно рисковать не станет. Он сам по себе такой, а еще у него шестеро детей, за них чувствует ответственность, да и за нас тоже.

            Разные сложные ситуации в тундре сплошь и рядом. При нас осенью погиб близкий родственник семьи, в подробности не буду вдаваться по этическим соображениям. Хозяева уехали помогать родственникам, мы с Александром и детьми оставались одни на хозяйстве. Иногда и Александр уезжал. Вроде бы чего-то сложного физически не было, но психологическая нагрузка серьезная.

            - Вы год прожили в семье оленеводов и теперь знаете их проблемы не понаслышке. Действительно ли чувствуется нехватка пастбищ для оленей, техногенная нагрузка на природу из-за промышленного освоения полуострова Ямал?

            - На Ямале выпасается больше оленей, чем их могут прокормить пастбища, нехватка ягельных мест очевидна. Когда мы кочевали, проезжали места, про которые хозяин говорил, что раньше здесь было хорошее ягельное пастбище, а сейчас вытоптано. Не всегда из-за промышленного освоения, зачастую самими оленеводами.

            Но на территории Ямальского района есть крупные промышленные объекты, при их строительстве пастбища были отчуждены. А сейчас планируется строительство железной дороги Бованенково-Сабетта, которая будет пересекать полуостров Ямал поперек, перекрывая маршруты кочевания. Каким образом эта проблема будет решаться, непонятно.

            Кроме того, существует такая проблема, что оленеводы-частники находятся вне правового поля, маршруты каслания, их права на землю не закреплены. Однако недавно вышел новый закон об оленеводстве, который уравнивает в господдержке и оленеводческие предприятия, и частные хозяйства. Проблем много, как и у любого сообщества. Например, мало невест в тундре. После обучения в школах-интернатах девушки не хотят возвращаться в тундру.

            -Александра, вы собрали уникальный богатейший материал. Что планируете делать с ним?

            - Хотелось бы издать книгу. Может быть, две. Одна в научно-популярном формате, вторая - научная монография. Есть задумки по созданию фотовыставки, планы по выступлению на различных семинарах и конференциях.

            -Сложно ли вам сейчас адаптироваться к обычной жизни?

            - Да. В домах везде кажется душно. В тундре не болели, а тут начинаем заболевать.

            - А чего вам больше всего из тундровой жизни будет не хватать в жизни обычной?

            - Мы привязались к людям, с которыми жили, будем по ним скучать. Привыкли, что постоянно на природе, перед собой открытое пространство, а теперь придется обходиться без этого. Будет не доставать натуральной еды, простоты и в отношениях, и в отношении к жизни.

            - Поменялся ли ваш взгляд на жизнь, ценности?

            - Наверное, да. В чем-то мы стали проще, в чем-то грубее.

            - Радовались ли, что год закончился, или испытывали сожаление?

            - Конечно, было сожаление, что пора уезжать. Но эти чувства мы переживем, и будет новый период в жизни. Тем более, мы планируем вернуться как для научной работы, так и просто в гости.

Читайте нас в Яндекс-Новости 



версия для печати    |    сообщить новость    |    копировать в блог


Другие материалы раздела
  11.10.16 11:57
Директор департамента образования и молодежной политики ХМАО Л.Ковешникова:
"В ХМАО к 2019 году будут работать шесть детских Кванториумов"
.
  05.10.16 13:41
Директор дивизиона "Мегамарт" А.Комиссаров:
"Нашим поставщиком может стать любой производитель с отлаженной системой контроля качества и развитой логистикой"
.
  04.10.16 12:51
Ректор Тюменского индустриального университета О.Новоселов:
"Мы готовим ровно столько инженеров, сколько необходимо нашим партнерам - строительным и нефтегазовым компаниям"
.
  20.09.16 11:37
Директор АО "Уралкабель" А.Жужин:
"Мы планируем поставлять продукцию для мировых автомобильных брендов"
.
  19.09.16 16:09
Главврач тюменского Медгорода А.Кудряков:
"В 2017 г. мы начнем клинические испытания лекарств от рака, основанных на генной инженерии"
.
  12.09.16 10:29
Директор НАЦ РН им.В.Шпильмана А.Шпильман:
"В 2020-30-х годах уровень добычи на Баженовской свите составит десятки млн тонн нефти в год"
.
  10.08.16 18:09
Вице-губернатор Челябинской области Р.Гаттаров:
"Проведение саммита ШОС - не самоцель, а возможность для развития"
.
  02.08.16 11:06
Гендиректор "Синара-Девелопмент" Т.Уфимцев:
"Мы строим стадион, проектируем зоопарк и планируем выход на новые рынки"
.
  21.07.16 16:51
Замгубернатора ХМАО П.Сидоров:
"Югра готова поддерживать предприятия, развивающие принципы бережливого производства"
.
  20.07.16 17:19
Замгубернатора Тюменской области В.Вахрин:
"Нужно использовать все инструменты для эффективного управления сферой ЖКХ"


предыдущаяследующая

Поиск  Выбор даты 

Поиск:
 за период:
с 
по 
 



Точка зрениявсе материалы
 




  Об "Интерфаксе"   |   Контакты   |   Реклама на сайте

Rambler Top100    

Партнер Рамблера

Обнаружили ошибку на сайте? Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

     

Сетевое издание «Интерфакс-Россия». Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 64321 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 25.12.2015.

Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального пользования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения "Интерфакса". Полные тексты сообщений агентства доступны подписчикам изданий "Интерфакса".

Copyright © 1991-2018 Interfax. Все права защищены.

Условия использования информации   |   Запрещено для детей   |   Политика обработки персональных данных   |   Выходные данные
разработка : web.finmarket