Точка зрения 8 февраля 2011 г. 10:27

Взрывная волна

Interfax-Russia.ru – После теракта в Домодедово 24 января по России прокатилась волна телефонного терроризма. Но, похоже, ответственность за подобные нарушения очень скоро ужесточат.

Последствиями теракта в Домодедово стали не только заполненные больницы и законодательные поправки, направленные на борьбу с терроризмом, но также целый шквал анонимных угроз о возможности других взрывов.

Угроза спокойствию

От подобной "активности" пришлось пострадать, прежде всего, жителям столицы. За пару недель, прошедших с момента теракта, "лжетеррористической атаке" подверглись столичные торговые центры, школы, больницы, аэропорты, станции метро, телецентр "Останкино", железнодорожные вокзалы и даже здание Госдумы. Сообщения об угрозах взрыва столичная милиция и сейчас получает примерно один раз каждые пять-шесть часов.

Иногда, правда, доставалось и жителям других городов. Так, например, 6 февраля неизвестный в Твери "заминировал" здание МЧС (угроза взрыва оказалась ложной), а 7 февраля его "коллега" в Новосибирске - здание, где располагается отряд ДПС ГИБДД (там также ничего взрывоопасного не нашли).

Иногда звонящие не ограничивались угрозой одному городу. Например, отличился житель Саратова, который 7 февраля "заминировал" транспортные узлы сразу нескольких городов. Со своего домашнего телефона он позвонил в Москву и сообщил о том, что с 15:00 до 20:00 следует ожидать очередного теракта в Домодедово. Кроме того, по его словам, террористическая угроза нависла над Павелецким вокзалом столицы.

Не обошел вниманием "лжетеррорист" и родной город. "Благодаря" ему правоохранительные органы эвакуировали 30 человек из саратовского аэропорта и 100 человек с местного железнодорожного и авто- вокзалов. Аноним умудрился "заминировать" даже местный речной вокзал, но оттуда эвакуировать никого не пришлось, потому что февраль для навигации, мягко говоря, неподходящий месяц.

Как выяснилось, все сообщения "лжеминера" оказались ложными. Сотрудники правоохранительных органов довольно быстро вышли на его след: примерно через полтора часа после телефонных звонков. Горе-террористом оказался 19-летний безработный, который к тому же он был пьян.

Впрочем, надо отдать должное, часто звонят действительно обеспокоенные, бдительные граждане. Так, например, станции московского метрополитена "Нагатинская" 26 января, "Щелковская" 28 января и "Октябрьская-кольцевая" 6 февраля частично или даже полностью оцепляли из-за обнаруженных там пассажирами подозрительных предметов. Как правило, этими предметами были пакеты с бесхозным мусором.

А вот здание телецентра Останкино "заминировал" человек, который сообщил о том, что услышал краем уха разговор про возможный взрыв между незнакомыми ему людьми. Его на всякий случай задержали, чтобы выяснить, как выглядели эти неизвестные ему люди.

Между тем, психологи считают одной из причин "лжетерроризма" то, что информационный шлейф после теракта в Домодедово все еще не утих. Особенно "чутко" внимают сообщениям о трагедиях, а затем распространяют слухи о грядущих катастрофах люди с психическими отклонениями, страдающие депрессией и алкоголики.

Впрочем, иногда "лжеминерами" двигают и другие мотивы. Порой "лжетеракты" – это специфический способ мести. Причем пользуются им не только беспризорники или бомжи, которые мстят гоняющей их милиции, но и вполне благополучные граждане.

Так, например, в начале февраля охранник торгового центра "ИКЕА" в районе Теплого Стана (Москва) подкинул письмо об угрозе взрыва в ящик для писем и предложений. Позже он сам же нашел это письмо и сообщил своему руководству о возможной трагедии. Однако подмосковной милиции удалось довольно быстро задержать "лжеминера". Оправдываясь в милиции, он заявил, что хотел отомстить начальнику смены, с которым у него натянутые отношения.

Интересно, что другие его коллеги использовали "лжетеррористическую истерию" для… продвижения по службе. Так 29 и 30 января охранники московских ТЦ "Мега – Белая дача" и ТЦ "Вегас" тоже в письменном виде сначала "заминировали", а затем "обезвреживали" свои места работы. Сейчас им грозит судное разбирательство.

Жить не по лжи

Вне зависимости от мотивов все уголовные дела за лжеминирование возбуждаются по одной статье – 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма). Эта статья предполагает ответственность в виде денежного штрафа до 200 тысяч рублей, либо лишения свободы на срок до трех лет.

Интересно, что в других странах ответственность за лжетерроризм куда строже. Ведь на ликвидацию потенциальных угроз, как правило, тратятся огромные средства. Так, например, по сообщениям "Российской газеты", в странах СНГ аноним может получить от 3 до 10 лет лишения свободы. А в США "лжетеррориста" могут засадить и на 50 лет. В России же преступники такого рода чаще всего выходят на свободу уже через несколько месяцев или вообще отделываются штрафом или условным наказанием.

О том, что наказание за лжетерроризм в России тоже может быть ужесточено, 4 февраля сообщил советник председателя Национального антитеррористического комитета Андрей Пржездомский.

"Из наших выступлений видно, что мы поддерживаем ужесточение санкций. Лжетеррорист - это пособник реальных террористов, и законодатель уже готов ужесточить наказание в этом направлении", - отметил он.

При этом Пржездомский призвал россиян ответственнее относиться к сообщениям о фактах терроризма. "В случае заведомо ложного сообщения о факте терроризма люди должны понимать, что понесут ответственность", - подчеркнул советник председателя Национального антитеррористического комитета.

В свою очередь представитель ФСБ Сергей Суховеев сообщил, что раньше большинство лжетеррористов сообщали о минировании учебных заведений, однако в последнее время число таких сообщений уменьшилось вдвое.

"Ложно сообщая о заложенных взрывных устройствах, школьники пытались сорвать уроки или контрольные работы, однако благодаря усилиям правоохранительных органов и современной технике нам удалось улучшить здесь ситуацию, и количество проявлений школьного лжетерроризма к настоящему времени снизилось в два раза", - подчеркнул Суховеев, не уточнив, правда, что это были за усилия.

Известно, что проект закона об ужесточении ответственности за телефонный терроризм уже находится в Госдуме. Оказывается, что необходимость такой меры подтвердил опыт 2010 года, в течение которого правоохранительные органы получили более 2,5 тысяч анонимных угроз о взрывах. Для сравнения, после теракта в Домодедово сообщений-угроз было "всего" около трех десятков. Интересно, что, по словам представителей НАК, с 2006 по 2009 годы включительно число анонимных угроз последовательно снижалось.

Ужесточить могут как материальную составляющую наказания за лжетерроризм (штраф планируют увеличить до 500 тысяч рублей), так и "тюремную" (сажать в рамках новой редакции закона будут на срок до пяти лет).

Впрочем, некоторые эксперты сомневаются в том, что такие "скромные" поправки что-либо изменят. Сам представитель НАК признался, что скорее согласился бы с американской нормой наказания за ложное сообщение о готовящемся теракте - до полувека тюремного заключения.

Впрочем, в расследовании таких преступлений один несомненный плюс все же есть: современная техника позволяет российским правоохранителям вычислять и задерживать практически любого анонима. К сожалению, в расследовании настоящих терактов правоохранители не всегда могут похвастаться 100% раскрываемостью преступлений.

Обозреватель Алексей Дружников

Читайте нас в
  • ya-news
  • ya-dzen
  • google-news
Показать еще